Понедельник, 23.04.2018, 03:01

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Часть 3

Академия

Академия.

Это рассадник лжи, объединяющей дровское общество; это подлинный питомник: фальши, повторяемой столь часто, что она кажется истиной вопреки любым доказательствам обратного. Уроки веры и справедливости, преподаваемые здесь молодым дровам, настолько явно опровергаются повседневной жизнью развращенного Мензоберранзана, что трудно понять, как можно им верить. Тем не менее им верят.

Даже теперь, по прошествии десятилетий, самая мысль об этом месте пугает меня., причем, страшна не физическая боль, не постоянное ощущение грозящей опасности,– за эти годы я прошел мною не менее опасных дорог. Академия Мензоберранзана внушает страх, когда подумаешь о тех, кому удалось выжить, о выпускниках, которые живут – и наслаждаются жизнью – в атмосфере вредных измышлений, формирующих их мировоззрение.

Они живут с твердым убеждением, что все дозволено, если ты умеешь выйти сухим из воды, что главная цель существования – самоутверждение, что власть дается только той или тому, кто достаточно силен и достаточно хитер, чтобы выхватить ее из слабеющих, рук недостойных ее. В Мензоберранзане нет места состраданию, а между тем именно сострадание, а не страх вносит с огласив в жизнь большинства рас. Именно согласие, направленное на достижение общих целей, есть первое условие величия.

Ложь порождает в дровах страх и неверие, доказывает несостоятельность дружбы с помощью острия меча, благословленного Ллос. Ненависть и безмерные амбиции, поощряемые этими аморальными принципами, стали участью моего народа и его слабостью, ошибочно принимаемой им за силу. А результат – парализующее, параноидальное существование, которое дровы называют «состоянием постоянной готовности».

Не знаю, как мне удалось выжить в Академии, как удалось достаточно быстро понять лживость этих, принципов, чтобы действовать вопреки им и тем самым еще больше укреплять веру в то, что я всегда ценил превыше всего.

Думаю, это заслуга моего учителя Закнафейна. Благодаря многолетнему жизненному опыту Зака, наполнившему его горечью и столько ему стоившему, я и сам научился слышать крики: крики протеста против убийственного предательства и крики ярости, испускаемые предводительницами дровского общества, верховными жрицами Паучьей Королевы,– они столь долго эхом отдавались в моем мозгу, что навсегда остались в моей памяти. И еще – крики умирающих детей.

Дзирт До'Урден

Глава 12

Этот враг‑"они"

В снаряжении, приличествующем сыну благородного семейства, с засунутым за голенище сапога кинжалом (по совету Дайнина), Дзирт ступил на широкую каменную лестницу, ведущую в Брешскую крепость, Академию дровов. Он поднялся наверх и прошел между гигантскими колоннами, провожаемый безразличными взглядами двух стражников, студентов последнего курса Мили‑Магтира.

По территории Академии слонялись дюжины две других молодых дровов, но Дзирт почти не обратил на них внимания. Его воображением и мыслями целиком завладели три здания внушительного вида. Слева высилась остроконечная сталагмитовая башня Магика, школы магов. Здесь Дзирту предстояло провести первые шесть месяцев своего последнего, десятого года обучения.

Прямо перед ним, в глубине, неясно вырисовывались очертания самого впечатляющего здания – Арак‑Тинилита, школы Ллос,– высеченного из камня по образу и подобию гигантского паука. По убеждениям дровов, это было самое важное заведение Академии, поэтому предназначалось оно в основном для женщин.

Студенты‑мужчины проводили в стенах Арак‑Тинилита только последние шесть месяцев обучения.

Но если наиболее живописными были здания Магика и Арак‑Тинилита, то для Дзирта самой значительной в этот первый момент показалась пирамидальная постройка справа – Мили‑Магтир, школа боевого искусства. Этому заведению суждено было стать домом Дзирта на ближайшие девять лет. А товарищами его, как он понимал, станут эти темные эльфы, гуляющие по двору,– такие же, как он, воины, собирающиеся начать обучение.

Класс из двадцати пяти учеников был необычно большим для школы бойцов. Но еще более необычным было то, что несколько новичков принадлежали благородным семьям. Дзирт задумался, сможет ли он устоять перед ними, не уступают ли навыки, которые дал ему Закнафейн, тем, что они приобрели у оружейников своих почтенных семейств.

