Понедельник, 23.04.2018, 02:55

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


-32-

     - Вот я и сама ломаю голову. При нынешнем полном упадке колдовства любое заклинание - вроде бы прибыток, даже самое бесполезное, потому что никогда не знаешь, где оно пригодится и на что его можно выменять... Короче, командир, заклинание это способно отпугнуть рогатого ящера. Вот только водится рогатый ящер на приличных глубинах и наверх не поднимается, разве что перед большим землетрясением. Или извержением подводного вулкана. А это редко случается и всякий раз попадает в ученые книги как феномен столетия. На моей памяти его видели один раз, у Инбер Колбта. И не такая уж это грозная тварь, если на борту пушки. Гривастый крокодил не в пример опаснее, так что преподнесли нам вещь, в хозяйстве совершенно бесполезную. Задаром, правда...
     - Это, конечно, утешает, - столь же задумчиво сказал Сварог. - Ну а кто сказал, что находить нам суждено исключительно полезные вещи?
     Через полчаса он стоял на мостике "Принцессы", держа корабль на курсе, указанном теткой Чари. Одежду решил не менять - места были безлюдные. Тетка внимательно наблюдала, как капрал укладывает на фальшборт широкую доску. Остальные взирали на них довольно безразлично - речь шла о совершенно чужих костях, погребаемых из чистой любезности.
     Тетка Чари что-то недолго бормотала, глядя в море (Сварог так и не спросил, в какого бога верил пират, да и не собирался выяснять). Отошла от борта, кивнула. Капрал поднял доску, мешок с костями и положенным для тяжести булыжником шумно проехал по ней, за бортом плеснуло, и тут же клокочущая под колесом вода настигла, стерла этот всплеск. Самое время философски подумать о бренности бытия, да хватает других забот.
     - В Шагане бывать не доводилось? - спросил Сварог, не оборачиваясь. - Вас ведь где только не носило, граф...
     - Был однажды, - сказал Леверлин. - Самая обычная страна. И воруют, и заводят любовниц, и торговцы обсчитывают за здорово живешь. Обыкновенные люди, и в чем их отличие от нас, объяснить трудно, хотя это отличие и существует. Это, ваше величество, неведомые тайны души, как выражался один пьющий монах. Откровенно говоря, я человек легкомысленный, молюсь одной Бригите, да и то парой фраз, отец Калеб на меня рукой махнул, и затрудняюсь я объяснить, что такое "верить по-настоящему"... Но уважаю их очень, ибо самому не дано...
     Он говорил тихо, отрешенно. Делия положила ему руку на плечо - в сумраке остро сверкнули бриллиантовые перстни. Тетка Чари что-то скомандовала, и Паколет с Шедарисом бросились к мачте. Догадавшись, что пришла пора довериться ветру, Сварог склонился к медной воронке:
    - Стоп машина!
     - Уф! - облегченно вздохнула воронка голосом Бони. - А то ведь уголек швырять не нанимался...
     - Перетерпишь, - безжалостно сказал Сварог, заткнул воронку конусообразной пробкой на цепочке и повернулся к поднявшейся на мостик тетке Чари. - Курс прежний?
     - Прежний, ваше величество. Для короля у вас неплохо получается. Вот только не стоило бы торчать на мостике рядовым членам экипажа, будь они графья с принцессами...
     - Как уголек швырять, сгодится и принцесса, а с мостика, значит, слазь? - сказала Делия сварливым баском ярмарочной торговки, весело рассмеялась, взяла Леверлина под руку. - Пойдемте, граф, погуляем на носу.
     - На юте, горе мое, - проворчала вслед тетка Чари, схватила рупор с полочки рядом со Сварогом и гаркнула: - Шег, осьминога тебе в задницу, кто так крепит? Обмотай сначала раза три, ага, так! А ты, кошелечных дел мастер, натягивай потуже, не бойся пернуть! Послал черт командочку, хуже, чем на...
     Она замолчала, недоуменно озираясь. Сварог ничего не понял сначала, но мигом спустя его шатнуло в сторону правого борта, да так, что от неожиданности он упустил гладкие, пузатенькие рукоятки штурвала. "Принцессу" круто развернуло влево, почище, чем машину на крутом повороте. Купол звездного неба колыхнулся над головой и тут же вернулся в прежнюю позицию - это Сварог сцапал штурвал, выпрямился. Плечом отшвырнув его, тетка Чари крутанула штурвал вправо, на полный оборот - и никако-го толку. "Принцесса" все быстрее и быстрее неслась новым курсом, неизвестно кем проложенным, - целеустремленно, тупо и неотвратимо, как поезд, на полном ходу вдруг лишившийся машиниста. Парус вздулся пузырем - навстречу ходу. Жалобно, как старая береза под ураганным ветром, скрипнула мачта.
