Понедельник, 23.04.2018, 03:01

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


-11-

     - Вообще-то, десять раз подумаешь, прежде чем брать на работу этакого шустрика... - сказал Сварог.
     - Ну, тогда он был на пять лет моложе... Ты не о том думаешь. Я же сказала, он - единственный из наших мальчишек, кому удалось сбежать на землю. Это означает, что он еще пять лет назад сумел обхитрить серьезнейшую
    аппаратуру наблюдения и контроля, неделю скрываться от всего восьмого департамента... Это меняет дело?
     - Пожалуй, - сказал Сварог. - Это и есть, значит, твой компьютерный гений? Интересно, сможет ли он...
     - Залезть в некоторые базы данных? - с понимающей улыбкой подхватила Яна. - Закрытые для всех остальных? Не сомневайся. Может. Сама убедилась.
    - Что ж, вполне возможно, и пригодится...
     - А самое интересное я приберегла напоследок, - прищурилась Яна. - Элкон уже вполне законно, с моего разрешения, проучился год в Латеранском университете - опять-таки, понятно, под земной легендой. Вернулся три
    месяца назад. Так вот, он своими глазами видел ночью в Латеране... – она сделала эффектную паузу, - подводную лодку, на которой были крохотные, с мизинец, человечки. Тогда ему никто не поверил, и я тоже, но потом, после твоей встречи с крохотульками где-то в этих местах... Кстати, Гаудин к нему всерьез присматривается. Но ты его интересуешь больше.
     - Хорошо, ты меня убедила, - кивнул Сварог. - Побеседуем... Тебе, наверное, надо выспаться? Поздно уже, а завтра еще нужно засветло вернуться назад... Как мы это проделаем, кстати?
     - Точно так, как прибыли сюда, только в обратном направлении. С помощью твоей штуковины переместимся куда-нибудь за границы Хелльстада, а там будет совсем просто: беру тебя за руку - и взмываем. Здесь это опять-таки не действует, я уже пробовала... Пригаси, пожалуйста, свет. Я не вижу ничего, похожего на светильники...
    - Ну, это просто, - сказал Сварог.
     Описал двумя пальцами в воздухе несложную фигуру - и яркий свет померк, лишь неподалеку от постели остался висеть в воздухе небольшой шар, весь состоявший из тусклого свечения, нечто вроде ночника.
     - Спокойной ночи, - раздался в полумраке спокойный голосок Яны, лишенный и тени неприязни.
    - Спокойной ночи, - отозвался Сварог и тихо вышел.
     Побрел к своей спальне по золотистому коридору с причудливым переплетением черных арабесок на стенах. Что ж, все закончилось благополучно, она не только не затаила обиды, но даже одарила новым назначением...
     Он резко остановился, словно налетев на стену. Хлопнул себя кулаком по лбу, не удержавшись, воскликнул вслух:
    - Ну и болван!
     Только теперь до него дошло, что он в очередной раз стал жертвой утонченного женского коварства.
     При других обстоятельствах он если и не отказался бы от нового назначения, то постарался бы выпросить побольше времени на раздумья, а там, смотришь, проблема отпадет сама собой. Но теперь, когда Яна так откровенно страдала от боли, отказывать было как-то и неудобно, он чувствовал себя виноватым за то, что устроил безжалостную экзекуцию...
     Меж тем клятая девчонка то ли давно уже излечила себя сама от всех последствий качественной порки, либо проделала это сейчас, когда он покинул спальню. В Хелльстаде не работают лишь те заклинания ларов, что обращены вовне, но сохраняют силу другие, касающиеся самого человека, владеющего ими. Она преспокойно сотворила на его глазах указ о назначении, пусть и с некоторой заминкой. Без сомнения, могла и в три секунды вылечить себя, справиться с гораздо более серьезными ранами, нежели исхлестанная добротным кожаным ремнем задница...
     Чтобы проверить догадку незамедлительно, он сильно царапнул мякоть большого пальца левой руки острым шпеньком пряжки. И провел над пораненным местом ладонью, бормоча слабенькое лечебное заклинание.
     Царапина затянулась мгновенно, все прекрасно действует... Сварог выругался про себя, крутя головой.
     Но ничего уже не изменишь, увы. С какими глазами он завтра откажется от честного слова? И думать нечего. Что ж, примите поздравления, новоявленный глава новехонькой, с иголочки, тайной службы Империи. Службы, у которой имеются лишь ее начальник и казенная печать, - а всем остальным предстоит обрастать на ходу дела.