Мысль эта с печальной неизбежностью вернула его к последней схватке с учителем. Дзирт поспешил отогнать воспоминания о неприятной дуэли и особенно о тех беспокоящих вопросах, которые возникли у него под влиянием речей Зака.

Сейчас не время для сомнений. Ему предстоит самый серьезный экзамен и самый важный урок в его молодой жизни – Мили‑Магтир.

–Привет!– раздался голос сзади.

Обернувшись, Дзирт увидел другого новичка, с неловко болтающимися на поясе мечом и кинжалом, выглядевшего еще более неуверенно, чем Дзирт, что несколько успокаивало.

–Я – Келноз из Дома Кинафин, Пятнадцатого дома,– сказал новичок.

–Дзирт До'Урден из Дармон Н'а'шез6ернона, Дома До'Урден, Девятого дома Мензоберранзана,– ответил Дзирт, слово в слово повторив указания, полученные от Матери. Мэлис.

–Из благородных!– заметил Келноз, оценив значение того, что фамилия Дзирта соответствует названию Дома. Он склонился в низком поклоне:

–Для меня это честь.

Дзирту начинало здесь нравиться. По тому, как обычно относились к нему дома, он едва ли мог чувствовать себя благородным. Однако уже через мгновение, когда появились учителя, приятное ощущение собственной важности, возникшее после приветствия Келноза, исчезло.

Среди учителей был Дайнин, его брат, который, впрочем, заранее предупредил Дзирта, чтобы тот не рассчитывал ни на особое внимание, ни на снисхождение.

Вместе с остальными студентами Дзирт устремился в здание Мили‑Магтира, погоняемый хлыстами наставников и обещаниями наказать тех, кто замешкается. Они толпой пробежали по коридорам и очутились в овальной комнате.

–Сидите или стойте, как хотите!– зарычал один из наставников. Заметив двух студентов, которые шептались друг с другом, наставник схватил свой хлыст и сбил одного из них с ног.

В комнате мгновенно воцарился порядок.

–Я – Хатч'нет, Мастер Знаний,– громогласно объявил наставник.– В этой комнате вы будете учиться в течение пятидесяти циклов свечения Нарбондели.– Он обвел взглядом разукрашенные поясные ремни студентов.– Вносить сюда оружие запрещено!

Хатч'нет стал обходить комнату, убеждаясь, что глаза всех собравшихся с неослабным вниманием устремлены на него.

–Вы – дровы,– пролаял он неожиданно.– Понимаете вы, что это значит?

Знаете ли вы свое происхождение, историю своего народа? Не всегда Мензоберранзан был нашим домом, как, впрочем, и другие пещеры Подземья.

Когда‑то мы жили на поверхности.– Он внезапно повернулся и остановился прямо перед Дзиртом.– Ты что‑нибудь знаешь о поверхности?– задал он ему каверзный вопрос. Подумав, Дзирт отрицательно покачал головой.

–Ужасное место,– продолжал Хатч'нет, снова поворачиваясь к группе. Каждый день, как только начинает светиться Нарбондель, в открытом небе над головой поднимается огромный огненный шар, и часами там горит свет, более яркий, чем наказывающие чары жриц Ллос!

Он вытянул вперед руки и закатил глаза, изобразив на лице невероятную гримасу.

Вокруг громко вздыхали студенты.

–Даже ночью, когда огненный шар опускается за дальний край мира, продолжал Хатч'нет, завывая, словно рассказывал страшную сказку,– невозможно избавиться от бесчисленных ужасов поверхности. Напоминания о том, что несет с собой грядущий день, яркие светящиеся точки, а иногда и другой шар, поменьше, излучающий серебряное сияние, портят благословенную тьму ночи. Так вот, некогда наш народ жил в том мире,– повторил он, на этот раз с плачущими нотками в голосе.– Это было давным‑давно, когда еще не возникли наши великие Дома. В те стародавние времена мы обитали рядом с бледнокожими эльфами – волшебным народцем.

–Не может этого быть!– крикнул какой‑то студент.

Хатч'нет пристально посмотрел на него, решая, что более целесообразно: избить студента за непрошеное вмешательство или вовлечь всю аудиторию в обсуждение.

–И все‑таки это было,– ответил он, предпочтя, по‑видимому, второе.– Мы считали волшебный народец своими друзьями, называли их родней! В своей невинности мы и не подозревали, что они – воплощение разврата и зла. Мы и подумать не могли, что они повернут против нас и прогонят нас, будут убивать наших детей и старейшин нашей расы! Жестокие волшебники беспощадно преследовали нас повсюду на поверхности. Мы молили о мире, но они всегда отвечали мечами и стрелами!

