Суббота, 21.07.2018, 07:10

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


     - Что именно?
     Гаудин тихо, серьезно сказал:
     - Граф Гэйр вбил себе в голову, что способен в одиночку бороться с дьяволом.
     Сварог ошеломленно воззрился на него:
     - Вы что, хотите сказать, что в самом деле...
     Гаудин, в свою очередь, уставился на него столь же удивленно:
     - А в ваше время сомневались в существовании дьявола?!
     - Только этого мне не хватало, - сказал Сварог. - Черт...
     - Не к ночи, любезный граф, не к ночи, - мягко сказал Гаудин. - Учитесь следить за словами. Конечно, мы в замке Келл Инир, великолепно защищенном, и все же не стоит к ночи... Дьявол не всемогущ, но это весьма достойный противник, к которому следует относиться чрезвычайно серьезно. Наши далекие предки в свое время проявили изрядное легкомыслие, и за это до сих пор приходится расплачиваться. Боюсь, у графа Гэйра хватило времени, чтобы осознать эту истину и о многом пожалеть. Ну нельзя же заниматься такими вещами в одиночку...
     - Так, - сказал Сварог. - Мне, дураку, следовало бы сразу подумать - где заклинания, там и...
     - Вот именно. У всего в этом мире есть свой хозяин. В том числе и у тех заклинаний, что служат злу... Ну как, вы все еще считаете, что со мной не следует водить компанию?
     - Нет, - сказал Сварог. - Теперь я так не считаю. Если только вы не врете, конечно...
     - Зачем мне вам врать, если вы в самом скором времени можете проверить любые мои слова? Подождите, обживетесь немного, и поговорим более серьезно... Нет, правда, у вас не верили в существование дьявола?
     - Кто как, - сказал Сварог. - У нас затуманивали мозги всякими красивыми словечками, отрицая существование за ними какой-то конкретной фигуры с собственной волей и побуждениями...
     - Еще одно доказательство того, что образ мышления с веками не меняется. Как и человеческая глупость. Дьявол - это не просто зло, это творец зла. И при увеличении зла в мире следует не только воевать с частностями, но и искать корень зла. Одна из коварнейших штучек дьявола - убедить, будто его вовсе и не существует.
     - Признаться, вы меня ошарашили, - сказал Сварог.
     - А вы с самого начала были настроены невероятно благостно?
     - Ну, не совсем... - Он кое-что припомнил. - Вы хотите сказать, что в моем случае не обошлось без...
     - Я ничего пока не знаю. И нахожусь в том милом состоянии, когда подозревать хочется всех и вся.
     - Но магия...
     - Не считайте ее универсальной отмычкой, - сказал Гаудин. – Прежде всего потому, что нам противостоят силы ничуть не слабее наших, а в чем-то, надо признать, даже сильнее... Нам следовало бы о многом поговорить долго и подробно, лорд Сварог. Но время неподходящее. Не смею вас больше задерживать. Веселитесь. Вот только... - Его голос звучал совершенно спокойно, даже небрежно, но улыбка показалась Сварогу волчьим оскалом. - Поосторожнее с Яной.
     - Что вы имеете... - начал Сварог недобро.
     - Право же, ничего конкретного. Просто хочу, чтобы вы помнили: она обладает большой магической силой, способной проявиться в самом ближайшем будущем, но сейчас в ней много от обыкновенной девчонки с ветром в голове. Ну, не смотрите на меня зверем. Должность такая: просчитывать все возможные сложности и в связи с этим регулярно навлекать на себя недовольство окружающих...
     Сварог поймал себя на том, что этот человек ужасно его раздражает и злит, но чем-то определенно нравится. Еще и потому, что занимается серьезным делом посреди беззаботного веселья. Глядя вслед удалявшейся сухопарой фигуре, Сварог покачал головой: он верил и в Бога, и в черта, но когда тебе столь скучно и буднично сообщают, что дьявол - не абстрактный обита-тель таинственной, далекой бездны, а существо, находящееся где-то рядом и склонное то и дело вмешиваться в окружающую тебя жизнь... Честное слово, это многое меняет.