     Ну что ж, сам виноват. Не вспомнил вовремя, что коварство - высокое искусство, коему женщины обучаются еще в колыбели, и возраст тут совершенно ни при чем...
   

Глава 6. КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ

     - И ты ее не приголубил, хочешь сказать? - вопросила Мара с искренним недоумением, даже возмущением.
     Она сидела на низком столе, забравшись на него с сапогами, вся в пыли и засохшей грязи, уставшая, но довольная жизнью, - два дня с отрядом конников выслеживала какую-то банду, имевшую наглость вторгнуться в пределы Готара и крепко пограбить в трех деревнях. В конце концов агрессоров она вычислила, прижала к реке, разбила в пух и прах, а пленных живописно развесила на вековых деревьях. Так что настроение у нее было превосходнейшее и откровенно игривое.
     - Это как-никак императрица, - сказал Сварог наставительно, зная заранее, что ни такой тон, ни такие аргументы на нее не подействуют.
    Так и оказалось. Мара громко фыркнула:
     - Фу-ты ну-ты, этикеты гнуты... Между прочим, это в первую очередь красивая молодая девка. Могу спорить, давненько уже втихомолочку жаждет, чтобы ей прилежно заправили "сладкий корешок". Зря она вокруг тебя вертится,
    что ли? Или ты решил, что ее привлекают твои таланты государственного мужа? На твоем месте я бы эту куклу уложила хотя бы из коллекционерского тщеславия... Изволите ли видеть, девка заявляется к нему в гости, дрыхнет в его спальне, а он, как дурак, в другой конец замка спать шлепает...
     - Милая моя, - сказал Сварог рассеянно. - Меня порой убивает даже не твой непроходимый цинизм, а полнейшее отсутствие ревности...
     В самом деле, чего не было, того не было. Амурные похождения Сварога на стороне ее ничуть не волновали, а когда к нему в замок с определенными целями наведывались светские красотки, Мара имела обыкновение, встав за спиной очередной гостьи, с помощью нехитрых драгунских жестов показывать, что следует делать, - вдруг он сам, болезный, не догадается... При всем при том сама она считала долгом хранить Сварогу верность - так что ситуация
    сложилась, мягко говоря, нестандартная.
     - Я как-то пыталась тебя ревновать, - сообщила Мара. - Но так и не поняла, как это делается и зачем это нужно, все равно ко мне вернешься. Куда мне от тебя деться? После того, как с такой изощренностью совратил меня на пароходе...
     - Я? Тебя? - удивился он. - Мне помнится, обстояло как раз наоборот...
     - Ты просто забыл, - безмятежно отмахнулась Мара. - Стыдно тебе вспоминать, как обольщал юное и невинное создание... Нет, правда, почему ты ее не приголубил?
     - У меня неотложные государственные дела, - сказал Сварог металлическим голосом. - И вообще, нечего залезать с ногами на стол, я на нем важные бумаги раскладываю...
     Вот такой тон она прекрасно понимала. Спрыгнула со стола, подчеркнуто лихо отдала честь и покладисто улетучилась, звеня шпорами. Оставшись один, Сварог никакими государственными делами заниматься не стал - за полным отсутствием таковых на данный момент, - а вышел на балкон и с удовольствием обозрел бывшее сонное захолустье, где жизнь уже второй месяц била ключом.
     Население Готара с трехсот человек увеличилось вдесятеро. Городишко превратился в одну огромную строительную площадку - едва прослышав о приличных заработках и грандиозных планах по перестройке столицы, неведомо откуда заявились артели гильдейских строителей и даже парочка инженеров с неплохими рекомендательными письмами. Замок в два счета привели в порядок, украсили и благоустроили, хотя он до сих пор отчаянно вонял высыхающей краской, штукатуркой и свежим деревом.
     Как-то незаметно образовалась своя полиция, с самым натуральным министром во главе. Министр этот, нестарый прохвост благообразного облика, совсем недавно был начальником полиции в захолустном городишке ронерского пограничья, через который проходил один из торговых трактов. Как водится, проезжих купцов частенько стригли в свою пользу и полиция, и городские власти - дело, в принципе, житейское, и в купеческих расчетах на этот вид убытков давно отведен соответствующий процент...