     Первой опамятовалась тетка Чари, изрыгнув отборнейшие проклятия вперемежку с громогласными командами. Все, кто был на палубе, кинулись спускать парус, и это, как ни поразительно, удалось им почти моментально. Скорость ничуть не упала, но мачта больше не грозила завалиться - а корабль, казалось, уже скользит над водой, сопротивления воды не чувствуется совершенно. Неизвестно на что надеясь, Сварог еще раз крутанул штурвал, от души, что есть мочи, но результат вышел самый плачевный, то есть не вышло никакого. Куда бы ни направлялся корабль, повиноваться команде он отказался напрочь. Сварог, лихорадочно пы-таясь вспомнить, найдутся ли на "Принцессе" шлюпки, услышал за спиной короткий треск и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как сорвавшийся с талей баркас по широкой дуге улетает за корму, в ночь.
     И постарался взять себя в руки, вспомнить о долге отца-командира. На мостике уже столпился весь его отряд, даже кочегары вылезли, почуяв недоброе. Паники в рядах не было ни малейшей. Во-первых конкретного врага в пределах видимости пока что не имелось, а во-вторых, инициатива принадлежала отцу-командиру - что его, понятно, лишь удручало, он тоже был в полной прострации. Оставалось лишь испробовать "третий глаз", что он и сделал.
     - Ну? - вскоре спросила тетка Чари, уже освоившаяся с его возможностями и тактикой.
     - Совершенно не представляю, что это может означать, - сказал Сварог. - Нас словно бы волокут на канате, и выглядит он красной светящейся линией. Где она кончается, и не видно, но определенно где-то далеко. И если это даст кому-то зыбкое утешение, спешу обрадовать: не вижу ничего, что говорило бы о присутствии сил зла...
    - Но это магия?
     - Несомненно, - сказал Сварог. - И высокосортная. Между прочим - мы и в самом деле летим над водой, совсем низко, правда, но все же... Сами взгляните.
     - Значит, влипли, - спокойно бросила Делия. - Командир, а не способны вы в качестве владыки Хелльстада предпринять чего-то эффективного и могучего?
     - Будь это в Хелльстаде... - вздохнул Сварог. - Не успел я толком со своим могуществом разобраться, сами знаете...
     Корабль скользил над темной водой, как призрак. Скорость была дикая - Сварог глянул за борт и поневоле отпрянул, закружилась голова, так все сливалось в мерцающие полосы, но на палубе этого не ощущалось ничуть. А в открытом море не нашлось ориентиров, по которым можно определиться, и потому, если не смотреть за борт, а уставиться вперед, все не так уж и жутко... Оставалось одно - ждать. И они ждали.
     - Компас работает, - сказала тетка Чари. - Как ни в чем не бывало. И волочит нас, похоже, прямиком к островам Твергор.
    - А там водится что-нибудь необычное?
     - Не припомню что-то. - Она задумалась. - Вообще-то о них, как о всяких необитаемых островах, кружит множество побасенок - клады капитана Бонета, девицы-оборотни, кабаны-людоеды. Правда, добрую половину слухов распускают как раз те, кто имеет на таких островах свой интерес, чтобы отпугнуть посторонних. Подыскали вы удобное местечко для кренгования или зарыли клад - вот и пускаете сказки о старике-змееноге, чтобы обходили стороной... Одно я знаю точно: там есть остров, к которому никто не может причалить. Остров Ройл. Как ни мудри с парусами, корабль относит прочь, словно пьяного боцмана от проповедников трезвости. И паровые тоже..

    - Даже если это правда, с нами обстоит как раз наоборот, - сказал Сварог. - Нас-то, наоборот, притягивает...
    Тетка Чари явственно поежилась:
     - Говорят, такие фокусы с кораблями выкидывает Магнитная Скала. Но она четко к Морю Мрака относится. Если только существует, конечно.
    - Плевать, - заявил Бони. - Командир вытащит.
     - Вы на командира-то надейтесь, но и сами ушами не хлопайте, - хмуро сказал Сварог. - Я у вас не бог... И, между прочим, вижу впереди остров.
    - Даже два, - сказала Делия. - Второй чуть правее и дальше.
     - Пулемет готовить? - деловито спросил Бони. - А то - ракетами шарахнем.
    - Погоди ты, - отмахнулся Сварог. - С мысли сбил...