Он помолчал, потом лицо его расплылось в широкой злой улыбке:

–И тогда мы нашли свою богиню!– Хвала Ллос!– раздался чей‑то крик.

И снова Хатч'нет оставил его безнаказанным, понимая, что каждое подобное дополнение только еще глубже затянет слушателей в паутину его ораторского искусства.

–Воистину,– отвечал наставник,– всеобщая хвала Паучьей Королеве. Это она приютила нашу осиротевшую расу и помогла отбиться от врагов. Это она привела первых наших верховных матерей в рай Подземья. Это она,– ревел он, потрясая поднятым кулаком,– дает нам силу и магические чары, которые помогут нам отплатить врагам. Мы – дровы!– кричал Хатч'нет.– Вы – дровы, вы никогда больше не будете растоптаны, вы станете владельцами всего, что пожелаете, вы покорите все земли, где захотите жить!

–И поверхность?– последовал вопрос.

–Поверхность?!– со смешком повторил Хатч'нет.– Да кто же захочет вернуться в это проклятое место? Пусть уж оно остается волшебному народцу!

Пусть они горят под огнем своих открытых небес! Мы выбираем Подземье, где мы можем почувствовать, как сердце мира бьется под нашими ногами, где сами стены излучают тепло земного могущества!

Дзирт молча сидел, впитывая каждое слово затверженной наизусть от частого повторения речи талантливого оратора. Он, как и все новички, оказался во власти гипнотической силы этих интонаций и призывных выкриков. Вот уже более двух столетий Хатч'нет был Мастером Знаний в Академии, его влиянию в Мензоберранзане могли бы позавидовать многие дровы мужского пола и даже некоторые представительницы женского. Все верховные матери правящих Домов хорошо понимали значение его хорошо подвешенного языка.

Так он и лился каждый день, этот бесконечный поток исполненной ненависти риторики, направленной против врага, которого никто из студентов никогда не видел. Не только наземные эльфы были объектом обличений Хатч'нета. Дворфы, гномы, люди, хафлинги, прочие обитатели поверхности да и многие жители Подземья, такие, например, как дворфы‑дергары, с которыми дровы зачастую торговали, а случалось, и дрались,– для всех находились нелицеприятные слова в напыщенных речах Хатч'нета.

Дзирт понял, почему в овальный зал запрещено приносить оружие. Каждый день, уходя с занятий, он в ярости сжимал кулаки, бессознательно хватаясь за воображаемые сабли. А из постоянных драк между студентами видно было, что и другие охвачены тем же пылом. И лишь одно удерживало их от драк друг с другом измышления наставника об ужасах внешнего мира и о благотворной силе общего наследия всех студентов, наследия, которое, как вскоре им предстоит убедиться, обеспечит им достаточно врагов, которым можно будет с наслаждением перерезать глотку.

* * *

Долгие, томительные часы в овальной комнате почти не оставляли времени для общения. Студенты жили в общих бараках, но многочисленные обязанности, помимо занятий с Хатч'нетом: прислуживание старшим студентам и преподавателям, приготовление пищи, уборка помещений,– не давали им как следует отдохнуть. К концу первой недели они были близки к изнеможению, и это состояние, как обнаружил Дзирт, только способствовало большему эффекту уроков мастера Хатч'нета.

Дзирт стоически переносил такое существование, считая, что это намного приятнее, чем шесть лет, проведенные в служении матери и сестрам в качестве младшего принца. Одно только разочарование испытал Дзирт в эту первую неделю в Мили‑Магтире: ему явно недоставало практических занятий.

Однажды поздно вечером он сидел на краю постели, любуясь своей саблей и вспоминая часы, проведенные в учебных баталиях с Закнафейном.

–Через два часа на занятия,– сказал сидевший на соседней постели Келноз.

–Ты бы отдохнул.

–Чувствую, что сноровка уходит из рук,– тихо ответил Дзирт.– Клинок кажется более тяжелым и несбалансированным.

–Еще десять циклов Нарбондель, и будет великое состязание,– сказал Келноз.– Получишь столько практики, сколько пожелаешь! Не беспокойся, сноровка сразу вернется, даже если она и притупилась за время занятий с Мастером Знаний.

Следующие девять лет тебе не придется выпускать из рук это прекрасное оружие!

