Четверг, 13.12.2018, 23:17

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РАВЕНА, КРАСИВЫЙ ГОРОД

1. ЗАГОВОРЩИКИ ПОД ШОРОХ СНЕЖИНОК

     Темно-зеленая ель была великолепна. Сварог навидался их достаточно и мог оценить должным образом. Настоящая новогодняя елка, все другие, сколько их ни есть, напоминали бы драного помоечного котенка, оказавшегося рядом с тигром.
     Ель вздымалась на добрых сто уардов и могла укрыть под кроной всю гвардию иного Вольного Манора. Она была настоящая. Ее ничуть не заботил тот факт, что она произрастала лигах в двух над земной твердью, посреди огромного летающего острова, где для новогодних праздников воздвигался зимний дворец Яны, - понятно, это был не дворец, а целый город. Сварог посмотрел в ту сторону. Ель была впечатляюща, но такая стройплощадка поражала гораздо больше. От полупрозрачного диска, повисшего высоко над новым островом, то и дело ударял вниз тоненький сиреневый луч - и секундой позже вырастало очередное строение. Если моргнуть, можно и не заметить, как возник поблизости павильон бордового кирпича с темно-синими башенками по углам и золотыми флюгерами. Вот только каждый раз над диском столь же мгновенно вспухало неслышным взрывом белое тяжелое облако, и несколько минут шел натуральный густой снегопад, после чего облако бесследно исчезало. Сварог, прилежно нахватавшийся азов и вершков, уже примерно соображал, в чем тут фокус.
     Создаваемые с такой, казалось бы, легкостью куски жареного мяса и тонкие напитки, сигареты и дворцы хотя и возникали как бы из ничего, состояли из обыкновенных атомов, которые за секунду сколачивала в единое целое заданная программа. Каждое заклинание, если вкратце, и было такой программой, либо отысканной инстинктивно после долгих проб и ошибок за тысячелетия магической практики, либо созданной более прогрессивным способом - на здешних вычислительных машинах. Только-то и всего. Нечто вроде генов и хромосом, по которым природа создает флору и фауну. Естественно, эти гены и хромосомы, эти программы нужно знать заранее, если хочешь что-то создать. Безликие "просто меч" или "просто дворец" никогда не возникнут по желанию неопытного мага - разве что есть программа, своего рода типовой проект сигареты, меча или дворца. Ну а штучная работа требует подробного знания. Так что создать хотя бы одну штучку "Мальборо" или орден Почетного легиона Сварогу не помогли бы ни весь апейрон Вселенной, ни все здешние машины.
     Ну а снег и холод - неизбежный побочный продукт, как выхлопные газы при работающем моторе. Когда большое число атомов группируется в материальный объект, атомы не возникают из ничего - их, конечно, можно синтезировать, но гораздо проще и рациональнее попросту выдернуть из окружающего воздуха. На долю секунды возникает вакуум, который в полном соответствии с присловьем о не терпящей пустот природе мгновенно заполняется воздухом, и в результате неких процессов получается резкое похолодание в некоем объеме, снежная туча и снегопад. Для атмосферы – чересчур ничтожная потеря. Чтобы ее компенсировать, если уж вам непременно приспичило быть педантом- филантропом, достаточно послать драккар и обратить в пар десяток триаров [триар - кубический уард] морской воды. Увы, эти сведения, почерпнутые из школьного курса для начинающих, убили всю поэзию и тайну, крывшиеся прежде в глазах Сварога в магии...
     - Терпеть не могу холода и снега. - Гаудин неуклюже поднял воротник роскошной меховой шубы. - Обычно Новый год всегда праздновали в Антлане, со снегом, конечно, но и с искусственным климатом, без этого дурацкого ветра. Так и швыряет в лицо чертов снег...
     Искусственный климат должен был воцариться и здесь с окончанием строительства, как во всех летающих владе-ниях ларов, и Гаудин это прекрасно знал, но все равно ворчал, раздосадованный даже не погодой, а опозданием тех, кого они ждали. Сварог больше помалкивал. Не так давно он узнал, что его странствия по Талару происходили, оказывается, в разгар зимы. Именно так здесь и выглядел разгар зимы - ни морозов, ни снега, просто потом гораздо теплее, вот и все...
     И все же лары, пять тысяч лет празднуя Новый год, отождествляли его со снегопадом. Лучшее доказательство, что их предки и впрямь когда-то прибыли сюда с Земли, сиречь Сильваны. Правда, на Сильване сейчас стоял то ли ав-густ, то ли сентябрь, но это лишь означало, что лары когда-то жили в тех местах, где в канун нового, по их счету, года лежал снег и стояли холода. А на Таларе, если верить древним преданиям, даже до Шторма не было настоящей зи-мы...