     Словно бы две загадки, вовсе даже друг с другом не связанные, пришли на ум одновременно, они мешали друг другу, да еще Бони крикнул под руку, и оттого одна загадка сразу же ускользнула, а вторую никак не удавалось разгадать. Нужно что-то попросту вспомнить, нечто связанное с островами Твергор... Часть звезд вдруг пропала с небосклона - это их закрыла гора, высокий остров, к которому они неслись, сбавляя скорость. Сварог увидел узкий вход в бухту, стиснутый двумя утесами дубняк, подступавший к самой воде. Острова Твергор... И почему-то вспоминается бедняга Борн... стоп! Он говорил, тут кто-то живет! Ну да, теперь вспомнил...
     Корабль вошел в бухту, как клинок в ножны, двигаясь словно бы отяжелело, грузно, против сильного встречного течения, - но это лишь означало, что он опустился на воду после бешеного бега над волнами. Капрал без команды пробежал на ют, и слышно было, как там скрежетнул ракетный станок.
     - Вон он стоит, у деревьев, - сказал Сварог сквозь зубы и крикнул громче: - Шег, отставить! Чует мое сердце, не испугать здешних жителей нашим арсеналом...
     Замеченный им человек не спеша шагал к берегу. "Принцесса" остановилась, якорь самостоятельно прогрохотал в клюзе, разматывая цепь, плюхнулся звучно в воду.
     - Сходни, - приказал Сварог. - Всем оставаться на борту. И не единого выстрела!
     Сошел на берег по торопливо поданным сходням и, непринужденно помахивая Доран-ан-Тегом, как тросточкой, направился к незнакомцу. Дабы не выглядеть излишне агрессивным, остановился первым, оперся обеими руками на топорище и выжидательно замер. Человек шел к нему, самый обычный человек. Вернее, самый обычный лар. Однако при попытке прощупать его детальнее Сварог, маг-недоучка, грянулся о невидимую стену. Случись такое с телом, отшиб бы бока - а сейчас, при очередной дилетантской попытке баловать с магией, осталось странное ощущение, помесь рези в желудке с мгновенно накатившей и схлынувшей невесомостью.
     - Не стоит повторять, - сказал человек. - Это и у того, кто посильнее вас, не получится.
    - Не буду, - сказал Сварог. - Вы - лорд Ройл? Борн говорил...
    - Да.
    - Остров назвали по вас или вас - по острову?
     - Остров по мне. Первым это в шутку сделал Борн. На самом деле остров называется Алайт.
    - И к нему никто не может пристать?
    - Не может. Вы и в самом деле так невозмутимы?
     - Конечно же, нет, - сказал Сварог. - Но положение обязывает. Я ведь командир... и король. Трусить неуместно.
     Его собеседнику на вид было лет пятьдесят - значит, все пятьсот. Лысоватый, с великолепной ухоженной бородой. Коричневая ряса с откинутым капюшоном, в точности такие носят монахи Братств, но на поясе нет никаких символов, да и пояс не из веревки.
     - Простите за бесцеремонное приглашение в гости, - сказал Ройл без всякой удрученности в голосе. - Обстоятельства. Я долго раздумывал, какую форму предупреждения избрать, и в конце концов решил, что вы не поверите никаким предостережениям...
    - Пожалуй, так оно и случилось бы.
    - Что, никому не верите?
    Сварог усмехнулся:
     - Бывают исключения. Кое-кому я верю, взять хотя бы тех, кто сейчас на борту. Но чуждые силы, неожиданно возникающие на пути, меня в первую очередь настораживают...
     - А как обстояло с этим беднягой, хелльстадским королем? Судя по его короне у вас на голове...
     - Он, честное слово, напросился сам, - сказал Сварог. - Я просил одного - дать нам уйти. Вы о нем сожалеете?
     - Не знаю. Мне он немного нравился, потому что был безобиден. Бесспорно, иные его забавы переходили все и всяческие границы, но по большому счету бедолага остался ребенком, а дети злы и себялюбивы. Страшно представить, чем могло кончиться, окажись на его месте тиран, одержимый подлинной страстью к власти...
     - Это интересный, где-то даже философский вопрос, - сказал Сварог. - В данную минуту меня интересует другой, более практический...
     - Вам не утомительно все время смотреть "кошачьим глазом"? - усмехнулся Ройл. - Давайте отойдем подальше по берегу, не мнитесь, вы уже поняли, что я не представляю для вас угрозы. Хочется поговорить с глазу на глаз.
    Сварог оглянулся, прикинул расстояние:
    - На корабле и так не услышат.
     - Вы полагаете? - с загадочным видом усмехнулся Ройл. - У вас на корабле хватает чутких ушей...
