Понедельник, 22.10.2018, 19:45

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


-19-

     - Гулял по лесу и увидел, как вы тут развлекаетесь, - он показал пальцем в небо. - Шуму наделали на всю округу. Давно хотел посмотреть на эти штуки. А что, завлекательно... Только падать оттуда, должно быть, невесело...
    - Деревни поблизости есть? Или города?
     - Гутиорс, - верзила показал пальцем направление. - Минут сорок шагать, если быстро.
    - Деревня?
     - Город. Королевский. Дыра, конечно, в сотню домов, но что касается статуса - полноправный королевский город. Аж три кабака и бургомистр.
    - А лошадей там достать можно?

    - Смотря каких. И смотря сколько.
    - Верховых. Хороших. На всю компанию. И желательно бы еще заводных.
     - Вряд ли у них столько наберется на продажу. Разве что поискать по окрестным поместьям, тут многие конные заводы держат, и ярмарка была месяца полтора назад, а до новой еще месяц, так что имеет смысл...
     - Понятно, - сказал Сварог. - Ну что ж, в указанном направлении - шагом марш. А ты, найденыш, шагай рядом и подробно рассказывай. Откуда пулемет, отчего ты завел столь барские привычки - гулять по лесу... И почему корона на бляхе у тебя отнюдь не ронерская. Постарайся произвести на меня хорошее впечатление, тебе же лучше...
     Он взглянул на Мару, и та понятливо опустила веки, взяв нежданного спутника под чуткую ненавязчивую опеку. Сварог размашисто шагал, чуть петляя меж деревьев, слушая верзилу и частенько поглядывая на него - чтобы проверить искренность.
     Верзила звался Бони Скатур Дерс (Сварог уже знал эту систему) [согласно принятой у крестьян традиции Бони - имя собственное, Скатур - название деревни или села, а Дерс - родовое имя] и происходил из карликового королевства Арир, принадлежавшего к Вольным Манорам и славного лишь тремя достопримечательностями: королевской коллекцией штопоров для винных бутылок, единственным в Вольных Манорах фригольдерским селом Скатур и редким консерватизмом монархов в выборе имен - вот уже почти шестьсот лет на престоле восседали исключительно Арсары, вплоть до нынешнего Сорок Второго.
     А дней десять назад Арсар Сорок Второй решил, что с его королевства довольно и двух достопримечательностей... Как и в большинстве Майоров, хорошей пахотной земли там было мало, а со Скатура, обладавшего многими старинными привилегиями, никак нельзя было драть три шкуры. Но хотелось ужасно. Очень уж богатые были угодья. Маленькие тираны, как известно, в сто раз хуже больших - в крохотном королевстве не в пример труднее уберечься от алчного взора монарха...
     И была задумана ловушка, в которую Скатур не замедлил угодить, прямо-таки влетел на полном ходу. В один далеко не прекрасный день туда нагрянул один из королевских камергеров. Для начала он отказался соблюсти ритуал вежливости и уважения к статусу фригольдеров, затем, объявив, что желает осчастливить Скатур своим пребыванием, выступил с кучей оскорбительных и совершенно неприемлемых для фригольдеров требований вроде девок на ночь для себя и своих сержантов и мытья ног в доме старосты.
     Камергеру вежливо напомнили о статусе села. Камергер совсем невежливо оскорбил статус. Возникла перепалка, в ходе которой старосту съездили плетью по голове. Фригольдеры сгоряча ударили в набат, благо у Скатура имелось и право на колокол. Королевские сержанты из эскорта камергера начали палить во все стороны - как теперь понятно, не сгоряча, а во исполнение строгого приказа, - убив и ранив несколько человек. Двоим из сержантов удалось ускакать, а остальным выдали сполна. Самого господина камергера, надежно привязав, стали опускать в колодец вместо ведра, чтобы поостыл малость. То ли купавшие чересчур увлеклись, то ли сердце у старика не выдержало - после очередного подъема обнаружилось, что сановник не подает признаков жизни. Его добросовестно попытались откачать, но камергер оживать отказался. После чего его бесславно кинули под забор и, немного опамятовавшись, пришли к выводу, что самое время запирать ворота и садиться в осаду. Во взаимоотношениях королей и фригольдеров такое случалось далеко не впервые, процедура была отработана. Происшедшее сулило долгие неудобства, но было злом привычным, как град или бешеные волки в окрестных лесах. Согласно освященному столетиями опыту, все должно было кончиться парой недель осады, кое-какой кровью, неизбежным выкупом и очередным подтверждением вольностей. В конце концов, камергер нарывался сам.