Дзирт сунул саблю в ножны и прилег на койку. Со многими сторонами его теперешней жизни – и, как он начал опасаться, со многими сторонами его будущего в Мензоберранзане – приходилось просто мириться.

* * *

–Этот раздел вашей учебы закончен,– объявил мастер Хатч'нет на утро пятидесятого дня.

Другой преподаватель, Дайнин, вошел в комнату, ведя за собой магически подвешенный в воздухе огромный железный ящик с обтянутыми материей деревянными жердями разной длины и формы, напоминающими обычное оружие дровов.

–Выбирайте себе оружие по вкусу,– объявил Хатч'нет.

Дайнин стал обходить класс. Он подошел к брату, и Дзирт сразу определил свой выбор: две слегка изогнутые деревяшки длиной примерно в три с половиной фута. Юноша поднял их и сделал пробный выпад. Их вес и балансировка очень напоминали столь привычные его рукам сабли.

–Во славу Дармон Н'а'шез6ернона!– шепнул ему Дайнин и двинулся дальше.

Дзирт снова повертел игрушечное оружие. Пришло время проверить ценность уроков, полученных у Зака.

–Ваш класс должен знать порядок. Это великое состязание. Запомните: здесь может быть только один победитель.

Хатч'нет и Дайнин погнали студентов из овальной комнаты и вообще из Мили‑Магтира вниз по туннелю между двумя статуями охраняющих пауков позади Брешской крепости. Все студенты впервые покидали пределы Мензоберранзана.

–Каковы правила?– спросил Дзирт у Келноза, идущего рядом.

–Когда преподаватель говорит, что ты выбываешь, значит, ты выбываешь, ответил тот.

–Но я говорю о правилах состязания! Келноз недоумевающе поглядел на него.

–Победить,– просто ответил он, словно другого ответа и быть не могло.

Спустя короткое время они вошли в большую пещеру, которая должна была служить ареной схватки. С потолка свешивались сталактитовые пики, а сталагмитовые наросты на полу создавали затейливый лабиринт, полный ловушек и тупиков.

–Пусть каждый выберет стратегию и найдет начальную позицию,– сказал мастер Хатч'нет.– По счету «сто» начинается состязание!

Двадцать пять студентов приступили к делу: одни осматривали окружающий ландшафт, другие устремились в темноту лабиринта.

Дзирт решил найти узкий проход, чтобы наверняка драться один на один.

Только он приступил к поискам, как кто‑то схватил его за плечо.

–Составим команду?– предложил Келноз. Дзирт не ответил: он не был уверен в бойцовских качествах Келноза, а кроме того, не знал, годится ли здесь такая тактика.– Другие собираются в команды,– настаивал Келноз.– Некоторые по трое.

Вместе у нас будет больше возможностей.– Но учитель сказал, что победителем может стать только один!

–Кто, кроме меня, может превзойти тебя?– хитро улыбнулся Келноз. Сначала давай разгромим остальных, а потом решим дело между собой.

Доводы казались убедительными, а поскольку счет уже приближался к семидесяти пяти, у Дзирта не оставалось времени на размышления. Хлопнув Келноза по плечу, он повел вновь обретенного союзника в лабиринт. По всему периметру пещеры и над ее центром проходили мостки, чтобы судьям было видно все происходящее под ними. Человек двенадцать судей уже поднялись наверх, с нетерпением ожидая начала сражения, чтобы составить представление о способностях этого класса.

–Сто!– крикнул Хатч'нет с высокого помоста. Келноз двинулся было вперед, но Дзирт удержал его, втолкнув обратно в узкий проход между двумя огромными сталагмитовыми глыбами.

–Пусть сначала придут к нам,– просигналил он беззвучным языком жестов. Пусть сначала вымотают друг друга. Наш союзник – терпение!

Келноз послушно расслабился и подумал, что выбрал хорошего партнера.

Терпение их, впрочем, испытывалось недолго: уже в следующую минуту на их защитную позицию обрушился высокий и весьма воинственно настроенный студент с длинной, похожей на копье палкой. Он кинулся прямо на Дзирта, сначала для проверки ткнув юношу концом импровизированного копья. Затем, быстро крутанув орудие в руках, он нанес еще один искусный удар, который в бою повлек бы смерть противника.