     Плохо только, что отдаленность от столиц и провинциальная патриархальщина со временем притупляют чувство меры... Опытный полицейский стригаль и не заметил, как заигрался. Хапнул чересчур много, да вдобавок с кем-то не поделился. Обиженные, добравшись до столицы, подняли шум, дошло до короля, и Конгер в благих целях борьбы с коррупцией приказал мздоимца повесить. Тот едва успел улизнуть, в чем был, и, добравшись до Пограничья, попал Маре на глаза. Поскольку выбирать было не из чего, Сварог по размышлении определил беглеца в министры полиции, предварительно напугав как следует и наглядно доказав, что врать ему бессмысленно. Самое пикантное, что этот обормот и в самом деле умел работать - созданная им в кратчайшие сроки, на пустом месте полиция довольно успешно ловила воров, карманников и прочий разбойный люд. На окраине, у большой дороги, уже стояла парочка виселиц, где смирнехонько покачивались любители чужого добра, - Сварог с ходу согласился со своим новоиспеченным министром полиции в том, что постройка тюрьмы - дело дорогое и хлопотное, и его вполне можно отложить на более благополучные времена, пока что ограничившись самыми радикальными мерами.
     Теми же ударными темпами формировалась и армия. Прибились самые настоящие гвардейские офицеры, числом двое, один из Харлана, второй аж из Снольдера, в капитанских чинах. Харланец вдрызг проигрался в карты, после чего непринужденно запустил руки в полковую казну - но ухитрился проиграть и казенные суммы, после чего оставалось только улепетывать побыстрее и подальше. Снольдерского капитана на спешное дезертирство из родной державы
    подвигли чуточку более благородные причины - будучи застигнутым своим же полковником с молодой супругой последнего, он в ходе стихийно возникшей дуэли ухитрился продырявить отца-командира насмерть, а поскольку тот был родным братом кого-то из королевских фаворитов, капитан не стал полагаться на милость судьбы и ударился в бега.
     Поразмыслив, Сварог зачислил обоих на службу в прежних чинах. Казна, и военная в том числе, хранилась у него под надежными заклинаниями, а моральный облик Мары тревог не вызывал - скорее уж сама продырявит бравого
    капитана насмерть в случае непотребных поползновений.
     Вообще-то, оба дезертира дело знали. Они набрали сотни полторы рекрутов из безземельных крестьянских парней и бродяг помоложе и муштровали так, что и Сварог при всем желании не мог бы усмотреть промахов. Вот и сейчас харланец гонял неподалеку от замка десятка три пентюхов, не умевших распознать, где у них правая нога, а где левая, поскольку отроду не задумывались над такими тонкостями. Что ж, средство на сей предмет было придумано в незапамятные времена... Если прислушаться, ветерок доносил старательное рыканье капитана:
     - Р-рыба - колбаса, р-рыба - колбаса, р-рыба - колбаса! Шевелись, босоногая команда, это вам не гусаков сношать на тятькином подворье! Р-рыба - колбаса, р-рыба - колбаса!
     Рекруты старательно взметали пыль босыми ногами - к левой у каждого был привязан кус колбасы, а к правой - речная рыба. Судя по опыту других держав, незатейливый метод должен был себя оправдать через пару недель.
     Кроме того, на прошлой неделе в Свароговых владениях вдруг объявился отряд Вольных Топоров, числом около восьмидесяти. Это уже был народ посерьезнее и поопытнее, не чета собранным с бору по сосенке крестьянским дуболомам и пойманным на большой дороге молодым бродягам, которым министр полиции с душевной улыбкой предлагал нехитрый выбор: либо сплясать с Конопляной Тетушкой, либо отслужить срок в армии его величества короля Хелльстада, и прочая, и прочая. Командир Топоров оказался старым знакомым Шедариса, сослался на его рекомендацию и, едва Сварог убедился, что хмурый усач со шрамом на роже не врет, тут же зачислил всех на службу.
     Как-то незаметно приросли и чиновничеством - опять-таки, как нетрудно догадаться, все поголовно представители этого славного племени были вынуждены покинуть родные места после таких упущений и прегрешений, за которые им вряд ли удалось бы отделаться простым позорным увольнением с "волчьей головой".