     Но не прошло и получаса, как стало ясно, что игра идет по непредвиденному раскладу - ворота уже горели, полыхали первые дома, а в село ворвались дворянская дружина, панцирная королевская пехота и самый страшный враг, все уничтожавший на пути, - ополчение из крепостных крестьян. Сроду не слышавшие о классовой солидарности, они люто ненавидели фригольдеров, поскольку те были как бы свободными, а они сами - насквозь подневольными...
     Скатурцы дрались хорошо, быстро сообразив, что драка пошла на уничтожение, но они оказались застигнутыми врасплох и совершенно не готовыми к бойне. А противник планомерно выжигал все перед собой, уничтожая все живое... Угодья и скот виделись не в пример лучшей добычей, нежели отнюдь не бедные крестьянские дома...
     Верзила Бони был гуртовщиком, повидал свет, гоняя скот на продажу и в Ронеро, и в Снольдер, и в Харлан, возил оттуда потребные товары, видел море, бывал на иллюзорских пастбищах, единожды проезжал даже через Ямурлак, а однажды чуть не улетел с купцами на Сильвану. Тяги к плугу он не испытывал ровным счетом никакой, наоборот, предпочитал бродячую жизнь в седле и шумную жизнь в сопредельных великих державах, проявляя живой интерес к достижениям технического прогресса (хотя о существовании таких терминов, понятно, и не подозревал). Когда старейшины решили тайком, на всякий случай приобрести пулемет, именно Бони выполнил эту деликатную миссию и обучился стрельбе. Это искусство он и продемонстрировал, насколько мог, на улицах горящего Скатура. У него еще оставалось полтора магазина, когда стало ясно, что все кончено. Никого не осталось в живых, кроме горстки успевших прорваться в лес (в одном месте подступавший вплотную к окружавшей село стене). Расстреляв еще полмагазина, Бони пробился сквозь оцепление, поймал коня и помчался в полную неизвестность. У Волчьих Голов [Волчьи Головы - разбойники, обитающие в районе Каталаунского Хребта; самого пестрого состава (когда-то "волчьими головами" звались изгнанники из рода), от беспутных ронинов до беглых крестьян; выработали своеобразный устав и даже флаг - черная волчья голова на зеленом поле; иногда, подобно Вольным Топорам, нанимаются на службу] он остаться не захотел, перешел ронерскую границу, лишившись по дороге коня, и положение у него стало - хуже не придумаешь. Во-первых, бумаг с собой не было ровным счетом никаких, а те, кто мог бы под присягой засвидетельствовать его личность, обитали слишком далеко отсюда, и добраться до них было трудновато. Горстку беглецов из Скатура Арсар Сорок Второй вполне мог объявить даже и не скатурцами вовсе, каковые поголовно полегли в результате развязанного ими самими мятежа, а королевскими крепостными или беглыми каторжниками. Кто взял бы на себя труд проверять, как там обстояло на самом деле? До имперского наместника тоже нужно сначала добраться...
     Во-вторых, беспаспортный, безденежный, бесправный бродяга, незаконно перешедший границу чужой страны, заведомо обречен на неисчислимые неприятности, но если у него при себе имеется пулемет, положение становится и вовсе погибельным. Безопаснее, пожалуй, носить с собой алмаз величиной с кулак. Любой встречный, располагавший влиянием или попросту преданной охраной, моментально попытался бы завладеть сталь ценной в хозяйстве вещью, как пулемет, приняв самые крайние и незамысловатые меры к тому, чтобы нынешний владелец сокровища замолк навсегда... И потому Бони решил прибираться в Пограничье - там хватает опасностей, но и законов не особенно-то много, что позволяет отвечать ударом на удар, не опасаясь полиции и судейских крючков. Оказавшись невольным свидетелем лихого приземления самолета, беглец рассудил с крестьянской сметкой - кем бы ни была эта странная компания, она наверняка сама находится в положении дичи и потому не горит желанием строить козни против беззащитного путника, который может оказаться и полезным...
     Парень не врал, Сварог мог утверждать это со всей уверенностью. Разве что умалчивал об иных деталях, но это-то вполне простительно в его положении. Вреда от него в ближайшее время не предвидится, а пользу и в самом деле принести может - парень неглупый, видавший виды, точно так же оказался вне закона, да и пулемет, пусть с единственным магазином, им не помешает...