     Сварог не выдержал, наклонился, скатал тугой хрусткий снежок и запустил в спину Гаудину, пониже воротника. Лорд удивленно обернулся:
    - Что это вы?
    - Так играют дети зимой, - сказал Сварог.
     - Ну да, что-то такое я смутно помню, в Антлане, в раннем детстве... Глупость какая. Сейчас, в преддверии едва ли не самой важной в вашей жизни минуты, затевать варварскую детскую игру...
     - Это я от застенчивости, право слово, - сказал Сварог, отряхивая влажные ладони.
    Гаудин хмыкнул:
     - Я недолго вас знаю, граф, но успел понять, что застенчивость вам мало свойственна...
     - Тогда считайте обуревающие меня чувства тягостным недоумением. Коли застенчивость не подходит. Серьезно, я в самом деле не пойму, отчего столь влиятельные персоны должны встречаться этак по-воровски. Как сказал бы ста-ринный романист, в воздухе веяла неуловимая атмосфера зловещей тайны. Начальник разведки Империи, военный министр...
     - У нас нет военного министра, потому что мы ни с кем не ведем войн, - мягко сказал Гаудин. - Лорд Фронвер всего-навсего заведует департаментом под номером три. И занимается тем, что примерно можно назвать "изучением проблем защиты и обеспечения безопасности в гипотетических кризисных ситуациях". Фактически он военный министр, вы правы, но не забывайте о тонкостях бюрократии и этикета...
     - Понятно, - сказал Сварог. - Я в свое время вдоволь наслушался этих обтекаемых терминов, за которыми обычно скрывается... изучение проблем. Терминами меня не удивишь. Но меня и в самом деле удивляет, почему такие люди, как их ни называйте, крадутся украдкой на незаконченную стройку...
     Гаудин смотрел на заснеженную равнину, где один за другим возникали фантастические дворцы, изящные лест-ницы и бездействующие пока фонтаны, осыпаемые обильным снегопадом из низких, клубящихся, то и дело вспухав-ших над головой туч. Пожалуй, сейчас он был не просто меланхоличен по всегдашнему своему обыкновению - по-нас-тоящему печален. Сварог терпеливо ждал, борясь с ощущением, что Гаудин напрочь забыл о его присутствии.
     - Я в странном положении, признаться, - сказал наконец Гаудин, не поворачиваясь к нему. - Словно бы вынужден извиняться перед вами за какие-то замшелые пережитки старины, которые вы у нас обнаружили свежим взглядом... Собственно, это правда. Все так и обстоит. Я о пережитках. Помните, мы с вами как-то говорили о приключенческих романах и обнаружили, что те, которыми увлекаются наши мальчишки, и те, ваши, которым еще предстоит возникнуть, удивительно схожи? И в чем-то отражают жизнь. Так вот, как ни грустно мне в таком признаваться, кое в чем наша жизнь ничем не отличается от той, что кипит внизу. У нас есть много вещей и возможностей, которых внизу нет. И мы знаем больше. Вот и все. А в остальном - до жути похоже. Те же интриги, и у подножия трона, и поодаль от него, та же дворянская вольница, те же примитивные страсти и побуждения, имеющие подоплекой те же примитивные цели - борьба за титулы и отличия для себя и за опалу для врага... Мы точно такие же - только у нас есть развитая магия, компьютеры и межпланетные корабли. Понимаете?
    - Кажется, да, - сказал Сварог.
     - Иногда я не верю, что у нашего бытия есть цель, - тихо сказал Гаудин. - Я не осуждаю и не оправдываю сущест-вующий порядок, я просто не знаю другого и не собираюсь ломать голову, выясняя, возможен ли другой и каким он должен быть. Но мне иногда горько. До того, как вы появились, мне и мыслями не с кем было поделиться, хотя моло-дежь о чем-то таком шепчется... Вы знаете, почему при работе внизу мои люди вынуждены соблюдать строжайшую конспирацию и максимум осторожности? Да в первую очередь оттого, что всякий владелец манора вправе держать внизу свою агентуру. И соглядатай какого-нибудь чванного болвана, дурака-камергера, придворного соперника герцога Гленора или моего, при малейшей нашей оплошности настрочит донос. А его хозяин при малейшей возможности под-нимет в Тайном Совете или Палате Пэров невероятный шум, вопя о систематическом и злонамеренном нарушении традиций... Беда традиций в том и состоит, что они не учитывают неизбежных изменений. И в том, что защита славных традиций - идеальнейший способ сводить счеты.