     Да, вот именно, господа мои! Сварог с превеликим удивлением обнаружил, что на Таларе "волчий билет" был отнюдь не фигуральным выражением. Здесь крупно проштрафившемуся чиновнику, когда выгоняли его со службы, шлепали в документы печать с изображением волчьей головы. После чего обладатель документа мог распрощаться с государственной службой навсегда. Легко догадаться, что этот продувной народец, пристроенный Сварогом к бумажной работе, отнюдь не являл собою образец честности и благонравия - но где прикажете взять других? Хлопот они, в общем, не доставляли - после того, как двух, проштрафившихся уже здесь, министр полиции с санкции Сварога отправил на те самые нехитрые плотницкие сооружения, что неразрывно связаны с искусством веревочных дел мастеров...
     В общем, за все это время Сварог утвердил штук двадцать смертных приговоров. И никак нельзя сказать, будто он после этого взметывался в холодном поту по ночам. Ничего подобного. И отправленные его волей на виселицу покойники по ночам не приходили стенать под дверью.
     Ничего тут не поделать. Молодая столица была слишком уж хрупким сооружением, вроде тончайшей стеклянной вазы, какие выдувают мурранские мастера. Когда-нибудь в далеком светлом будущем, когда наладится нормальное течение жизни и появятся все необходимые государственные институции, можно будет и перейти к нормальной практике, завести суды, адвокатов и тюрьмы с двухразовым питанием. Пока же не было других средств сохранить дисциплину, навести порядок и приучить народишко к соблюдению законов. Единственным средством надежного убеждения - и предостережения нестойким – оставалась Конопляная Тетушка. В конце концов, если смотреть в корень и дойти до самой сути, он тщательно проверял всякий смертный приговор - и был уверен, что невиновного никогда не вздернут. Никто не принуждал, рассуждая философски, того косоглазого болвана выворачивать в темном закутке карманы припозднившихся земляков, двух бродяг харланского происхождения – двинуть крестьянину дубиной по голове и увести его лошадь, а чиновника - нагло добиваться благосклонности смазливой вдовушки в обмен на составление документа, который он и так по долгу службы обязан был ей выдать.
     Так что Сварог не чувствовал ровным счетом никаких угрызений совести. Какие там детинушки кровавые в глазах...
     Главная головная боль у него была - ходоки, они же просители, рвавшиеся либо стать его подданными, либо осчастливить чертежами хитроумных устройств.
     Они шли нескончаемой вереницей - младшие сыновья дворянских фамилий, оставшиеся и без поместий, и без службы, крестьяне свободные и беглые (неуклюже прикидывавшиеся свободными), отставные солдаты, не нашедшие применения своим талантам на гражданке (или просто решившие поискать счастья на новом месте), обнищавшие ремесленники, списанные с кораблей моряки, дезертиры, недоучившиеся студенты, разорившиеся купцы, воры и разбойнички, решившие вдруг завязать, откровенные авантюристы с чертежами местностей, где зарыты богатейшие клады, состарившиеся пираты и романтические юнцы-школяры, безработные мастеровые...
     Кое-кого моментально пристраивали к делу. Искателей веселой вольной жизни либо загоняли в армию, либо вышибали за границу со строгим наказом во второй раз не попадаться. Проще всего было с теми, кто просил землицы на территории Трех Королевств, - эти большей частью были народом степенным, прибывали с женами и детишками, скудным скарбом и даже с кошками. Их, предварительно проинструктировав насчет трудности предприятия, снабжали толикой денег, кое-каким сельхозинвентарем и переправляли на тот берег Итела. Часто попадались соискатели земельных владений, предъявлявшие ветхие бумаги, неопровержимо свидетельствовавшие, что их предки как раз и обитали некогда в Трех Королевствах. Однако очень быстро министр полиции разнюхал, что некая тайная мастерская в Снольдере, оперативно откликаясь на требования текущего момента, переключилась с поддельных дворянских грамот, патентов на чин и векселей на эти самые "старинные" бумаги. Сначала Сварог рассвирепел было, но по зрелом размышлении подумал: а какая, собственно, разница? Пусть себе поднимают землицу, если им охота. Если получится - из них выйдут оседлые, степенные подданные. Если сбегут, убоявшись трудностей, - министр полиции забреет их в армию или выпихнет за границу. Все равно свободных земель в Трех Королевствах было столько, что подпольные граверы, мастера фальшаков, могут невозбранно трудиться еще лет сто...