     - Ну, а почему именно в Пограничье? - спросил Сварог. - Можно было наняться и к ганзейцам...
     - В Пограничье еще остались вольные эрлы. Они же ярлы - кому как больше нравится. А мне позарез нужно дворянство. Отслужил бы, как мог, со всем прилежанием. Хватило времени кое о чем подумать, пока метался по лесам. Будь я дворянином, на законном основании устроил бы Сорок Второму роскошный ваганум, так что никакого Сорок Третьего не было бы и в помине.
     - Так на это нужны деньги, - сказал Сварог. - И немалые. Арир - это... гм, это не Готар какой-нибудь...
    Бони покосился на него:
    - Да знаю я парочку "придорожных банков"...
    - Это еще что?
    Шагавший слева от Сварога Шедарис пояснил:
     - У гуртовщиков с купцами концы отмахивать приходится длинные, и не всегда по цивилизованным местностям. Вот они и прячут денежки в подходящих местах неподалеку от дороги. Придорожный банк, она же "пыльная казна".
     - Точно, - сказал Бони, и его простецкое лицо на миг стало хищным. - Все равно теперь денежки эти бесхозные. Чтобы нанять хороший отряд, может, и не хватит, да я бы из шкуры вывернулся, чтоб подработать...
     - Если бы раньше не прикончили, - хмуро сказал Шедарис. - Или возьмет ярл у тебя пулемет, а вместо дворянства отблагодарит кордом [корд - короткий меч или длинный кинжал (обоюдоострый)] в спину...
     - Риск, конечно, есть, - согласился Бони. - А что делать? Я ему, суке, за Скатур... Ладно. Теперь вроде бы ваша очередь? Вы-то кто?
    - Странная Компания, - хмыкнула Мара.
    - Это я и сам вижу. А поточнее можно?
    Сварог промолчал, кивнув Маре. Она наставительно сказала:
     - А поточнее, прелестное дите природы, - прикончить нас стремятся чуть ли не все вокруг, а вот друзей что-то не наблююдается...
    От любопытства Бони даже не обиделся за "дите":
     - Не тяни кота за хвост, лауретта, душевно тебя прошу. А то нечестно получается - я-то вам все выложил...
    - Ты читать умеешь?
     - По-печатному. И от руки, если не коряво. Я человек бывалый, писать бы еще обучиться...
    - А сказки и пророчества читал?
     - Больше слушал, - признался Бони. - У нас в Скатуре старики мастера... - он помрачнел. - Были...
    - Про Серого Рыцаря слышал?
     - Доводилось. Это который должен извести Буркалы Сатаны? Занятьице не для трусов...
     - Так вот, - скучным голосом сказала Мара. - Это - Серый Рыцарь. Это - его верные сподвижники. И все они держат путь в три королевства. И либо ты присоединяешься к этому увлекательному предприятию, либо скромно делаешь в штанишки и пускаешься восвояси, потому что забот и без тебя хватает...
    - Шутишь?
     - Только у меня и хлопот - с тобой шутить. Всю жизнь мечтала, повизгивая от нетерпения...
     - Да не шутит она, не шутит, - мрачно подтвердил Шедарис. - Вот тебе и Серый Рыцарь, и прочие семью семь удовольствий... Может, и в самом деле проще тебе будет податься восвояси?
    Бони смерил его гордым взглядом:
     - Что? Я, значит, трус, а ты, выходит, рыцарь Шугута с семью мечами? [Шугута Семь Мечей - богатырь из легенд и сказок (некоторые историки считают его жившим в незапамятные времена родоплеменным князем).] Топорик, а ты про Вурдалачью Ночь не забыл? [Вурдалачья Ночь - крупное крестьянское восстание (3688-3690 Х.Э.). В первый его месяц восставшие начисто уничтожили возле крепости Гронк брошенный на подавление отряд Вольных Топоров.]
    Шедарис, скрипнув зубами, схватился за меч.
    - Отставить, - бросил Сварог. - Не до шуток.
    Бони даже остановился от удивления:
     - Нет, серьезно? Слушайте, тогда ведь и принцесса должна быть... - Он оторопело переводил взгляд с Мары на Делию, пытаясь угадать. - Ваше высочество... - взгляд его окончательно остановился на Делии.
    - А может, это не она, а я - принцесса? - спросила Мара.