Однако для Дзирта это была самая простая атака, пожалуй даже слишком простая: он не ожидал, что обученный боец может применить против другого не менее опытного воина такой незамысловатый прием. Впрочем, он вовремя понял, что это не обманный маневр, а именно атака, и парировал удар. Его деревянные сабли завертелись, отразив копье таким образом, что его острие прошло выше линии плеча Дзирта, не причинив вреда.

Ошеломленный столь неожиданно успешным ответом, нападающий потерял равновесие и оказался беззащитным. Не успел он опомниться, как Дзирт нанес ответный удар ему в грудь сначала одной, а потом и второй саблей.

Лицо побежденного игрока осветилось бледным голубым светом. Они с Дзиртом проследили за источником света и увидели глядящего на них с мостков учителя с волшебной палочкой в руке.

–Ты побежден,– сказал учитель высокому студенту.– Падай и лежи!

Зло взглянув на Дзирта, студент послушно опустился на камни.

–Пошли,– сказал Дзирт Келнозу, бросив взгляд наверх, откуда шел выдававший их противникам свет.– Теперь все будут знать, где мы. Нужно поискать другое место для засады.

Келноз немного подождал, следя за мягкой, крадущейся походкой своего товарища. Да, он и впрямь не ошибся, выбрав Дзирта в напарники. Однако он понял и другое: если останутся двое непобежденных – он и Дзирт, что было весьма вероятно,– то у него не будет шанса оказаться победителем.

Зайдя за угол, они наткнулись сразу на двух противников. Келноз обрушился на одного из них, и тот в страхе бежал, а Дзирт предстал перед вторым, вооруженным «мечом» и «кинжалом».

На лице юноши появилась широкая уверенная улыбка, когда он увидел, что и этот противник собирается сделать такой же простейший выпад, как тот обладатель копья, с которым он так быстро расправился.

Несколько обманных движений, вращений сабли, несколько ударов по внутренней части клинков противника – и вот уже меч и кинжал отлетели в стороны. Дзирт нанес новый двойной удар в грудь противнику.

Снова появился бледно‑голубой свет.

–Ты побежден,– раздался голос учителя.– Падай и лежи!

Глубоко уязвленный, упрямый студент яростно обрушился на Дзирта.

Закрывшись одной саблей, Дзирт нацелил вторую в запястье нападающего и выбил меч из его руки.

Нападающий взвизгнул от боли и схватился за ушибленное запястье, но основные неприятности ждали его впереди. Волшебная палочка учителя извергла ослепительную вспышку молнии, ударившую его в грудь и отбросившую на десять футов назад, прямо на сталагмитовую глыбу. Он рухнул на пол и застонал от боли.

Линии его обожженного тела тепловым пятном обрисовались на холодном сером камне.

–Ты побежден,– снова объявил учитель.

Дзирт кинулся было на помощь поверженному дрову, но его остановил оклик учителя:

–Назад!

И опять рядом оказался Келноз.

–С ним покончено,– сказал он и разразился смехом, глядя на лежащего студента.– Когда учитель говорит, что ты побежден, значит, ты побежден! повторил Келноз озадаченному. Дзирту.– Пошли,– опять сказал он.– Драка в полном разгаре. Давай позабавимся и мы!

Дзирт подумал, что его напарник чересчур петушится, ведь он, по существу, даже и не поднимал еще оружия! Пожав плечами, он пошел за Келнозом.

Следующая схватка оказалась не такой легкой. Они оказались в проходе с двумя выходами: один шел к нагромождению из нескольких скал, другой вывел их прямо на группу из трех дровов – знатных потомков правящих Домов, как сразу поняли Дзирт и Келноз.

Дзирт обрушился на двоих слева, у каждого из которых было только по одному мечу; Келноз занялся третьим. У Дзирта был не очень богатый опыт борьбы с несколькими противниками одновременно, но технику фехтования Зак преподал ему достаточно хорошо. Вначале Дзирт применил исключительно защитную тактику, потом, найдя наиболее подходящий ритм, стал ждать, пока его соперники не устанут от непрерывных атак и не сделают неизбежную ошибку. Это были достаточно коварные противники, их движения были точно согласованы, а атаки взаимно дополняли друг друга, обрушиваясь на Дзирта под самым неожиданным углом.

«Двурукий» – так назвал однажды Зак своего ученика, и теперь он полностью оправдывал это прозвище. Его сабли действовали независимо одна от другой и в то же время в полном согласии друг с другом, успешно отбивая каждое нападение.