     И неспешно направился вдоль берега. Сварог раздраженно пожал плечами, видя, что потерял всякую инициативу, но двинулся следом.
     Под дубом обнаружился стол в стиле Чалатара [Доли Чалатар (3506-3577 Х.Э.) - известный мебельный мастер из Латераны; его изделия высоко ценятся; отличаются изяществом, плавными линиями, кажущейся хрупкостью], словно угодивший сюда с террасы загородного дворянского особняка: накрыт для легкого ужина, посередине горит сиреневая карбильская лампа с колпаком из тончайшего стекла в виде таларского глобуса. Повинуясь жесту хозяина, Сварог сел первым, прислонил топор к столу и спросил:
    - Что это за чуткие уши на моем корабле?
    - Оглянитесь.
     Лампа светила неярко, и Сварог хорошо различал уардах в ста темный контур "Принцессы". Оттуда протянулись в сторону стола словно бы три узких луча карманных фонариков: один зеленоватый, тусклый, два других - сапфирово-синие, гораздо длиннее и ярче. Но сидящих не достигали и они, рассеиваясь и пропадая где-то на полдороге.
     - Зеленый - это ваша девочка в меру своего скромного умения пытается до нас дотянуться. Ну а синие - результат усилий двух других ваших людей, и, не будь у меня наработанной защиты, они все видели и слышали бы...
    - Чушь, - сказал Сварог. - Двое моих?
     - Вы уверены, что знаете все о своих людях? (Сварог промолчал.) Любезный граф, у них есть свои маленькие тайны, как и у вас - секреты от них. Вполне естественное явление, вы ведь и сами в них из-за этого не сомневаетесь... Поговорим о хлопотах посерьезнее. Я хотел вам помочь. Сейчас в заливе курсируют девятнадцать кораблей из разных стран, которые я не стану перечислять, потому что вы легко догадаетесь и сами... Неужели вы решили, что после бегства из Равены от вас отстанут... заинтересованные стороны?
     - Я так и не думал, - сказал Сварог. - Вообще-то "Принцесса" неплохо сконструирована, меня клятвенно заверяли, что при нужде она уйдет от любого здешнего корабля, хватило бы кочегаров...
    - Возможно. А об этом что вы скажете?
     Справа от стола словно бы распахнулось широкое окно с видом на вечерний океан, укутанный мягкими тенями подступающего сумрака. На воде лежало чудовище. Черный панцирь, напоминавший пухлый желудь, усажен длинными шипами в три ряда, щупальца покачиваются на волнах, раскинувшись веером, под краем панциря светятся зеленоватым гнилушечьим мерцанием три круглых глаза. Рядом с ним вдруг появился крохотный кораблик, раза в три короче самого короткого щупальца. Выглядел кораблик жалко.
     - Ваша "Принцесса", - пояснил Ройл. - С точнейшим соблюдением масштаба. Много ли вы смогли бы сделать даже с вашим великолепным топором? Магия здесь ни при чем. Всего-навсего морское чудовище, считавшееся вымершим еще до Шторма, - но океан велик, то и дело там обнаруживается нечто, числившееся в нетях... Лорд Сварог, сдается мне, вы до сих пор не представляе-те, какая идет игра и сколь велики ставки. Это не телевизор, как вы уже поняли, - экран компьютера я моделирую. На самом деле оно плавает у поверхности, не показываясь наружу. И парочка кораблей упорно крейсирует поблизости, словно зная о чудище и готовясь натравить...
    - Горрот?
     - Вряд ли. Чьи-то неизвестные корабли. Знаете уже, как это бывает: флага нет, место постройки еще ни о чем не говорит, на борту самый разный народ со всего света... Иные древние источники связывают эту тварь и с Великим Кракеном, и с Князем Тьмы, что, в принципе, есть два лика одной сущности. Забудьте вы сейчас и об этой твари, и о кораблях. Не это главное. Вам нужно добраться до Шагана, там вас уже не достанут. Я помогу.
    - Значит, мне следует благодарить вас за спасение?
    Хозяин не поднимал глаз. Экран как-то незаметно погас.
     - Забавно, - сказал наконец Ройл. - От скуки я тысячу раз вел во всех подробностях долгие беседы с кем-то вроде вас. Но когда вы сидите здесь вживе, все, оказалось, следует начинать заново... Пожалуй, вы не должны меня благодарить, лорд Сварог. И по-тому, что эта услуга не потребовала от меня мало-мальски серьезных трудов, и оттого, что я не чувствую себя достойным принимать благодарность... Что вам говорил обо мне Бори?
    - Да ничего, собственно. Что вы существуете и живете отшельником.