     - Но вы же обязаны работать... - сказал Сварог. - Вы, черт побери, стоите на страже и все такое прочее...
     - Стою, - усмехнулся Гаудин. - Но дело даже не в интриганах. Очень многие попросту хотят, чтобы наша работа велась так, как она велась тысячелетие назад. И ставят палки в колеса не из интриганства, а из самых благих побуж-дений... И они не в силах уяснить, что может возникнуть новая, не предусмотренная традициями опасность. Самый ве-сомый аргумент у них один: мы достаточно могущественны, чтобы справиться с любой угрозой. Потому что справля-лись до сих пор...
     - Ну да, - сказал Сварог. - Человек с пулеметом на вершине горы посреди населенного дикарями острова...
     - Любимая метафора Борна. И в ней, должен сознаться, есть своя правда... В общем, иногда работать нам невероятно трудно. Любой болван в силу древних вольностей и привилегий может шпионить за моими людьми. - Гаудин хищно ухмыльнулся. – Правда, у таких шпиков не написано на лбу, чьи они люди, и с ними могут произойти... прискорбные инциденты. Но все это ужасно отвлекает и усложняет работу.
     - У вас что же, так никогда и не нашлось сильной руки, способной поприжать эту вольницу?
     - Отчего же... Но наше положение в чем-то гораздо хуже положения земных королей. У них всегда найдутся союзники, которых можно натравить на титулованную вольницу, - свободные горожане, мелкие дворяне, купцы-бан-киры, офицерство, всем обязанное одному лишь монарху... Ничего этого здесь нет. Здесь есть только владельцы зам-ков - и их слуги. Конечно, попытки были... Но после смерти герцога Дальрета - кстати, до сих пор неизвестно, естест-венной ли - сменилось три поколения, и у нас прочно забыли, что такое твердая рука. Герцог рубил головы не колеб-лясь, но он взвалил на плечи чересчур тяжкую ношу и был очень уж одинок...
     - Вообще-то рубить головы - не самый лучший выход... - осторожно сказал Сварог.
     - Я знаю. Но иногда невыносимо тяжело смотреть на эти спесивые, тупые морды... Орк, по крайней мере, азарт-ный игрок и авантюрист, он мне мешает, но виден насквозь, как и его цели. Гораздо хуже - тупые морды, обремененные родословной... Я не могу даже снабдить своих резидентов современными средствами связи - потому что раньше так не делали, и я обязан соблюдать традиции. Ну, хватит. Вам еще многое предстоит узнать. А сам я... я очень хотел бы до-искаться, почему в вашем будущем не осталось памяти и о нас, и о Таларе. Вообще-то это еще отнюдь не означает, что в будущем Талар перестал существовать, вовсе не означает...
    - Как это? - Сварог с любопытством навострил уши.
    - Если допустить... Ага, вот они!
     Синяя с золотом вимана, пробив низкие тучи, опустилась в нескольких шагах от них - Сварог даже отшатнулся, показалось, что летающий домик падает прямо на голову. Дверь распахнулась, и он, чуть не до колен проваливаясь в сугробы, метя снег полами шубы, неуклюже заспешил туда следом за Гаудином.
     Едва дверь закрылась за ними, вимана тут же пошла вверх, вертикально, на огромной скорости, небо за высо-кими окнами из синего стало темно-фиолетовым, покрылось колючими звездами - вимана вошла в верхние слои ат-мосферы, и Сварог уже не мог определить, двигается она или застыла на месте. Он сбросил шубу прямо на пол, следуя примеру Гаудина. Подошел к огромному камину - пламя, скорее всего, было иллюзией, опустился в тяжелое кресло. Молча взглянул на сидевших напротив. Все они выглядели немногим старше него, вовсе не казались надмен-ными, но держались со спокойным, уверенным превосходством людей, привыкших, что от них зависит очень многое.
    - Герцог Гленор, - сказал Гаудин.
     Узкое породистое лицо, тяжелая челюсть. Совершенно невозмутимое лицо. Образец джентльмена. Должен чертовски нравиться женщинам - хотя кто способен понять женщин?
    - Лорд Фронвер.
     Больше похож на рассеянного ученого, чем на военного министра Империи. А поскольку он все-таки военный министр, с человеком столь обманчивой внешности ухо следует держать востро...