     - У тебя, уж прости, вид не тот... - отмахнулся Бони. - Постойте, так ведь Серый Рыцарь - оттуда... - Он невольно глянул в небо. - И будущий король вроде Дорана, старики говорили, а они знают такое, что нигде не прочтешь, очень уж старая у нас деревня... - И он вдруг широко ухмыльнулся с бравым видом. - Похоже, подворачивается прекрасный случай насчет дворянства...
    - Ты его заработай сначала, - криво усмехнулся Сварог.
     - Наизнанку вывернусь, - истово сказал Бони. - Все. Гоните - не уйду. Три королевства там или четыре... Весь ваш, до печенки. То-то вы к харланской границе, чтобы через Ямурлак и Пограничье...
     Сварог помрачнел - верзила ухитрился затронуть больное место. Впрямую об этом еще не говорили, но подразумевалось, что у него есть точный план, как попасть в три королевства. А плана как раз не было, вернее, его приходилось срочно менять, потому что старый ничего случившегося не предусматривал...
    Чтобы сменить тему, Сварог быстро сказал, положив пальцы на пряжку:
     - Ладно. Насколько я понимаю, ты все осознал, все прикинул и понимаешь, на что идешь?
     - Понимаю, - Бони расстегнул камзол и вытащил висевшую на шнурке бесформенную фигурку. - Могу поклясться Великой Матерью. В наших местах Великую Мать почитают, не псину какую-нибудь.
    Сварог махнул рукой:
    - Без церемоний. Верю. Но если что...
    - То - еще как, - подхватила Мара.
     - И моментально, - пообещал Шедарис, на лету ухвативший оскорбительный для него намек на Симаргла, но сдержавшийся.
     - Хватит вам, - рявкнул Сварог. - Если еще хоть раз придется вас разнимать - обоих вышвырну без отпускного свидетельства! Усекли?
     Определив на глазок рост Бони, он принялся на глазах у всех мастерить соответствующую одежду. Бони зачарованно уставился на него:
    - Ну ничего себе... А лошадей, значит, вы этак не можете?
     - Увы, - сказал Сварог с искренним сожалением. - Зато пароход твердо обещаю, как только доберемся до реки. - Он бросил Бони охапку одежды. - Но насчет лошадей самим придется озаботиться.
     - Проезжал я в Харлан по этим местам. Окрестные дворяне приторговывают... Да, а погоня за вами есть? По земле, я имею в виду. Как это у вас обстоит в небе, я уже видел...
     - Если погони нет, наверняка будет, - сказал Сварог. - Поэтому из Гутиорса нам следует убраться как можно скорее. До наступления ночи отыскать лошадиного барышника...
     - Да знаю я тут одного, - сказал Бони. - У самого-то денег не было, вот я и нацеливался, когда стемнеет, разжиться коняшкой возле кабака. На мне и без того грехов достаточно, чего бояться... Одному-то это провернуть легко, а вот восьмерым потруднее. Придется честно покупать.
     И полез в кусты переодеваться. Остальные обступили Сварога, глядя вопросительно.
     - Он не врет, - сказал Сварог. - Возьмем. Правда, первое время придется присматривать...
    - Присмотрим, - заверила Мара.
    А тетка Чари мечтательно сказала:
     - Поскорее бы добраться до Итела и сесть на пароход. На воде как-то спокойнее...
     "И любой там, наверху, при некоторой сноровке сможет нас рано или поздно вычислить", - мысленно добавил Сварог. Мысленно же чертыхнулся, сказал:
     - Предложите светлую идею. Как так вышло, что восемь благородных дворян и дворянок путешествуют пешком?
     Странная Компания прилежно погрузилась в раздумье. Первой отозвалась Делия:
     - Означенные дворяне ввязались в некое пари с другими дворянами, поставив на кон лошадей. И проиграли. Подробностей выдумывать не стоит - нет нужды растолковывать их каждому встречному-поперечному. Главное, никто не удивится. Все в духе Ронеро, встречались пари и диковиннее...
     - Великолепно, - искренне сказал Сварог. - Кроме того, у нас в запасе есть прием, великолепно сработавший нынче же утром. Вы, принцесса, всегда можете изображать в этих местах себя самое. Вы на охоте, далеко забрались...
     - К вашим услугам, - серьезно сказал Делия. - Если только нам не приготовят какого-нибудь пакостного сюрприза...