     - В том-то все и дело... Максимально точное определение. Я не служу злу, потому что не люблю зла, и не служу добру, потому что не представляю, что мне для добра сделать. Я не борец. Не гожусь в борцы. Не мое призвание. Лары мне глубоко противны, а обитатели земли, откровенно говоря, - совершенно чужие. Нет ни сил, ни желания, ни стремления проникнуться их бедами и разделить их радости. Одной нелюбви к злу еще слишком мало, чтобы стать рыцарем добра с обнаженным мечом. Добавьте ко всему этому, к такому образу мыслей кое-какие магические возможности, позволяющие окружить остров непроницаемой для всякого воздействия защитой, - и получится... отшельник. Я не удивлюсь и не обижусь, если вы меня осудите. Покойный Борн положил массу сил и времени, чтобы подвигнуть меня на некие глобальные дела. Какие, он плохо представлял и сам. Я отказался. Он не порвал со мной окончательно, но отказа не забыл... Признаюсь, со своей стороны я считал избранный им образ жизни чем-то вроде детской игры в солдатики. Возможно, мы оба неправы. Возможно, один я неправ. И вы можете...
     - Кто я такой, чтобы вас осуждать? - проворчал Сварог. - Катберт-Молот или святой Рох? И зачем вам, простите, мое скромное мнение?
     - Я слишком долго прожил один, - со смущенной улыбкой сказал Ройл. - Долгое одиночество порождает самые причудливые метания духа. Иногда охватывает бешеное, неудержимое желание исповедаться и услышать себе приговор...
     - Тут нужен священник, - сказал Сварог, чувствуя себя крайне неловко. - Я не гожусь.
     - Священник скажет, что мне следует обратиться к богу. Но что прикажете делать, если я, как ни стараюсь, не могу и не умею "обратиться к богу"?
     "Беда с этими интеллигентами", - растерянно подумал Сварог, а вслух сказал:
    - Я тоже не умею...
    - Но вы - действуете.
     - Вы тоже, - ободряюще сказал Сварог. Беседа начинала его тяготить. - Странно, что там, где следует, меня о вас не предупредили, хотя уделяли внимание гораздо более мелким деталям.
     - А я - государственная тайна, - чуть веселее признался Ройл. - Никто не предполагал, что мы с вами можем встретиться. А о нашей с Борном дружбе они как-то забыли, много воды утекло, да и Борн погиб. Понимаете, Борн был для них понятен, а я - нет. Похоже, меня до сих пор подозревают в коварных замыслах. И в покое не оставляют. Взгляните.
     Сварог задрал голову. В зените висела большая синяя звезда, ее лучи светили холодно, остро, даже заломило глаза, словно он слишком долго таращился на пламя электросварки.
    - Что это?
     - Так для систем моей защиты выглядит орбитальная станция слежения. Мой персональный шпик на "суточной" орбите. Иногда, очень редко, случается атака. О, ничего смертельно опасного. Просто, изобретя что-нибудь новенькое, проверяют на прочность мою защиту. Видите ли, ни одна государственная машина, сколь бы терпима и могуча она ни была, по самой природе своей не потерпит полностью независимого и неподконтрольного индивидуума. Сам факт его существования, как бы нейтрален он ни был, становится словно бы ревом охотничьего рога для гончей. По-моему, и я, и недотепа Фаларен возбуждали подозрения как раз тем, что ничего не предпринимали, - такова уж логика тайной полиции. Приготовьтесь в роли короля Хелльстада столкнуться со страхом и недоверием... Ну вот, теперь вы многое обо мне знаете. Судите, как хотите. Только одного не нужно, умоляю - не просите меня к чему бы то ни было примкнуть, присоединиться, встать в ряды... Не смогу.
    Они долго молчали.
     - Знаете, чего мне порой хочется? - вдруг спросил Сварог. - Забрать три королевства себе. Пустить всякого, кто пожелает. И в меру разумения наладить там жизнь чуточку более свободную и добрую.
    - Не получится.
    - Я же сказал: "чуточку более".
    - Все равно.
    - Но тянет попробовать. Ужасно.
     - Ох, как вы молоды... Завидую. В юности, в студенческие годы, от разговоров на схожую тему сам воздух, казалось, сыпал искрами, я прекрасно вас понимаю, вот только не выйдет у вас ничего... Вы нигде не учились?
     - Разве что убивать, - сказал Сварог. - А вы, насколько я понимаю, были в Магистериуме?
