Понедельник, 22.10.2018, 19:34

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Часть 5

Закнафейн

Закнафейн До'Урден. Наставник, учитель, друг. В слепой ярости, вызванной собственными разочарованиями, я не раз приходил к выводу, что Закнафейн не отвечал ни одному из этих определений, Может быть, я ждал от него большего, чем он мог мне дать? Может быть, я напрасно ожидал совершенства от этой измученной души? Следовал ли он общепринятым нормам вопреки собственному опыту, или его опыт отрицал эти нормы?

А ведь я мог бы стать им. Мог бы жить в плену у бессильной ярости, погребенный под ежедневными приступами злобы, какую таит в себе Мензоберранзан, и под всепроникающим злом. собственного семейства, от которого не дано избавиться никогда в жизни.

Кажется логичным предположить, что мы учимся на ошибках старших. Я думаю, в этом было мое спасение. И если бы не пример Закнафейна, я тоже никогда не нашел бы избавления, по крайней мере при жизни.

Лучше ли тот путь, который избрал я, чем путь, выбранный Закнафейном?

Думаю, что лучше, хотя достаточно часто бывают у меня минуты отчаяния и тоски по тому, другому пути. Тот путь мог бы быть легче. Однако если идеалист не может подняться до высоты собственных принципов, то правда становится ничем перед лицом самообмана и принципы эти обесцениваются.

Поэтому мой путь лучше.

Я живу, оплакивая свой народ и самого себя, но больше всего – того оружейника; теперь, когда он потерян для меня, кто укажет мне, как – и зачем применять оружие?

Нет большей боли, чем эта боль; с ней не сравнятся ни удар остро заточенным кинжалом, ни огненное дыхание дракона. Ничто так не сжигает сердце, как пустота от потери чего‑то или кого‑то, когда вы еще не измерили величину этой потери. Часто теперь поднимаю я чашу, произнося лишенный смысла тост, с извинением, предназначенным для, ушей, которые уже не слышат:

«За Зака, который вселил в меня мужество».

Дзирт До'Урден

Глава 24

Узнать своих врагов

–Восемь дровов мертвы, одна из них – священнослужительница,– сказала Бриза Матери Мэлис, стоя на балконе Дома До'Урден. Бриза поспешила вернуться домой с предварительным докладом о стычке с гномами, оставив сестер дожидаться дальнейшей информации вместе с толпой, собравшейся на рыночной площади Мензоберранзана.– Но гномов погибло почти четыре десятка. Это полная победа.

Мэлис спросила:

–А что насчет твоих братьев? Как вел себя Дом До'Урден в этой схватке?

–Как и в случае с наземными эльфами. Дайнин заколол пятерых. Говорят, он бесстрашно провел первую атаку, и именно он уложил больше всего гномов.

Лицо Матери Мэлис засияло при этом известии, однако она подозревала, что загадочно улыбающаяся Бриза готова сообщить ей еще кое‑что не менее приятное.

–А Дзирт?– спросила верховная мать, не желавшая терпеть, пока дочь прекратит свои игры.– Много ли свирфнебли на его счету?

–Ни одного,– отвечала Бриза, продолжая улыбаться.– И все же этот день по праву принадлежит ему!– быстро добавила она, увидев сердитую гримасу на переменчивом липе матери.

Мэлис, однако, это не позабавило.

–Дзирт победил земную элементаль!– вскричала Бриза.– Почти в одиночку, с незначительной помощью мага! Верховная жрица из патруля сказала, что это убийство на его счету!

Мать Мэлис тяжело вздохнула и отвернулась.

Дзирт всегда был для нее загадкой: блестяще, как никто, владея оружием, он в то же время был не вполне лоялен и недостаточно почтителен. А теперь вот земная элементаль! Сама Мэлис видела когда‑то, как такое чудовище разгромило целый отряд налетчиков‑дровов, убив дюжину закаленных бойцов, пока не убралось восвояси. А ее сын, ее непредсказуемый сын, убил такое чудовище сам, без чьей‑либо помощи!

–Ллос будет довольна нами сегодня!– высказала свое мнение Бриза, не очень понимавшая реакцию матери.

Слова Бризы навели Мэлис на мысль.

–Позови сестер,– приказала она.– Соберемся в соборе. Поскольку Дом До'Урден так отличился сегодня в туннелях, возможно, Паучья Королева удостоит нас каким‑либо сообщением.

Решив, что мать имеет в виду известие о битве, Бриза объяснила:

–Вирна и Майя ожидают на рыночной площади дополнительных сведений. Через час‑другой мы все узнаем.