     - Лорд Кримтон. - На вопросительный взгляд Сварога Гаудин добавил: - Лорд Кримтон - второй человек в депар-таменте, отвечающем за установки, концентрирующие алейрон, и заводы, где производится все необходимое. Про-мышленность, жизнеобеспечение, удовлетворение потребностей... И я ничуть не польщу лорду Кримтону, назвав его человеком, на котором и держится эта махина, - потому что официальный глава департамента... гм, мягко говоря, не уделяет департаменту должного внимания.
     "Ну, понятно, - подумал Сварог. - Молодые дельные заместители, на которых все и держится, и сановное ста-ричье, официально стоящее во главе. Знакомо. Чересчур. Самое печальное в таких ситуациях - у стариков не хватает ума ограничиться чисто парадными функциями, они стремятся давать ценные указания и вмешиваться во что ни по-падя, отчего результаты выходят плачевные до жути".
     Он внимательно посмотрел на Кримтона - этот больше всего походил на добродушного кабатчика, толстый и вы-сокий, очень сильный на вид, кудрявый, с ухоженными бакенбардами, какие на земле обожают холить моряки. Только рот чересчур жесткий и маленький, портит весь образ. Но Сварогу человек этот, в общем, глянулся.
    - Лорд Тигернах. Из Мистериора.
     Ну, это ясно - синяя мантия, покрытая золотыми каббалистическими знаками, рядом, на столике, - черный колпак, увенчанный золотым полумесяцем. Маг выглядел не старше остальных, но волосы совершенно седые.
     - Не будем терять времени, - сказал Гленор. - Лорд Сварог, здесь собрались люди, в чьих руках находится не-посредственное управление разведкой, промышленностью и вооруженными силами. Нас можно заменить, можно при нужде действовать в обход нас, но пока что мы крепко держим штурвал... Мы не замышляем никакого заговора - еще и потому, что заговор, устроенный нами троими, никогда не увенчается успехом без помощи десятков сторонников на ключевых постах рангом ниже. Мы также не составляем какого-то тайного общества - еще и потому, что тайное об-щество, как правило, возникает ради какой-то конкретной цели. А мы, даже сегодня, пока что не можем назвать наши задачи и стремления конкретной целью. Скажем так - здесь собрались люди, обеспокоенные нынешним положением дел в Империи. И только. Возможно, в будущем и придется создать что-то вроде тайного общества. Время покажет. Но сейчас я назвал бы нас людьми, стремящимися к реформам, - в обстановке, когда высокое начальство и значительная часть общества не желают никаких реформ.
     - Реформы - это прекрасно, - сказал Сварог. - Простите, если я ляпну что-то нетактичное... но очень уж часто бы-вало, что реформаторы считали себя солью земли, а своих противников тупыми ретроградами, но впоследствии оказывалось, что все обстояло несколько... иначе. Иными словами, со мной уже однажды сыграли втемную. Больше что-то не хочется...
     - Мысль вполне разумная, - кивнул Гленор. - Я вас понимаю. И не стану запугивать, но хочу, чтобы вы накрепко уяснили одно: речь пойдет о важнейших государственных тайнах. И хочу быть в вас полностью уверенным. Либо вы откланяетесь и вернетесь к веселой доле придворного вертопраха, либо играете в нашей команде. Но пути назад уже не будет. Слишком многое поставлено на карту. И при необходимости мы найдем способ разделаться с вами так, что даже императрица не доищется правды.
     - Это я понимаю, - сказал Сварог. - Но я до сих пор не слышал ничего конкретного...
    - Это следует понимать как согласие?
    - Да.
     - Хорошо. Прежде всего определим четко: вы - не один из нас. Пока что. Вы - исполнитель, облеченный огромным доверием. Если вы обдумаете все трезво и беспристрастно, согласитесь сами, что просто-напросто не заслужили еще положения равного. Еще и оттого, что плохо знаете нашу жизнь. Разумеется, с помощью соответствующей техники можно набить вашу голову информацией. Но этот ворох разнообразных сведений будет бесполезным, а то и откро-венно вредным без определенного жизненного опыта... Понимаете?
    - Понимаю, - сказал Сварог. - И не собираюсь возражать.
     - Отлично. Конечно, со временем вы можете достичь неких высот. Но пока что вам не следует претендовать на многое... Это не задевает вашего честолюбия?
    - Да я вообще не знаю, честолюбив я или нет.
     - Значит, честолюбивы, - усмехнулся Гленор. - В должной мере. И это меня устраивает. Вы прекрасно провели операцию там, внизу...
    Теперь усмехнулся Сварог:
    - Если бы я еще знал, что провожу операцию...
     - Ну, вы знаете, почему получилось именно так. Насколько я понимаю, обиды не таите? Прекрасно. У вас есть вопросы?