     Особую категорию составляли непризнанные изобретатели и прожектеры, предлагавшие то красиво вычерченные эскизы вечных двигателей, то волшебные эликсиры самого разного предназначения - от вызывавших невидимость до усмирявших ярость сварливых тещ, а также рассказывавшие о своих встречах со всевозможными мифическими созданиями и вымогавших на поимку таковых щедрые денежные авансы.
     С этими Сварог разбирался лично. Впрочем, их поток поредел значительно после того, как были введены некоторые новшества: изобретатель вечного двигателя давал подписку, что ознакомлен с законом, согласно которому он будет повешен, если сработанный по его чертежам вечный двигатель не проработает хотя бы часа; авторы волшебных эликсиров должны были испытывать их на самих себе. И так далее. Поскучневшие прожектеры отныне значительно реже дарили Сварога своими откровениями и эпохальными выдумками.
    Гораздо неприятнее были другие новости...
     К нему уже две недели потоком шли сообщения о том, что лоранцы во множестве высаживаются на побережье, судя по начатому строительству, собираются обосноваться там всерьез, причем речь идет не о каких-то одиночках-авантюристах. Судя по размаху и количеству задействованных кораблей, это не самодеятельность, а настоящая долгосрочная программа, которую претворяет в жизнь королева Лорана.
     Как принято меж коронованными особами, Сварог отправил ей вежливое послание, где в дипломатических выражениях напоминал, что речь идет, собственно, о принадлежащих ему землях, на коих он пользуется всеми правами монарха. (Послание составлял самый настоящий дипломат – департаментский секретарь снольдерского министерства иностранных дел, вынужденный спешно покинуть отчизну после того, как выяснилось, что он продал сопредельной
    державе кое-какие секретные документы своего ведомства.)
     Как принято меж коронованными особами, лоранская королева ответила не менее вежливым посланием, составленным в столь же изящном стиле высокой дипломатии, ни в чем не отступавшем от канонов. Однако за обтекаемыми формулировками без труда читались насмешка и категорическое нежелание пойти навстречу законным требованиям собрата-монарха. Королева, во-первых, напоминала, что значительная часть земель, известных ныне под собирательным названием Три Королевства, когда-то, до нашествия Глаз Сатаны, принадлежала Лорану, так что она, собственно говоря, лишь восстанавливает историческую справедливость. Во-вторых, ее величество мягко уточняла: по имеющимся в ее распоряжении данным, "брат мой, король Сварог" располагает на сегодняшний день ничтожно малым количеством подданных, количество что-то около пяти тысяч, а со столь ничтожными людскими ресурсами ему не освоить Три Королевства и через сто лет. По этой причине его новоявленная венценосная сестра и решила пойти навстречу законным требованиям своих подданных и восстановить нормальную жизнь на землях, все равно остающихся бесхозными.
     Экс-дипломат в два счета, со ссылками на многочисленные параграфы международного права, доказал Сварогу, что его венценосная сестрица откровенно лукавит, поскольку те самые земли были когда-то брошены лоранцами, с них выведены войска, удалена администрация и символы королевской власти.
     Правда, легче от того, что на стороне Сварога было международное право, отнюдь не стало, поскольку законные права ни черта не стоят, если нет вооруженной силы, способной качественно их отстаивать.
     Перед ним было два пути: либо жаловаться императрице, либо начинать войну. Первое казалось унизительным, а на второе его карликовая армия из роты Вольных Топоров и пары сотен не обученных толком рекрутов была решительно неспособна. Так что оставалось помалкивать, стиснув зубы.
     В Лоран инкогнито отправился Брагерт - добывать точную информацию, подкупать и плести заговоры. Сварог верил, что парень справится. По натуре своей Брагерт органически не годился в аналитики и кропотливые исследователи: он был рожден для того, чтобы проникать куда-то переодетым и под чужой личиной, драться на мечах, влипать в авантюры, покупать и продавать секреты, устраивать заговоры, плести захватывающие интриги.
    Гаудину он в этом качестве оказался не нужен, а вот Сварогу, наоборот, именно такой сорвиголова и необходим...
     Взглянув на часы, Сварог встрепенулся, вернулся в комнату, взял со стола массивный колокольчик и встряхнул им как следует. Тут же вошла Мара, уже успевшая переодеться и принять ванну, в ответ на невысказанный вопрос кивнула:
     - Сверху сообщают, что парень появится через полчасика. А бабулька уже в замке, сидит с Карахом, чешут языки насчет старых времен и страшных тайн. По-моему, они друг другу определенно приглянулись...