     Он вернулся в зал. Зал был исполинских размеров, в нем преспокойно могла бы вести воздушный бой парочка истребителей, не чувствуя себя особенно стесненно. В глазах рябило от сотен разноцветных костюмов, причем гости вели себя так, словно обычной силы тяготения здесь не существовало - танцующие пары там и сям порхали в воздухе, как яркие мотыльки, другие прогуливались словно бы по невидимым лестницам, не глядя под ноги - и не падая. В одном углу кружился в быстром танце хоровод пестрых фигурок, в другом танцевали попарно под медленную томную мелодию, в третьем пары под бравурные такты летели вперед змейкой, выписывая зигзаги, рассыпаясь и смыкаясь. И у каждой группы была своя музыка, словно ее сопровождал неотступно невидимый оркестр, окруженный незримым барьером, чтобы его игра не мешала другим. Меж танцующими, ухитряясь не задевать их и не нарушить сложных фигур, расхаживали парами и кучками заоблачные жители, хозяева летающих замков, - чинно беседовали, флиртовали, смеялись.
     Сварог никак не мог найти себе места в этом многолюдном чужом веселье. Он был без маски, но лишь раз или два перехватил заинтригованно-любопытные взгляды. Большинство гостей не обращали на него внимания - ларов всего несколько тысяч, но вряд ли все знают всех, молодежь взрослеет и выходит в свет, появляются порой на людях затворники, мизантропы и домоседы, семьи тех, с кого снята немилость... Тем, кто живет более семисот лет, свойственна некоторая рассеянность (он поначалу изумился, узнав, сколько предстоит жить ему самому, но потом свыкся).
     Что дольше? Ничего этого он танцевать не умел - подсобных заклинаний на сей счет почему-то не отыскалось. Можно бы поиграть в карты или какие-то сложные настольные игры со стариками, удобно расположившимися на внутренних галереях, но он не знал и здешних игр. Оставалось подпирать стенку да время от времени выходить под ночное небо полюбоваться Юпитером. А когда надоест, искать женского общества. Беглые наблюдения за здешними холеными красотками с деланно наивными глазами и их кавалерами быстро убедили его, что легкость нравов не уступает версальской. До бесстыдной непринужденности, прилежно запечатленной древнеримскими историками, было, конечно, далеко, но это означало лишь, что внешние приличия строго соблюдались, и только.
     Сварог чувствовал легкие угрызения совести при воспоминании о грустных глазах провожавшей его Меони, но извечное мужское легкомыслие быстро взяло верх. В конце-то концов, если строго разобраться, Меони ему не жена и даже пока что не любовница, а то, чего она не знает, ей не повредит. И он решил для себя проблему так, как решали ее бесчисленные поколения мужчин во все эпохи.
     Обретя ясную и конкретную цель, он воспрянул духом, даже приосанился, и походка приобрела охотничью упругость.
     - Граф Гэйр!
     Сварог обернулся, на всякий случай вежливо раскланялся, выставив вперед правую ногу, согнув колено и прижав руку к сердцу. Ему приветливо улыбалась из-за карточного стола незнакомая старуха, в длинном, вопреки моде, платье, невероятно дряхлая на вид, но державшаяся удивительно живо.
     - Граф Гэйр, рада вас видеть! Здесь про вас рассказывали всякие небылицы - будто бы вы отправились в Море Мрака ловить то ли Великого Кракена, то ли самого дьявола, будто бы вас там превратили в водяного или во что-то похуже... А вы в полном здравии, я рада!
     - Эти слухи... - сказал Сварог небрежно, словно заправский светский лев. Он нетерпеливо переступил с ноги на ногу - пару минут назад с удовольствием остановился бы побеседовать, но теперь его влекло шуршанье платьев и звонкий смех поодаль. К тому же старушка могла и разобраться, что беседует не с тем...
     - Не спешите, не спешите, - укорила зоркая старуха, подметив его нетерпение. - Успеете еще потискать этих... - И она выразилась о ближайших красавицах с вольной непринужденностью старого драгуна. Решительно смешала в кучу лежавшие перед ней диковинные восьмиугольные карты, фишки, золотые монеты, повернулась к соседу, столь же ветхому старичку: - Вы знаете, барон, бабушкой этого шалопая могла оказаться я, если бы на достопамятном балу в Аркетане...
     Судя по безнадежно-унылому лицу барона, историю эту он слышал столько раз, что давно выучил наизусть.