     - Я хочу понять наконец, как я здесь очутился и почему это сопровождалось... странностями.
     - Ну, это просто объяснить, - сказал Гленор. - После того как мы провели скрупулезное расследование... Нашлись лихие экспериментаторы из молодых, замыслившие вернуть из неизвестного далека пропавшего без вести графа Гэй-ра. И выдернули вас. Характер вашей загадочной связи с графом Гэйром так и остался непроясненным. Или есть до-стижения, Кримтон?
     - Увы, - пожал плечами Кримтон. - Опуская ученые подробности, в которых не сведущ не только лорд Сварог, но и прочие, постараюсь выражаться попроще... Лорд Сварог, исследование некоторых параметров вашего мозга, совокуп-ности биологических излучений организма и генетического кода привело к поразительному выводу: данные характерис-тики и параметры во многом схожи с характеристиками и параметрами графа Гэйра. Хотя и не повторяют их. Кто-то из молодых выдвинул шальную гипотезу... Скажите, вы хорошо помните своего отца? Он не отличался какими-либо... странностями, необычными для окружающего времени способностями, которые могли казаться сверхъестественными?
     - Вот это поворот! - сказал Сварог. - Значит, вы думаете... Нет. Как ни вспоминаю, ничего подобного не нахожу. Он погиб, когда мне было десять лет. Но я его хорошо помню. И ничего странного за ним не замечал.
    - И все же я хотел бы отработать эту версию.
     - Давайте отработаем как-нибудь, - пожал плечами Сварог. - Но мне плохо верится... Послушайте, показал бы мне кто-нибудь портрет вашего графа Гэйра. У меня в замке нет ни одного.
     - Я распоряжусь, - кивнул Гленор. - Где-то должны остаться материалы. Что касается ваших первых часов здесь... Гаудин, вы ведь этим занимались, вот и расскажите.
     - Ну, мой рассказ был бы гораздо более захватывающим, не ускользни от нас доктор Молитори, - усмехнулся Гау-дин. – Доктор Молитори был агентом некоей силы... которую мы, отбросив дипломатию, прямо назовем Князем Тьмы. В реальном существовании этой силы в последнее время многие сомневались, и это позволило означенной силе какое-то время действовать нагло и безнаказанно. И подчинять себе людей, превращая их в свои послушные орудия. К сожале-нию, не одних потомственных слуг родом из Антлана... Лорд Сварог, помните, как вас навещали двое гвардейцев?
    - И одного из них называли герцогом...
     - К превеликому нашему сожалению, - четко выговорил Гаудин, размеренно кивая. - Это действительно были гвардейцы, лары, и один из них был герцогом.
    - Были?
     - Были, - кивнул Гаудин. - Они успели покончить с собой. Как несколько других. Я взял лишь двоих, мелкую сошку, узнал не так уж много, но все же... Вами попытались завладеть, едва вы появились. Потому от вас и требовали так на-стойчиво назвать полное имя. Иначе не получить должной власти над человеком. О подробностях вам позже, если бу-дет время, расскажет лорд Тигернах. Сейчас это несущественно. Итак, вами попытались завладеть - не вышло. Тогда Молитори попытался уничтожить вашу личность, ваше "я" - скорее всего, чтобы заменить какой-то другой личностью. Это ему тоже не удалось. Невозможно было попросту разбить вам голову первым попавшимся табуретом и уничтожить труп - слишком многие знали об эксперименте, в котором доктору Молитори отводилась ограниченная роль. И вас, скрепя сердце, выставили в замок Гэйров, чтобы при первой возможности потихоньку убрать. Вскоре для общения с вами доставили с земли ямурлакского вампира. Когда ничего не вышло, испортили ял. Вот и все, если вкратце.
    - Странно.
    - Что именно?
     - Очень уж мелкого пошиба пакости, - сказал Сварог. - Мне всегда казалось, что у существа, именуемого Князем Тьмы, большие возможности...