     - Понятно, - сказал Сварог. - А что это ты в придворный мундир влезла и ордена нацепила?
    Мара прищурилась:
     - Этот высокородный обормот, который должен прибыть, должен с самого начала понять, кто есть кто. Когда я с ним связывалась по видео - и переодеться еще не успела после охоты, - он меня назвал "девочкой" и попросил позвать "кого-то из доверенных людей графа Гэйра". Я ему, конечно, объяснила ситуацию в меру своих скромных возможностей, но он все равно держался заносчиво. Ничего, я с него спесь собью...
     - Ага, - сказал Сварог. - Ордена, мундир, золоченый меч... Знаешь, что я тебе посоветую? Иди-ка ты скинь все это, надень платьишко покороче и пооткрытее да сыграй роковую женщину. Так ты его гораздо быстрее смутишь, поверь моему циничному опыту. Парень совсем зеленый, купится...
    - Ты серьезно?
    - Совершенно.
    - А сам-то? Как новогодняя елка...
    - Я - король при исполнении.
    - А я - первый министр.
     - Ты меня, конечно, прости, - сказал Сварог, - но сочетание всей этой мишуры и не особенно взрослого личика в данном случае производит впечатление чуточку комическое... Здешний народ тебя уже видел в деле, он-то и не подумает тебе вслед хихикать, а вот для свежего человека... Иди-иди. Я серьезно.
     Мара вышла, недовольно вертя головой. Оставшись в одиночестве, Сварог подошел к зеркалу, поправил многочисленные ордена - в том числе, о парадоксы дипломатии, и высший лоранский. Так уж здесь было заведено, каждый король присылает свежеиспеченному коллеге свои высшие регалии.
     Он посчитал необходимым встретить будущего юного сотрудничка при полном параде - чтобы юнец сразу понял: обстановка насквозь официальная, и делами здесь занимаются сугубо серьезными. А учитывая, что парнишка, несмотря на все свое вольнодумство и авантюризм, все же потомственный лар, кое-какие каноны должен был всосать с молоком матери...
     Сварог щеголял сейчас в новом мундире, черном, обильно украшенном алыми кружевами и густыми рядами бриллиантовых пуговиц, нашитых где только возможно. Да, мы теперь - лейб-гвардия, изволите ли знать... Чтобы к новоявленному столоначальнику Императорского Кабинета с самого начала отнеслись со всей серьезностью, Яна присвоила ему звание капрала Бриллиантовых Пикинеров. Чин не такой уж малый, как может показаться людям, незнакомым с заоблачными порядками: полковником у Бриллиантовых Пикинеров числится сама императрица, пикинерские капитаны, соответственно, согласно табели о рангах, равны гвардейским генералам, лейтенанты - полковникам, а капралы, как легко догадаться - капитанам гвардии. Так что для бывшего лейтенанта Яшмовых Мушкетеров это по всем статьям было чистейшей воды повышение...
     Поправив орденские цепи, ленты и кронги, он вышел в коридор, где бдительно и абсолютно неподвижно стоял усатый Вольный Топор. Кивнув ему, Сварог свернул за угол, спустился по короткой лестнице и вошел в первую же дверь.
     Карах сидел на столе, печально держа в лапках гланский орден Чертополоха. Собственно, этот словесный оборот никак не отражал истинного положения вещей. Орден был как раз в рост Караха, серенький домовой мог спрятаться за ним, как за старинным щитом, а вот носить никак не мог, равно как и прочие высшие знаки отличия, пожалованные ему как главе Королевского Кабинета по строгому дипломатическому протоколу...
     - Не переживай, - сказал Сварог. - Чуточку разгребусь с делами, закажу для тебя копии поменьше, чтобы мог носить, как все нормальные министры... Здравствуйте, почтенная! Как добрались?
    - Без хлопот и приключений, - кратко ответствовала колдунья Грельфи.
     Старуха нисколечко не изменилась с тех пор, как они виделись в первый и последний раз, полтора года назад: крючковатый нос, длинный подбородок, волосатые бородавки, глубокие морщины, умный и пронзительный взгляд, неизменно вызывавший у Сварога ассоциации с оптическим прицелом.
     - Что же ты натворил, ваше королевское обормотство... - сказала она сварливым басом.
    - А что такое?
    - Одна-единственная подруга была на земле - и ту загнал в гроб.