     - Ну вот, барон пригорюнился, - сказала старушка. - Нет бы сказать прямо, что память меня вновь подводит и я в сотый раз вспоминаю одно и то же... Как будто у вас самого память лучше. Граф Гэйр, а ну-ка, куда это вы?! Нет, вы уж оставайтесь с нами и поговорите после столь долгого отсутствия со скорбной памятью герцогиней Рудар, вашим искренним другом и доброжелателем, если не забыли, с вашей несостоявшейся бабушкой... Вы и в самом деле плавали в Море Мрака ловить Великого Кракена? Мой дедушка тоже ловил Великого Кракена, а чем все кончилось? Неужели я вам не рассказывала, как он сгинул неизвестно где? (Сварог машинально мотнул головой.) В самом деле, не рассказывала?! Ну-ка, присаживайтесь! Только сначала вы мне расскажете, где странствовали и что вытворяли!
     Спасения не было. Сварог приготовился неуклюже врать с последующим неизбежным разоблачением. Обреченно вздохнул и шагнул к свободному стулу - к великой радости вмиг повеселевшего барона.
     Какая-то маска налетела на него, обдав нежным ароматом незнакомых духов, схватила за руку и потащила прочь, через плечо крикнув старушке: - Извините, герцогиня, похищаю! Нравы у нас, нынешней молодежи, самые ужасные!
     Сварог послал герцогине обаятельную улыбку вкупе с пожатием плечами, лицемерно притворяясь, будто ужасно огорчен разлукой. И поспешил вслед за синей маской - по лестнице вниз в аллею, в какие-то закоулки аккуратно подстриженных кустов, белых статуй на черных постаментах и звонких фонтанчиков. Маска остановилась, мимоходом шлепнула по лбу зеленую малахитовую лягушку на круглом постаменте, повернулась к Сварогу лицом:
     - Ну как, ловко я вас похитила?
     - Весьма изящно было проделано, - поклонился Сварог, откровенно разглядывая ее.
     На ней была воздушная белая блузка с глубокими вырезами спереди и сзади, открывавшая круглые плечи и прочее, достойное внимания. Красная юбка вверху тесно облегала, а внизу свободно ниспадала – недолго ниспадала, впрочем, открывая стройные ножки на значительном протяжении. Роскошная золотистая коса переброшена через плечо на грудь, в косу вплетены золотые монеты, и на шее ожерелье из таких же монет. Незнакомка заложила руки за спину, прислонилась к постаменту и столь же откровенно разглядывала Сварога.
     - Интересно, что это за костюм? - спросил он для разминки.
     - Крестьянки в Пограничье так носят. Только материал другой. Мне идет?
     - У меня такое впечатление, что вам идет все.
     - Тебе.
     - Что тебе идет все, - охотно поправился Сварог.
     - Итак, граф Гэйр, расскажите, как вы плавали ловить Великого Кракена... - Она звонко расхохоталась. - Да нет, я шучу. Не собираюсь слушать ни о каких плаваниях.
     - Сними маску.
     - Ничего подобного. Так гораздо интереснее. Если бы ты подольше посидел с герцогиней, она непременно рассказала бы тебе историю, как лорд Ратег где-то в этих самых аллеях очаровал прекрасную незнакомку в маске и шелковистая трава стала свидетельницей страстных объятий... – Маска фыркнула. - А потом оказалось, что это его собственная жена. И она долго сетовала, что супруг ни прежде, ни после не приводил ее в такое восхищение... Между прочим, история невымышленная.
     - Охотно верю, - сказал Сварог, протягивая руки.
     - А где же поэзия? - Маска ловко увернулась, крутнувшись на каблучках, и коса улетела за спину. - Шепни мне сначала что-нибудь возвышенное, чурбан. Скажи, что сразу заметил меня, выделил из толпы и понял, что я прелестнее всех, даже надутой куклы Яны, долго следовал за мной украдкой, не решаясь приблизиться... - Она была не то чтобы в подпитии, но вряд ли себя ограничивала. - Ну?
     - Твои губки словно кораллы... - сказал Сварог.
     Она ничуть не удивилась - значит, в этом мире знали, что такое кораллы. Закинула голову, откровенно забавляясь:
     - Неплохо. Продолжай. Зубки, разумеется, как жемчуга. Ладно, не стоит тебя мучить, раз натура ты не поэтическая... - Она гибким движением подалась к Сварогу. - Обними меня за талию, прозаическая натура, только нежно.