     - Будьте уверены, - сказал Сварог. - У меня стойкое впечатление, что пакостных сюрпризов нам приготовят кучу. Но и мы, как показали последние события, способны на сюрпризы. Это немного утешает, вам не кажется?
    Она слабо улыбнулась:
    - Пожалуй...

2. ГОРОДОК И ЕГО ОБИТАТЕЛИ

     Из кустов вылез Бони, завернул пулемет в свой старый камзол, и они двинулись вперед. Вскоре вышли на мощеный тракт - как раз неподалеку от каменного мерного столба, круглого, украшенного медным государственным гербом, позеленевшим от бремени лет. Далеко впереди виднелись крайние дома городка, и шагать, видя конкретную цель, стало веселее. Шедарис даже замурлыкал бодрую песенку:
    Эх, носы не вешать,
    когда нас станут вешать...
     Ехавший навстречу на одноколке крестьянин оглядел их с большим любопытством, но приставать с вопросами, понятно, не посмел. Примерно так же повел себя и габелар [полицейский в королевском городе (название пошло от слова "габель", обозначающего налог, взимавшийся некогда на содержание коронной полиции)], торчавший с пикой у входа в город, - но этого они зацепили сами, осведомившись о ближайшем постоялом дворе, достойном благородных особ. При этом Сварог громко проворчал, обращаясь к своим, но рассчитывая в первую очередь на скучавшего стража, враз навострившего уши:
     - Все традиции мы соблюли, господа. Дали ему уехать со всеми выигранными лошадьми, но если он нам тут попадется, имеем все основания затеять поединок... Любезный, тут не проезжали два дворянина с восемью лошадями в поводу?
    - Никак нет, ваша милость! - браво рявкнул тот.
     - Ну, если приедут, вы нас найдите, в долгу не останемся, - благосклонно пообещал Сварог. - Я ему покажу, как коней выигрывать... Пойдемте, господа.
     Отыскав постоялый двор с лирическим названием "Свинья и сковородка", навестила нужные места, умылись, расположились в зале для благородных, блаженно вытянув ноги, а слуги уже проворно таскали на стол блюда, тарелки, кувшины и бутылки. Между делом Сварог успел преподнести хозяину историю с проигранными конями, принятую тем безоговорочно, но со специфическим выражением лица, гласившим, что слыхивал хозяин и не такое, и каждый сходит с ума по-своему, а благородные лауры - тем более, с присущей им фантазией. И пообещал послать мальчишку за лошадиным барышником.
     Дела понемногу налаживались. Долгое время все старательно жевали, глотали и отхлебывали. Потом стали понемногу отваливаться от стола, только Бони неутомимо похрустывал косточками аппетитно зажаренных в сметане зайцев, урча, что следует отъесться за все прошлые скитания, и здешняя жратва, как ни крути, получше украденных гусей, зажаренных в лесу на костре и слопанных без крупинки соли.
     Сварог лениво смотрел в окно. За окном была крохотная площадь, украшенная крохотной ратушей и тремя громадными свиньями, блаженно развалившимися как раз посередине. Он машинально извлек из воздуха сигарету, прикурил от указательного пальца, дернулся было, но вспомнил, что кругом свои, и глубоко затянулся. Бони уставился на него, перестав даже от изумления чавкать, потряс головой, вновь захрустел косточками и зачавкал - но уже гораздо более философски.
     - Вино, признаться, не из лучших, - грустно сказал Леверлин. - С тоской вспоминаю погреба Коргала...
    - Это где? - поинтересовалась Мара.
    - На Сильване. Там мы с графом Гэйром одержали...
     - Одну из самых блистательных своих побед, - проворчал Сварог. - Граф, вы были неподражаемы...
     - Потом расскажете? - чуть ли не одновременно потребовали Мара с Делией.
     Сварог чуть смутился, фыркнул, отвел глаза - передернулся от пронзительного свинячьего визга. Глянул в окно.
     Свиньи уже улепетывали в разные стороны с удивительным для таких туш проворством, а виновник переполоха, конный габелар, уже слетел с седла, прогрохотал сапогами по невысокому каменному крыльцу и, растворив парадную дверь молодецким пинком, скрылся в ратуше. Конь, оставшись в одиночестве и непривязанным, постоял немного, подумал и лениво побрел прочь.
     Сварог насторожился. Нравы в такой глуши, конечно же, насквозь патриархальные - но не настолько же, чтобы нижние чины королевской полиции пинками открывали двери в ратушу? Для такого поведения и такой спешки должны быть веские основания. А в совпадения он верил - но не до такой же степени...