     - Ого! Проект "Алмазная стрела". Не доводилось слышать? Значит, все еще засекречен. Институт, пытавшийся увидеть прошлое. Когда-то там работали и я, и Борн, и столь загадочно исчезнувший лорд Луинтар. Семьдесят лет адского труда - и все впустую. Возможно, при удаче ни я, ни Борн не пришли бы к нынешнему своему состоянию, да и Луинтар был бы жив. Коли вы ничего не слышали об "Алмазной стреле", работы определенно продолжаются...
    - А магия тут не поможет?
     - То, что осталось от магии, ничему уже не поможет, - пренебрежительно махнул рукой Ройл. - Создавать из воздуха дворцы и отлавливать реликтовых демонов "Серебряной сетью" - еще не магия. Уже не магия, вернее. Конечно, надутые идиоты вроде Багорена полагают, будто кохлеарный прорыв... О, простите. Кому это теперь интересно... Одним словом, вы можете ничуть не беспокоиться. Наверху не заметили происшедшего с вашим кораблем. Я все же считался неплохим ученым в прежние годы и прямо причастен к разработке иных систем... И в Шаган я вас смогу доставить незамеченными гораздо быстрее, чем вы сами тащились бы. Лучше всего вам будет высадиться в Гриммортеле и отправляться прямиком в тамошнее Братство Святого Роха. Утром...
     - Если вас не особенно затруднит, я попросил бы отправить нас прямо сейчас, - сказал Сварог. - Это возможно?
    - Разумеется. Но хотелось поговорить с вами подольше...
     - Мне тоже, - сказал Сварог мягко. - Но я боюсь расслабляться. Мне нужно мчаться вперед. И времени остается все меньше. Представления не имею, сколько времени у меня отнимет пребывание в Шагане, да и до виманы еще нужно добираться...
     - Вы уложитесь в два-три дня. Братство Святого Роха, я уверен, уже знает все от равенских друзей. К сожалению, информация столь же быстро передается и куклосами "Радуги"...
- Кем?
- Вы серьезно? - Ройл едва не упустил бокал. - Представления не имеете, с кем схватились? Кто вам мешает и противостоит?
- Мне постоянно противостоят разнообразные "черные", - сказал Сварог. - Это-то я уже уяснил.
- И никогда не слышали о "Черной радуге"?
- А что, есть и такая? Радуга обычно семицветная...
- Узнаю Гаудина, - сказал Ройл. - "Каждый знает ровно столько, сколько ему необходимо в данный момент". Возможно, в вашем случае он, при всей моей к нему неприязни, был прав. Не следовало посвящать нового человека во все сложности жизни, к тому же и для его престижа сие было унизительно: углубившись в историю вопроса, ему пришлось бы признаться, что он до сих пор не может истребить куклосы...
- Постойте, - сказал Сварог. - Я только сейчас сообразил... Выходит, вы обо мне отлично осведомлены?
- Я же говорил, что причастен был к серьезным работам. Не только они наблюдают за мной, удовольствие взаимное... Так вот, "Черная радуга", она же "Черная благодать" - это черное братство служителей зла, состоящее из разбросанных по всему свету групп-куклосов. Возникло оно около двух тысяч лет назад, когда разгромили храм Сета-Змеенога. Все сведения по этому делу есть даже в земных библиотеках, почитайте как-нибудь... Братство это существует до сих пор, несмотря на все усилия небесных и иных из земных властей, - очень уж серьезный и деятельный у него покровитель. Многие из тех, кто владеет сохранившимися азами "золотой", то есть основанной на добре, магии, живут, не зная друг о друге и не поддерживая никаких связей. Другое дело - черные. Зло деятельно и энергично. Среди его адептов почти нет одиночек - разве что стагарцы, патриархально балансирующие меж двумя силами. Да король Стахор, великий мистификатор, лицедей и мастер напускать туман, то и дело выдающий авансы то мраку, то свету, но упрямо ведущий свою игру... Не берусь судить непререкаемо, но в случае с двойником Делии и Арталеттой явственно прослеживается рука равенского куклоса. Впервые вы им встали поперек дороги, убив Мораг. Сшибли пинком осиное гнездо и прошли мимо, не заметив. Правда, с вами пытались покончить еще до того... но в том-то и заключается трагикомический парадокс, что не устрой они аварию вашему ялу, Мораг осталась бы жива, а вы, возможно, так и не замешались бы в схватку - или ворвались бы в нее гораздо позднее... Словом, против вас действуют организованные и сильные враги.
- Понятно, - медленно сказал Сварог. - А у меня после объяснений Гаудина как-то незаметно осталось впечатление, что люди, злоумышлявшие против меня там, наверху, - случайно совращенные нестойкие душонки, досадные исключения, выродки...