     - Так?
     - Ну, примерно. Стоп, тебе известны границы талии? - Она передвинула ладонь Сварога повыше, положила голову ему на плечо. - Теперь удалимся в глубь таинственных аллей. Границы талии, я сказала... - Она передвинула ладонь Сварога пониже.
     Сварог, держа ладонь в установленных границах, полуобняв девушку, медленно шагал в глубь аллей, где, честно говоря, не было ничего таинственного - слишком много разноцветных звездопадов фейерверка над головой, слишком близко от нависавшей над парком блистающей громады дворца, который ничуточки не удалился, словно они стояли на месте. Маска постукивала каблучками, стараясь идти в ногу со спутником, молчала. Сварогу почудилась в ней некая скованность. Над головой лопались разноцветные огни. Аллея отлого спускалась к озеру, но маска вдруг остановилась, потянула Сварога в тень огромного дуба. Он следом за ней присел на траву, оказавшуюся уютно-теплой, вовсе не прохладно-сырой, как следовало бы в ночную пору. Маска щелкнула пальцами, и в руках у обоих возникли высокие бокалы.
     - Кто ты? - спросил Сварог.
     - Фрейлина ее величества. Графиня. Об имени умолчу - муж ужасно ревнив... А ты - граф. Неужели тот самый Гэйр?
     - Гэйр, только не тот самый.
     - Ну да, старушка вечно путает... - Незнакомка подняла обнаженные руки, сняла маску и отбросила в траву. - Вот это я. Нравлюсь?
     - Еще бы, - сказал Сварог. Она и в самом деле была чертовски красива.
     - Я красивее императрицы? Если дерзнуть и сравнить?
     - Каждая женщина - единственная и неповторимая, - осторожно сказал Сварог. - Зачем сравнивать?
     - Молодец. Изящно выкрутился.
     - Я серьезно...
     - Я тоже. - Она ослепительно улыбнулась. - Ты и в самом деле изящно увернулся от прямого ответа. - В ее глазах отражались огни фейерверка, и Сварогу вновь показалось, что она не знает, как себя теперь вести. – Мой рыцарь, займите же чем-нибудь даму!
     Сварог рассказал ей парочку анекдотов - сначала нейтрально-приличных, потом перешел к более фривольным, принятым, в общем, благосклонно. Красавица полулежала, опираясь на локоть, смотрела сверху вниз ему в лицо и смеялась. Сварог замолчал, осторожно взял ее за руку, и тонкие пальчики в его руке дрогнули.
     - Ты что, боишься? - спросил Сварог.
     - Я?!
     Но прозвучало это чуть фальшиво. Со стороны замка доносилась тихая, печальная музыка. Незнакомка мягко высвободилась, закинув руки за голову, тихо пропела, глядя в небо:
    
     Зачем, о рыцарь, бродишь ты,
     печален, бледен, одинок?
     Поник тростник, не слышно птиц,
     и поздний лист поблек.
     Э лон аллэ, э лон аллэ,
     и поздний лист поблек.
     Я встретил деву на лугу...
    
     И замолчала, посмотрев на Сварога чуть беспомощно. Бог его знает, как следовало все это расценить. Сварог, не глядя, отшвырнул бесшумно канувший в траву бокал, склонился над ней. Тонкие руки сомкнулись у него на шее. Глупо было думать, будто она не понимает, чего хочет, и Сварог, как привык, прошелся губами по нежной шее, по щеке, дыша ее запахом, припал к губам. Тонкая ткань легко сминалась под ладонями, но, несмотря на шумевшее в голове вино и стучавшую в висках кровь, Сварогу становилось не по себе, чем дальше, тем больше. Под его губами неумело шевелились плотно сжатые губы, ее пальцы ужасно неуклюже ерошили ему волосы, и после особенно смелого движения его ладоней незнакомка дернулась в непритворном испуге, уперлась ладонями ему в грудь. Тут и дурак понял бы. Сварог отпустил ее, сел и сказал не без раздражения:
     - Слушай, девочка, мама тебе никогда не говорила, что маленьким девочкам не стоит ходить с мужчинами ночью в лес? Ночью в лесу мужчины, знаешь ли, предприимчивые...