     Насторожились все. Те, кто сидел к окну спиной, равнялись на реакцию тех, кто сидел к окну лицом. Бони вскочил, шумно отпихнув задом кресло.
     - Сидеть! - тихо распорядился Сварог. - Не дергаться и не суетиться. Чтобы крупно обидеть здешнюю армию, нам достаточно будет пары минут. Гарнизоны поблизости есть?
    - Ближайший лигах в пятидесяти, - сказал Бони.
     - Ну вот... Спокойно. Представим, что мы в театре и смотрим увлекательную пьесу.
     - Вам, городским, хорошо говорить, - проворчал Бони, послушно усаживаясь. - А я, куда только ни заносило, в театре так и не сподобился побывать. Поэтому вы представляйте, будто вы в театре, а я представлю, будто угодил на состязание обжор...
    И он уцапал с блюда последнего зайца.
     Какое-то время не происходило ровным счетом ничего. Потом из ратуши вылетел габелар, ошалело оглянулся в поисках коня и, придерживая меч, побежал куда-то, совсем не в ту сторону, куда конь ушел. Вверху тягуче заскрипело. Сварог подошел к окну, распахнул высокую створку, выглянул.
     Сине-черный флаг на вершине непропорционально высокого шпиля ратуши колыхнулся, дрогнул, точками пополз вниз, задерживаясь под скрип тросика по плохо смазанному блоку, рывками проваливаясь, пока не исчез из виду. Тихо подошла Делия, остановилась рядом. Она была бледна.
     - Это еще что такое? - растерянно спросил Сварог. - Для спуска флага должны быть веские основания, даже я знаю...
    - Неужели отец... Если сейчас поднимут белое полотнище...
     Сварог попытался с ходу прикинуть, что может означать внезапная смерть короля лично для них. Если она естественная - никому, возможно, не станет дела до беглецов. А если продолжаются непонятные игры...
    Делия тихо охнула.
     Вверх ползло алое полотнище. Флаг, несомненно, долго пролежал свернутым в забытье и запустении - явственно виднелись выцветшие места поперечных сгибов, полотнище выглядело каким-то скукоженным, и, если бы не легкий ветерок, придавший ему минимум достоинства, повисло бы нелепым кульком в попытках принять прежнюю, более привычную форму.
    - А это еще что означает? - в полном недоумении вопросил Сварог.
    - Шаррим, - тихо сказал Делия. - Я и не помню, чтобы...
     - Последний раз это было двадцать семь лет назад, - сказал подошедший Леверлин, - когда король... гм, только становился королем. Нет, как же серьезно за нас взялись, уважать себя начинаешь...
     - Да что это такое на наши головы, в конце концов? - нетерпеливо спросил Сварог, уже понимая по их лицам, что начались сюрпризы, и определенно пакостные.
     - А это такая облава, - кривя губы, сказал Леверлин. - Чрезвычайное положение - то ли по этой провинции, то ли по всему королевству. Никто отныне не имеет права покидать городов и сел, где в данный момент находится. А те, кого застало в пути, - их по прибытии надлежит на всякий случай задерживать. Пока не выяснится точно, кого именно ищут. Словом, замереть всем, кроме беглеца. И погони, понятное дело. Вообще-то мы успели проскочить в город, но кто его знает... Последний раз шаррим объявляли... - он покосился на Делию, вдруг опустившую глаза, - когда некий государственный муж хотел задержать беглецов...
     - Я с этой пакостью сталкивался пять лет назад, когда служил в Харлане и Мораг ловила заговорщиков, - хмуро сообщил Шедарис. - Вот не думал, что ради меня...
     - Значит, нам отсюда не выйти? - спросил Сварог. - Из города, я имею в виду?
     - Только с боем, - пожал плечами Леверлин. - Теперь на всех дорогах появятся кордоны...
     - Не обязательно, - возразил Шедарис. - Если это полное "замри", передвигаться будет только погоня...
     - Не легче, - сказал Леверлин. - Мы все еще без коней. И покупать их теперь - привлечь внимание...
     - Ну и что? - безмятежно спросила Мара. - Если ближайший гарнизон в полусотне лиг? Городишко этот наша компания при нужде положит к ногам за пять минут.