- Я и не говорю, что их много. Но всех Гаудин не выловил, и крайне опасно считать их выродками и досадными исклюючениями... Насколько мне известно, в последние годы наверху появилась еще и "Черная пустота". Крайне рафинированная разновидность поклонения и служения злу с потугами на большую философию. Видите ли, если зрить в корень, ничего этого нет, - он постучал пальцами по столу. - Ни стола, ни этих дубов, ни берега. Нет понятий "твердое" и "мягкое", "прочное" и "аморфное". И дым костра, и стальной меч - лишь скопление разделенных пустотой атомов. Разве что скопление атомов в виде меча более твердое и устойчивое, чем скопление атомов в виде дыма... Ощущения - тоже не более чем условность. Прикасаясь пальцами к лезвию меча, вы ощущаете, что он тверд и остер. Меж тем это означает лишь, что стайка атомов под условным названием "палец" сблизилась со стайкой атомов по прозвищу "меч". Пустота соприкоснулась с пустотой. Далее для научного обоснования (если возникнет такое желание или надобность) приводятся фундаментальные законы, объясняющие сущность магии. И магия, и физическое воздействие - не более чем перемещение атомов. И удар кулаком в зубы, и создание с помощью заклинания кувшина с вином – явления одного порядка. И в первом, и во втором случае вы с помощью возникающих в клетках вашего мозга комбинаций атомов (ибо мысль материальна) переместили в пространстве определенные группы атомов...
- Я рискну продолжить, - сказал Сварог. - Поскольку все на свете - лишь скопление атомов и перемещения таковых, понятия "добро" и "зло" становятся чисто абстрактными понятиями. И - все дозволено...
- Совершенно верно. Разумеется, это учение облечено в гораздо более изысканные и наукообразные формы. И выражено не в пример более многословно. На умы, надо признаться, порой воздействует. Вас, быть может, удивит, но больше всего приверженцев "Черной пустоты" насчитывается не среди невежественных придворных вертопрахов, а среди людей высокообразованных, с рационалистическим складом ума...
- Иными словами, в Магистериуме, - сказал Сварог.
- Как ни печально... Когда лет пятьсот назад в одном из земных государств некий книжник выпустил ученый труд, где впервые, пусть на примитивном уровне тогдашней эпохи, излагались идеи "Черной пустоты", король отреагировал быстрее, чем мудрые университетские профессора и священники. Незадачливый автор сгорел на костре из собственных книг. Некоторые склонны вульгаризировать этот поступок короля, считая, будто он попросту испугался: вдруг его подданные задумаются, стоит ли повиноваться монарху, каковой, по зрелом размышлении, есть не более чем скопище атомов, теоретическая пустота? Но я читал королевский указ, и там есть примечательные строчки: "Поелику этот богомерзкий труд способен отвратить незрелые умы от осознания понятий добра и зла, уничтожив в глазах иных всякую разницу меж таковыми понятиями..." Но сейчас книжников не жгут даже на земле. А на небесах царит и вовсе уж умилительная терпимость...
Со стороны моря донесся короткий треск, сменившийся длинным шипением, над кораблем взлетела зеленая сигнальная ракета, описала дугу, на несколько секунд озарив "Принцессу" и волны колышущимся тусклым свечением с резкими тенями. И погасла еще в воздухе.
- Что это?
- Мои орлы шалят, - сказал Сварог. - Деликатно напоминают, что они, личности и индивидуальности, озабочены отсутствием отца-командира... Пожалуй, мне и в самом деле пора.
Ройл посмотрел на берег:
- Ну да, ваша девочка раздумывает, не запустить ли еще одну. Интересно, почему Гаудин послал с вами именно ее?
- А в чем вы усматриваете странность?
- Не знаю, стоит ли называть это странностью... Ваша девочка - из породы так называемых всадников. Все малолетние "Леопарды" Гаудина, и мальчишки, и девчонки, подобно фигурам шакра-чатурандж, делятся на пешек и всадников. Пешек больше. Они подвергаются обработке с применением всех достижении науки, после чего навсегда становятся не в пример ближе к роботоподобным боевым машинам, чем к людям. И процесс этот необратим. Меньшинство, всадники, остаются людьми. Их мозг не подвергается... гм, реконструкции, все ограничивается обучением боевым искусствам, а интеллект, наоборот, стремятся развить. Я вовсе не пытаюсь настроить вас против Гаудина. Всю жизнь питал к нему смешанные, двойственные чувства: уважаю за яростную борьбу со всем черным и ненавижу за... иные поступки. Просто... Все его действия, шаги, операции подчинены определенным целям, просчитанным на много ходов вперед. Все. И вы обязаны это помнить, если хотите играть с ним на равных. Именно девочка, именно "всадник"... Можно объяснить просто: вы новичок на Таларе и такая спутница не в пример предпочтительнее хмурого юнца-убийцы, глухого и слепого ко всему, что выходит за рамки конкретного задания. Но простота - не в характере Гаудина... Особенно в случае с вами.