     Сварог вспомнил бабку-гусятницу, бабку Паколета. И вновь ощутил укор совести - он ничего не мог сделать тогда для нее, ничем не успел помочь, он попросту и предполагать не мог, что им подвернулась убийственная тайна...
     - Ладно, ты тут взглядом пол не буравь, все равно не провертишь, это даже я не умею, - фыркнула ведьма. - Это я так, светлый король, ворчу по привычке. Дураку ясно: коли уж она взялась тебе помогать, значит, сама так хотела... Так уж было на облаках написано, и ничего тут не поделать... Значит, будем вместе работать?
     - Если вы не прочь, - сказал Сварог. - Правда, я пока так и не представляю толком, в чем будет заключаться ваша работа... Ну, это мы определим по ходу дела. А где ваш обаятельный котик, который умеет орать с неподражаемой гнусностью?
    - Здесь уже. И вещички перевезла.
     - Да, я помню, у вас была масса интересных вещичек, - сказал Сварог светски. - Черепа, чучела каких-то уродов...
     - Кому чучела, а кому необходимый магический инвентарь, учено говоря, - проворчала старуха. - Ты что такой веселый, твое величество? Прибаутками так и сыпешь...
     - Дела идут нормально, - пожал плечами Сварог. - Ничего пока что не случилось, а это уже плюс...
     - Ну ладно, зубоскаль дальше, - покачала головой Грельфи. - Только скажи этой своей рыжей вертихвостке, чтобы она мне в спину не фыркала. А то устрою что-нибудь вроде ночной почесухи, света белого не взвидит...
     - Не обращайте на нее внимания, я вас душевно прошу, - серьезно сказал Сварог. - По большому счету, дите дитем, только и умеет, что качественно убивать людей, а этим искусством никого особенно не удивишь в наши суровые времена... Вы же мудрая дама...
     - Никакая я тебе не дама, - сварливо отозвалась старуха. - Нашел даму... Ладно, пренебрежем... Ты хоть знаешь, что по Готару болтается добрая дюжина шпионов? Самых настоящих шпионов из всех без исключения стран?
     - Точно не знал, но мы с министром полиции такой оборот дела предвидели давно, - серьезно сказал Сварог. - Ничего удивительного. Ясно было, как день, что к нам рано или поздно начнут засылать шпионов. Пусть себе шныряют, дело житейское. Наладим со временем контрразведку, начнем, как положено, кого вылавливать, кого перевербовывать и перекупать...
     - Это-то ладно. Только кроме житейских шпионов у тебя завелась парочка субъектов погнуснее...
     - Так-так-так... - сказал Сварог, посерьезнев. - Что, неужели "Черная благодать"?
    - Угадал, проницательный мой...
    - Я их пока что не чуял...
     - Ай-ай-ай! Он их, видите ли, не чуял... Прости на дерзком слове, твое величество, мы здесь все свои, так что давай уж без церемоний... Хотя ты и король Хелльстада, любезный мой, это тебе особого мастерства не прибавило. Почуешь всякую нечисть не раньше, чем заклинания пробормочешь, да нужно еще, чтобы нечисть болталась поблизости, сама на глаза лезла... У меня, голубчик, школа другая, старая, настоящая... Только огляделась - и сразу вижу: ага, вон тот и тот, живут там-то и там-то...
     - Так за чем же дело стало? - энергично сказал Сварог. - Сейчас вызову полдюжины Топоров, и вы обоих быстренько возьмете... Я правильно рассуждаю?
     - Ну вот, наконец-то заговорил, как серьезный человек... Только дай мне с ними сначала поговорить, я им объясню, что следует надеть на шею, что положить в сапог и как бить обухом по тени, если что...
     - Вам и карты в руки, - сказал Сварог. - А что вы думаете про юного графа Элкона? Насколько он будет нам полезен, и выйдет ли из него толк?
     - Присмотримся еще, - осторожно сказала старуха. - В деле проверим, жизни поучим... исключительно способный парнишка. И в том, что касается компьютеров, и в овладении кое-какими искусствами. Вот бы кого в ученики, но не получится - чует моя душа, У нас и так будет забот полон рот... В общем, пока что - сопляк сопляком, в точности как твоя рыжая. Но ежели его грамотно вести по жизни...
    - Это уже кое-что, - кивнул Сварог.

Предыдущая страница    11    Следующая страница









Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30



.
Copyright MyCorp © 2018