     - По части вмешательства в человеческую жизнь? Ну, не такие уж большие. Необходимы одушевленные инстру-менты. Чем они незауряднее, чем сильнее, деятельнее, умнее - тем ощутимее вмешательство. - Гленор посмотрел ему в глаза. - Вы хотели правды? Получайте, я хочу быть с вами предельно искренним, вы должны поверить, что вас боль-ше не станут использовать, как вы изящно выразились, втемную... Так вот, дорогой мой. На каждого из ныне живущих и на земле, и в небесах действует магия, колдовство, чары. И, чтобы они не действовали, человек должен защититься либо хорошо изученной магией, либо верой, либо соответствующими предметами. Так обстоит со всеми без исключе-ния... кроме вас. Магия, колдовство, чары и тому подобное на вас не действуют. Вообще. Вас можно обмануть иллюзи-ей - как это мог проделать ямурлакский вампир, в котором больше от примитивного гипноза, чем от настоящей магии. От вас можно что-то скрыть за магической завесой. Но на вас невозможно ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ. Те, кто умеет защитить себя и других от черной магии, долго учатся. А у вас это получается само собой. Врожденное, как цвет волос. Вот так, лорд Сварог. Теперь понимаете, почему у меня не дрогнет рука избавиться от вас в случае необходимости, несмотря на всю симпатию, какую я к вам испытываю? Ни о чем подобном вы не подозреваете, но вы - страшный человек. Вас невозможно подчинить. Либо вы ценнейший союзник, либо опаснейший враг. И я прошу вас оценить мою откровенно-сть. Игра идет честная.
    - Ну, спасибо, - сказал Сварог.
     - Не забывайте, что при всем при том вы - обычный смертный. Бывают случаи, когда не поможет ни хелльстад-ский пес, ни Доран-ан-Тег. Как и любому другому, вам следует опасаться удара ножом в спину или отравы в бокале. Ма-ло того. Существуют способы воздействия на расстоянии, не имеющие отношения к Высокой Магии, - и они, подозре-ваю, могут оказаться против вас столь же эффективными, как против любого из нас...
    - А конкретнее?
     - Увы, - Гаудин по всегдашнему обыкновению грустно покривил губы. - Вот так, с маху, я не берусь перечислить... Слишком много старых фолиантов придется изучить, провести кое-какие исследования. К тому же неизвестно пока, ка-кие штучки из тех, что считаются забытыми, сохранились где-нибудь в потаенных закоулках... Честное слово, я не крив-лю душой, глупо было бы в данной ситуации. Всего лишь хочу вас предостеречь от излишней самоуверенности. Здесь тот же самый механизм: своя система оговорок, не уступающая по сложности любому головоломному купеческому кон-тракту. Будь у нас хоть два-три дня, я мог бы сказать что-то конкретное, однако... - Он досадливо поморщился. - Нет времени, совсем. Чуть погодя сами поймете. Человек не может быть всеведущим. Две тысячи лет считалось, что "за-клинания сухой ветки" исчезли безвозвратно, - и вдруг наш агент натыкается на неграмотного крестьянина, владеюще-го всеми девятью... - Гаудин несколько натянуто улыбнулся. - Вообще-то вас порой спасало чистейшей воды везение. Помните ту тварь в Хелльстаде, что заинтересовалась вашим ожерельем настолько, что оставила вас в покое?
    - И хотел бы забыть, да где там... - хмыкнул Сварог.
     - Мои люди откопали в старых книгах ее полное описание. Именуется эта тварь "аземана" и представляет собою довольно опасную разновидность вампира, владеющего, судя по всему, той самой техникой дистанционного воздей-ствия, не имеющей ничего общего с магией. Вы могли отбиться от нее мечом - а могли и не успеть... И срабатывает против нее одно-единственное средство: вовремя подсунуть груду одинаковых, однотипных предметов, которые она, прах ее побери, тут же примется бесконечно считать и пересчитывать, пока не наступит рассвет. В книге написано, в старые времена для защиты от нее путники прихватывали с собой горсть зерна, детских стеклянных шариков, пуговиц, пригоршню перца, наконец... Кстати, считалось, она вымерла еще до Шторма, даже в Ямурлаке исчезла начисто. В об-щем, вам невероятно повезло.
    - А змеелюди? - жадно спросил Сварог.
     - До них, откровенно признаться, еще не докопались. Я же говорил, слишком много старых книг пришлось бы пе-релистать.
    - У вас что, такие данные в компьютеры не вводятся?