13. КОГДА НИКУДА НЕ СПЕШАТ

Ожидание атаки стократ тягостнее самого жестокого боя - в бою некогда думать...
Сварог уже отошел от предпоследнего, самого стремительного этапа пути - феерическое скольжение "Принцессы" над ночным морем, доставившее к берегу еще до рассвета, монастырь Святого Роха, где его встретили так буднично, что стало даже чуточку обидно, завтрак на скорую руку и пятичасовая бешеная скачка к границе, где по другую сторону, как он прекрасно видел из окна замка, тянулись те же равнины, те же перелески. Городок у горизонта, насколько удалось рассмотреть в подзорную трубу, выглядел прекрасно сохранившимся, да и проходивший мимо него тракт, упиравшийся в таганскую границу, построенный когда-то на века, казался проложенным вчера - ни одна травинка не пробилась меж продолговатых белых плит, уложенных на щебень и лиственничную кладку.
Вот только ничего живого не видно на той стороне, даже птиц не заметно, как ни шарил Сварог трубой. И Глаз Сатаны не наблюдалось. Поначалу Сварог решил, что они во множестве будут рыскать вдоль границы, пялясь немигающими взглядами, как голодные волки у изгороди скотного двора. Нет, до самого горизонта с зеленевшей кое-где каемкой лесов и холмов - ни малейшего шевеления. Ну да, колокольный звон разносится далеко...
В замке, принадлежащем некоему графу, как-то связанному с Братством Святого Роха, Странная Компания впервые за время пути оказалась в полнейшей безопасности - и совершенно не у дел. Самого графа в замке вообще не было, слуги двигались бесшумно, как тени, и появлялись редко, исключительно на звук колокольчика, брат Тивадар пропадал по своим загадочным делам, прямо связанным с завтрашним предприятием (о характере коих отмалчивался, мягко заверяя, что все будет подготовлено должным образом и Сварогу после всех тягот не стоит забивать этим голову), другие монахи не приходили, в отведенных гостям комнатах не хватало только птичьего молока, благо здесь не существовало запретов ни на мясо, ни на вино - короче, можно наслаждаться безмятежным покоем. Если забыть, что им завтра предстоит, - а забыть-то и не удается. А неподалеку сидит Мара, в отличие от командира являющая собой воплощение безмятежности, и при взгляде на ее невозмутимое личико обуревают разнообразнейшие чувства - от грешных помыслов до желания прочитать вдумчивую лекцию о печальной участи иных чрезмерно уверенных в себе суперменов.
Но ничего не выйдет - ее спокойствие не от излишнего суперменства, а от полнейшего неумения бояться риска и смерти. Попытайтесь заставить бедуина из сердца африканских пустынь проникнуться опасностями, подстерегающими пловцов на быстрой реке с коварными омутами и голодными крокодилами...
Сварог уютнее утвердил ноги на столе, поправил на коленях виолон и принялся бренчать:
Над землей бушуют травы, облака плывут, кудрявы, и одно, вон то, что справа - это я.
Это я...
И нам не надо славы, ничего уже не надо, мне и тем, плывущим рядом, нам бы жить - и вся награда. Да нельзя...
Мара уже прекрасно усвоила, что эта песня в его устах означает крайний предел дурного настроения и откровенной хандры.
- Ты еще "Пляску смерти" виртуозно изобрази, - фыркнула боевая подруга, золотая дикая кошка на синем фоне.
Сварог, как ни в чем не бывало, ухом не поведя, заиграл "Пляску смерти":
Гроб на лафет! Он ушел в лихой поход.
Гроб на лафет! Пушка медленно ползет...
Гроб на лафет! Все мы ляжем тут костьми.
Гроб на лафет! И барабан - греми...
В него полетел его собственный бадагар, чувствительно угодивший по уху, но карательных мер он предпринять не успел. Раздался короткий вежливый стук в дверь, и вошел брат Тивадар, косая сажень, мужик могучий и совсем бы симпатичный, если бы не жуткий синий шрам во всю правую половину лица, больше всего напоминавший отпечаток когтистой трехпалой лапы. Сварог виновато убрал ноги со стола, второпях свалив блюдце со сливами, кинулся подбирать узорчатые осколки, от смущения громыхая на всю комнату.

Предыдущая страница  32  Следующая страница








Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30



.
Copyright MyCorp © 2018