     - Значит, ты меня узнал?
     - Глупости. Я тебя впервые вижу.
     - Но...
     - Киса, я не великий мудрец, но в силах отличить неопытную девочку от...
     - Ну ладно, я сама виновата. Я тебя разочаровала, да? Ты отчего-то вдруг погрустнел...
     - Как-то не приходилось совращать малолетних, - сказал Сварог. – Даже если они строят из себя опытных шлюшек.
     - Обижусь!
     - А мне, по-твоему, на такие спектакли обижаться не следует? Совсем?
     Она шевельнула пальцами. Сварог едва удержался от смачной, но совершенно неуместной и непозволительной в присутствии коронованных особ фразы.
     Перед ним сидела юная императрица, поглядывала чуть виновато, но не особенно уж смущенно.
     - Я восхищен, ваше величество, оказанной мне честью. Вы...
     - Мы, кажется, перешли на "ты"?
     - Вот как? - сказал Сварог. - Хорошо, можешь отнять у меня все титулы, звания и доступ за бирюзовых лакеев, но сказал бы я тебе...
     - Догадываюсь.
     - Вот и прекрасно. У вас розги не в ходу?
     Она гневно сверкнула глазами, и Сварог чуточку сбавил обороты - все-таки это была императрица. Аж четырех планет.
     - Что тебя больше всего раздражает - то, что стал жертвой розыгрыша, или то, что дело сорвалось?
     - В присутствии вашего величества хотелось бы воздержаться от вульгарностей...
     - А мне интересно.
     - Ну, маскарад... - покачал головой Сварог. - Ведь рисковала...
     - Я? - искренне удивилась Яна, и Сварог вдруг почувствовал, что его руки словно схвачены намертво невидимыми тисками. И тут же это прошло. - Понял? Риска не было...
     - И часто ты так забавляешься?
     - Не очень. - Она тихо засмеялась. - Правда, редко. Потому что другие, в отличие от тебя, могут легко распознать подмену... Ну не сердись. Все вокруг влюбляются, крутят романы, уединяются в аллеях...
     - И тебе тоже хочется.
     - Что же я, монстр? Или урод?
     - Не спеши, - сказал Сварог крайне миролюбиво.
     - Да, а все вокруг?
     Сварог благоразумно промолчал. Сейчас это опять была невероятно капризная девчонка, понятия не имевшая о процедуре под названием "ставить в угол", не говоря уж о добротно просоленных розгах.
     - Когда ты понял неладное?
     - Как только сообразил, что ты абсолютно не умеешь целоваться. Заклинания в таких случаях не помогают?
     - Ничуть. За мной так надзирали... Знаешь, что мне понравилось? Как изящно ты увильнул, когда я саму себя обозвала надутой куклой? Другие, как правило, уверяли, что совершенно со мной согласны. Великолепное средство сбивать спесь с иных самоуверенных хлыщей... – Она опустила глаза. - Послушай, я все-таки не маленькая. И все понимаю. Если ты горишь нетерпением удачно завершить веселую ночь, иди, я не обижусь.
     Сварог упал в траву и искренне расхохотался, чувствуя, как уходят напряжение и тоска.
     - Что тут смешного?
     - Хочешь чистую правду? - Сварог приподнялся. - Кажется, я буду ждать с большим нетерпением, когда ты немного подрастешь...
     - Этого многие ждут, граф, питая вздорные надежды... – лукаво посмотрела Яна. - Вот только никто из них не хранит целомудрие, ожидая... Но я уже успела понять, что мужчин не переделаешь. Пойдем? - Она гибко поднялась и подала ему руку. - Между прочим, я не особенно и виновата? Это у меня фамильное. Мой дедушка любил развлекаться именно так. В решающий момент разнеженный кавалер обнаруживал у себя в объятиях сурового императора...
     - Боже ты мой, - сказал Сварог. - Развлечения... Так импотентом можно стать.
     - И становились порой. Хорошо, заклятья выручали... Кстати о заклятьях. Хочешь, полетим к колдунье? Самая настоящая, ее отыскали где-то на земле и поселили здесь. Судьбу она предсказывает, тени мертвых вызывает... Или боишься?

Предыдущая страница    9    Следующая страница
















Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031



.
Copyright MyCorp © 2018