     - Вот то-то и оно, что не вводятся, - нехотя произнес Гаудин. - Некоторые старинные книги сплошь и рядом таят массу загадок. Своеобразных мин, ловушек, сюрпризов, каверз. Даже те, что непосвященному покажутся вполне безо-бидными и не имеющими отношения к магии. Одни тексты опасно механически копировать. Другие можно сколько угодно читать глазами, но при попытке произнести вслух самые внешне безобидные фразы бывают сюрпризы, от смеш-ных до печальных весьма. Наши далекие предки забавлялись с магией чересчур уж изощренно, безоглядно используя ее где только возможно... что их и привело к печально известному концу. Пользуясь случаем, хочу заодно предостеречь и от опрометчивых забав с древними инкунабулами. Мало ли что вам попадется внизу... Люди опытнее вас порой ока-зывались в нешуточных хлопотах... Давайте перейдем к делу. К тем самым важнейшим государственным тайнам, кото-рые вы, судя по вашему лицу, отчаянно жаждете познать. И совершенно зря, замечу. У зрелого человека государствен-ные тайны по размышлении вызывают лишь разочарование и печаль... Так вот, о нашем мире вы уже сейчас знаете примерно столько, сколько знает обычный лар, светский вертопрах, не обремененный государственной службой или страстью к познанию мира. Увы, таких среди нас - девяносто девять из сотни... Откровение первое: мы не всезнающи и не всеведущи. И наши средства наблюдения, вопреки устоявшемуся мнению, никак нельзя назвать всепроникающими. Иные районы Талара для нас закрыты. Мы не в состоянии видеть и слышать, что делается в Хелльстаде. Он словно бы прикрыт незримой броней. Техника, которую туда отправляют, моментально выходит из строя. Агенты, будь то лары или жители земли, либо пропадают без вести, либо возвращаются полупомешанными - и это при том, что обычные ис-катели удачи порой выходят из Хелльстада, не потеряв ни конечностей, ни здравого рассудка. При всем при этом наши коллеги из Мистериора клянутся, что Хелльстад никак нельзя назвать местом, где безраздельно царят силы зла. Что-то другое. Что, мы не в силах доискаться. Далее - Горрот. Там - иное. Мы можем смотреть и слушать, в Горроте сидит им-ператорский наместник, любой из нас, явившись туда с соблюдением этикета, встретит надлежащий прием, наши тай-ные агенты возвращаются оттуда с полезной информацией - но сохраняется впечатление, будто там идет вторая, скрытая жизнь.
    - А на чем это впечатление основано? - спросил Сварог.
     - На чутье, - бледно улыбнулся лорд Тигернах. - На интуиции. Так опытный моряк по цвету неба предсказывает будущий шквал, хотя не в состоянии объяснить словами, что его гнетет...
     - Мы в любой момент можем смести Горрот до последней былинки, - продолжал Гленор. - Но для этого нет вес-ких, законных оснований. То, что Горрот расположен на землях, где когда-то обитал сильнейший из черных магов древ-ности, известный как король Шелорис, - еще не основание. Стандартные процедуры никакой черной магии там не выя-вили. А интуиция Мистериора, да простит меня Тигернах, - чересчур зыбкий юридический фундамент... Далее. Ты не в состоянии проникнуть в тайны иных храмов - и Шагана, и иных братств Единого, взять хотя бы братство святого Роха. Утешение одно - мы твердо знаем, что эти тайны не служат силам зла. Шаган каким-то чудом остановил на своих ру-бежах Глаза Сатаны...
     - Постойте, - сказал Сварог. - Там, в Пограничье, были люди Стахора...
     - Эти мелочи вы потом обсудите с Гаудином. Мы же сосредоточимся на более серьезных проблемах. В конце концов, места, где бессильно наше могущество, не особенно нас беспокоят - это всего лишь мелкий укол для самолю-бия. При необходимости сможем обрушить туда такую мощь, что любые опасения заранее беспочвенны... - Он помол-чал, словно собираясь с духом. - Сейчас нас должно занимать одно - Глаза Сатаны. Ваш рассказ об одном из них, обер-нувшемся человеком, сам по себе мог бы переполнить чашу терпения, однако... Произошло нечто страшное, лорд Сва-рог. Два дня назад, близ рубежей Пограничья, на занятой Глазами Сатаны территории сбит боевой брагант...
    - Ваш? - задал Сварог идиотский вопрос и тут же пожалел.
     - Наш, разумеется. Ни у кого, кроме Империи, нет боевых летательных аппаратов... Брагантов было три. Когда первый вдруг рухнул и остальные пошли на помощь, один из пилотов успел передать, что хотел предварительно об-стрелять Глаза Сатаны - там были пулеметы с серебряными пулями, - но оружие отказало. Потом связь прервалась. Точного места катастрофы никто не знал, пришлось искать...
     - Я поднял по тревоге эскадрилью Серебряной бригады, - сказал Фронвер. - Это серебряные машины, оснащен-ные всем необходимым для действий против нечистой силы или черной магии. Случаи, когда их бросали в бой, можно пересчитать по пальцам одной руки. Конечно, они оказались на высоте. Они отыскали место катастрофы, уничтожили там все шары на поллиги вокруг, сели и забрали трупы... одиннадцать человек, убитых неизвестным образом. Десять антланцев и один лар, лорд Кадор.