     - Почему бы и нет? - оживился Леверлин. - Габеларов здесь человек десять, это даже не смешно. С нашим бравым командиром, его жутким топором, пулеметом и всеми нами, скромно скажу, не лишенными известной удали, одолеть такое воинство удастся вмиг. Пошарив по конюшням, найдем потребное число лошадок. Можно даже оставить расписку. А там видно будет.
     - Мой любимый лозунг... - проворчал Сварог. - Ладно, подождем пока захватывать города. Диспозиция следующая: Леверлин направляется к выходу из города, тетка Чари - к другому, там они беспечно прогуливаются, высматривая, не покажется ли какая погоня. Шедарис с Паколетом, поодиночке, столь же беспечно мотаются по городу, высматривая конюшни, дислокацию габеларов и все прочее, представляющее интерес. Я иду на разведку в ратушу. Остальные сидят здесь. Бони, кончил бы ты жрать.
     - Это я от волнения, - сказал Бони, торопливо откладывая толстенную донольскую колбасу.
     - Если кто-то попытается вас здесь взять, не стесняйся, берись за пулемет. И если здесь начнется стрельба, все остальные бросают текущие дела и сбегаются сюда. Ну, расходимся.
    Он выходил последним. Мара догнала его в дверях.
     - Отставить, - тихо сказал Сварог. - Кошка, я верю, что ты и в одиночку можешь завоевать этот город, но такие подвиги пока что не нужны. Береги Делию. Главное, береги Делию. И приглядывай на нашим новым другом.
     Он захлопнул за собой тяжелую дверь. В общей зале маялся хозяин. Завидев Сварога, охнул:
    - Что же это творится, ваша милость?
    - Да ерунда все, - отмахнулся Сварог и вышел.
     Пересек площадь, огибая свиней, вошел в ратушу, наугад распахнул несколько дверей, натыкаясь то на писцов, с праздно-обалделым видом восседавших за столами, то на дорожную пошлину, по милому провинциальному обычаю взятую натурой и сваленную кучами - мешки и мешочки, бутыли с вином, локти материи, живой спутанный баран, печально взиравший на Сварога снизу вверх. Наконец в одной из комнат, богаче остальных обставленной, Сварог обнаружил унылого толстяка с медальоном бурго-мистра на шее, серебряной чернильницей на золотом поясе и золотыми перстнями на пальцах. В перстнях поблескивали драгоценные камни - дворянин, из ронинов, вероятнее всего.
     Сварог продвинул ногой кресло, сея, развалился и начал капризно-нагло:
     - Это что же у вас такое творится, если барона, вдобавок вольного ярла, вдруг задерживают в этакой дыре и заявляют, что он, видите ли, эту дыру покидать не вправе? Со мной же отряд, и не такое видавший, я ж ваш городишко запалю с восьми концов и отвечать не буду, герцог заступится... Я ж тебя заставлю собственную чернильницу выхлебать...
     - Лаур, я вас прекрасно понимаю, - заторопился бургомистр, выставляя напоказ пухленькие пальцы. - Поверьте, уж я-то прекрасно понимаю все чувства дворянина...
    Сварог притворялся, будто лишь теперь заметил дворянские перстни:
     - Ох, простите, лаур, я уж было хотел обойтись с вами, как с быдлом... Но, право, неприятно чертовски. У меня любовница, само очарование, не виделись две недели, я истосковался, лечу на крыльях любви, и вдруг...
    - Шаррим, - развел руками бургомистр. - Монаршья воля, барон.
     - Да, конечно, - сказал Сварог угрюмо. - Но вы бы видели ее стан, ноги. Я схожу с ума - соперники, долгое отсутствие... Худшие подозрения в измученной душе, теперь еще и задержка... Ну что там стряслось?
     - Сам теряюсь, - бургомистр аж трижды развел руками. - Как гром с ясного неба! Таш лежал у меня дома, я его с собой не таскаю - провинция, знаете ли, вызовы редки, а самому докладывать нечего. И вдруг он начинает пищать, домоправительницу перепугал до смерти, давненько не слышала этого писка, вызова, не сообразила поначалу. В передней был габелар, сунул его в карман, прискакал ко мне... Его превосходительство губернатор передал королевский приказ: немедленно объявить шаррим. Я, грешным делом, стал уже забывать, что это за шаррим такой, его превосходительство тоже, по-моему, не сразу вспомнил... И - никаких объяснений.

Предыдущая страница    19    Следующая страница

Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031



.
Copyright MyCorp © 2018