Учителя Хатч'нет и Дайнин внимательно следили за схваткой с ближайшего помоста. Хатч'нет казался более чем взволнованным, а Дайнин просто сиял от гордости.

Видя огорченные лица противников, Дзирт понял, что настало время атаковать самому. В этот момент оба противника объединили усилия и сделали одинаковый выпад, причем острия их мечей оказались на расстоянии нескольких дюймов друг от друга.

Дзирт увернулся вбок и слепым ударом левой саблей снизу отбил обе атаки.

Затем, резко остановившись, упал на колено на одной линии с противниками и свободной правой рукой нанес два удара снизу. Быстрый укол деревянной саблей поразил сначала одного, а потом и другого прямо в пах.

Оба одновременно бросили оружие, схватились за пораженное место и опустились на колени. Дзирт подскочил к ним, пытаясь найти слова оправдания.

Хатч'нет кивнул Дайнину в знак одобрения, и оба учителя послали голубой свет вниз, на проигравших.

–На помощь!– крикнул Келноз из‑за разделяющей их сталагмитовой стены.

Дзирт ринулся в отверстие в стене – и оказался перед четвертым противником, укрывшимся здесь с явным намерением нанести удар в спину. Но боковой выпад Дзирта пришелся ему в грудь. Юноша склонился над своей последней жертвой. Он не ожидал встретить здесь этого дрова, однако удар его попал точно в цель!

Присвистнув, Хатч'нет направил свет на лило последнего потерпевшего.

–Он великолепен!– выдохнул учитель. Недалеко от себя Дзирт увидел Келноза, практически уложенного на обе лопатки искусными действиями противника.

Прыгнув между обоими, Дзирт отразил выпад, который неминуемо прикончил бы Келноза.

Однако новый противник, вооруженный двумя мечами, оказался самым искусным из всех. Он обрушил на Дзирта целый град ложных выпадов и уловок, не раз заставив Дзирта отступить.

–Берг'иньон из Дома Бэнр,– шепнул Хатч'нет Дайнину.

Понимая важность этого поединка, Дайнин от души надеялся, что его юный брат не ударит в грязь лицом. Берг'иньон отнюдь не был разочарованием для своей высокопоставленной семьи. Все его движения были точными и ловкими. Какое‑то время они с Дзиртом кружили лицом к лицу, и ни один не мог добиться преимущества. Наконец отважный Берг'иньон применил тот самый знакомый Дзирту прием нападения – двойной удар снизу.

Дзирт в совершенстве владел приемом отражения такого удара, как это наглядно доказала его последняя встреча с Закнафейном. И все же, не уверенный в том, что перекрестная защита снизу обеспечит успех, и движимый безотчетным порывом, он просунул ногу над рукоятками скрещенных сабель и сильно ударил противника в лицо. Ошеломленный сын Дома Бэнр опрокинулся на стену.

–Я знал, что так парировать нельзя!– закричал Дзирт, предвкушая момент, когда сможет применить подобный прием против Закнафейна.

–Он великолепен,– опять выдохнул Хатч'нет, обращаясь к сияющему коллеге.

Потрясенный Берг'иньон не находил выхода из создавшегося положения. Он окружил себя шаром темноты, но Дзирт с готовностью ступил в темноту, горя желанием драться вслепую.

Он обрушил на сына Дома Бэнр серию атак, одна из которых закончилась тем, что острие его сабли оказалось у горла Берг'иньона.

–Я сдаюсь,– вынужден был признать молодой Бэнр, почувствовав прикосновение палки.

Услышав это признание, мастер Хатч'нет рассеял магическую темноту. Положив оба меча на камень, Берг'иньон рухнул на пол, и на лице засветилось голубое сияние.

Дзирт не смог сдержать улыбки. «Интересно,– подумал он,– есть ли здесь кто‑нибудь, кого мне не удалось бы побить?» И вдруг сильный удар по затылку сбил его с ног. Он успел только оглянуться и увидеть убегающего Келноза.

–Глупец!– усмехнулся Хатч'нет, осветив голубым светом лицо Дзирта, и посмотрел на Дайни‑на.– Вот уж глупец!

Дайнин стоял, скрестив руки на груди, его щеки пылали от гнева.

А Дзирт лежал, чувствуя под щекой холодный камень, но мысли его в этот момент унеслись в прошлое, и он снова слышал полный сарказма и боли голос Закнафейна: «Такова наша суть!»

Предыдущая страница   11   Следующая страница








Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30



.
Copyright MyCorp © 2018