    - Это, конечно, самое тягостное... - сказал Сварог.
     - Бросьте шутить! - Гленор почти кричал. - Речь даже не о сословных предрассудках... Дело не в огласке. Впервые сбиты наши боевые машины, понятно вам? Мы ни в чем теперь не можем быть уверены. Мы привыкли считать их мыльными пузырями, опасными лишь для обитателей земли. Придется наспех принимать колоссальные меры предо-сторожности. Я говорил с канцлером. Положение щекотливейшее, все здесь присутствующие это подтвердят. Теоре-тически мы способны уничтожить Глаза Сатаны в считанные минуты. Можно обрушить такой ливень серебряных стрел, что вся земля, занятая сейчас Глазами Сатаны, будет усыпана серебром по щиколотку. Но едва об этом зашла речь, канцлер подвергся сильнейшему давлению со стороны Магистериума (при слове "Магистериум" Тигернах выпрямился и поджал губы). Наши высокомудрые ученые категорически против уничтожения не исследованного ими до конца фено-мена, чью причастность к силам зла они столь же категорически отметают. Позиции Магистериума в Тайном Совете и Палате Пэров нельзя назвать слабыми... Я с большим уважением отношусь к науке, но с горечью вынужден признать, что Магистериум, скажем честно, превратился в огромный склад бессистемно сваленной информации, и его сотрудни-ки видят смысл жизни исключительно в тупом, бездумном накоплении знаний. Они трясутся над своим капиталом, как банкиры Балонга - над набитыми золотом подвалами Круглой Башни. Я искренне удивлен, почему лорд Кримтон до сих пор не поседел...
     - Потому что стараюсь сохранять хладнокровие, общаясь с этой компанией, - усмехнулся Кримтон. - Но за буду-щее ручаться не могу, так что вскоре вы и в самом деле можете увидеть меня седым, Гленор... Все так и обстоит, лорд Сварог. Магистериум требует, чтобы никаких крупномасштабных операций не предпринималось, ибо им необходимо продолжить изучение Глаз Сатаны, чтобы наука не понесла невосполнимой утраты...
    - А не может ли это объясняться... - неуверенно начал Сварог.
     - Тем, что среди них оказались люди Князя Тьмы? - без улыбки закончил за него Гленор. - Выдвигалась такая вер-сия. Но мы, мне кажется, выявили всех... Что обостряет ситуацию. Гораздо легче изобличить и схватить чужого агента, нежели переубедить фанатика, уверенного в своей правоте и не желающего понять, какой вред он приносит. Итак. Мы располагаем всеми техническими возможностями уничтожить Глаза Сатаны, но этому препятствует сложный клубок ин-триг. Против такого решения выступает не только Магистериум, но еще и те, кто считает, что нелишним будет сохра-нить на какое-то время Глаза Сатаны как средство давления на государства земли. Эти силы способны как провалить голосование в Палате Пэров, так и помешать чисто технической стороне операции. Смешно и стыдно вспомнить, но в свое время появление Глаз Сатаны послужило еще и поводом для очередной грызни за власть и посты. Так уж устроен человек - даже если планета вдруг станет рассыпаться на кусочки, кто-то обязательно использует это как повод в ин-тригах против начальника... И еще. Там действительно опустилась вимана, вернувшаяся из межзвездной экспедиции с мертвым экипажем. Первое время полагали, что она завезла эту нечисть на борту. Потом оказалось, что все гораздо сложнее. Там, где она села, есть Ворота...
    - Вроде тех, сквозь которые я попал на Сильвану? - спросил Сварог. - Именно. История Ворот запутанна и загадочна. До сих пор ничего почти неизвестно. Когда-то их имелось нема-ло, они либо соединяли планеты, либо вели в совершенно неизвестные миры. Но после Шторма перестали действова-ть, и о них остались только легенды. Несколько недель назад Ворота, сквозь которые вы угодили на Сильвану, вдруг открылись. Ничего серьезного, мы полностью контролируем ситуацию. Ничего страшного не произойдет, если корабли царицы Коргала немного попиратствуют на Ителе... Между прочим, демон, которого освободил неумышленно Борн, ес-ли верить древним легендам, как раз и открывал иные Ворота. Но и здесь ничего страшного не произошло. Демон на свободе, мы за ним присматриваем пока, однако никаких новых Ворот не открылось...
- Или мы не обнаружили пока открытия новых Ворот, - сказал Гаудин.
    







Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31



.
Copyright MyCorp © 2018