–Меня не интересует эта битва с гномами!– проворчала Мэлис.– Все, что касается нашей семьи, я уже узнала от тебя. Остальное неважно. Но надо извлечь выгоду из героических поступков твоих братьев.

–Чтобы узнать своих врагов!– выпалила Бриза, ухватив мысль матери.

–Вот именно. Чтобы узнать, какой из Домов замышляет недоброе против Дома До'Урден. Если Паучья Королева и вправду довольна этим днем, она может наградить нас каким‑нибудь известием, которое поможет разоблачить наших врагов!

Вскоре после этого четыре верховные жрицы Дома До'Урден собрались вокруг паучьего идола в приемной зале собора. В ониксовой чаше перед ними курился священный фимиам – сладкий, напоминающий о смерти, любимый йоклолами, Прислужницами Ллос.

Пламя поднималось разноцветными языками, от оранжевого до зеленого и ярко‑красного. Затем оно начало принимать форму, словно услышав зов четырех жриц и уловив нетерпение в голосе Матери Мэлис. Верх пламени, теперь уже не пляшущий, стал плоским и закругленным, принял форму безволосой головы, затем, увеличившись, потянулся вверх. Полностью воплотившись в изображение йоклол, полурастаявшей груды воска с гротескно удлиненными глазами и опущенными уголками рта, пламя исчезло.

–Кто вызывал меня?– телепатически спросила маленькая фигурка. Мысли йоклол, слишком мощные для ее крохотного тела, прогремели в головах собравшихся дровов.

–Это я вызывала тебя, прислужница,– громко, чтобы слышали дочери, ответила Мэлис и склонила голову в поклоне.– Я – Мэлис, покорная слуга, Паучьей Королевы.

Йоклол скрылась в облаке дыма, в ониксовой чаше остались лишь мерцающие блики курящегося фимиама. Спустя мгновение прислужница вновь появилась, уже в полный рост, и встала позади Мэлис. Бриза, Вирна и Майя, затаив дыхание, смотрели, как на плечи матери легли два отвратительных щупальца.

Мать Мэлис приняла это без слов, уверенная в том, что повод для вызова йоклол был достаточно уважительным.

–Объясни, зачем ты осмелилась побеспокоить меня,– проникли в нее мысли йоклол.

–Чтобы задать простой вопрос. Тот, на который тебе известен ответ,– так же молча ответила Мэлис: для общения с йоклол слова не требовались.

–Этот вопрос так важен для тебя?– спросила йоклол.– Ты ведь очень рискуешь.

–Мне необходимо узнать ответ,– ответила Мэлис.

Три ее дочери с любопытством наблюдали, слыша мысли йоклол, но об ответах матери им приходилось только догадываться.

–Но если ответ так важен, причем он известен обыкновенным прислужницам, а значит, и Паучьей Королеве, не думаешь ли ты, что Ллос сама сообщила бы его тебе, если бы считала нужным?

Мэлис откликнулась:

–Возможно, до сегодняшнего дня Паучья Королева не считала меня достойной знать его. Но многое изменилось.

Прислужница замолчала и втянула выпученные глаза в голову, словно сообщаясь с каким‑то дальним уровнем.

После нескольких напряженных минут молчания йоклол сказала:

–Приветствую тебя, Мать Мэлис До'Урден. Эти слова были произнесены спокойным, ровным голосом, не соответствующим столь гротескной внешности.

–И я приветствую тебя и твою госпожу, Паучью Королеву,– ответила Мэлис.

Быстро улыбнувшись дочерям, она продолжала стоять, не оборачиваясь к стоявшей позади прислужнице. Похоже, предположение о благосклонности Ллос оказалось верным.

–Ллос довольна Домом Дармон Н'а'шез6ернон,– сказала прислужница. Мужчины вашего Дома одержали в этот день победу, сделав даже больше, чем сопровождавшие их женщины. Я должна принять вызов Матери Мэлис До'Урден.

Щупальца соскользнули с плеч Мэлис, и йоклол неподвижно застыла за ее спиной, ожидая приказаний.

Мэлис начала:

–Я рада, что угодила Паучьей Королеве.– Она задумалась, как лучше сформулировать вопрос.– Что же касается вызова, то, как я уже сказала, я прошу ответить только на один вопрос.

–Спрашивай,– поторопила йоклол, и по ее насмешливому тону Мэлис и ее дочери поняли, что этому монстру уже известен вопрос.

–Ходят слухи, что моему Дому угрожает опасность.

Йоклол засмеялась злым скрежещущим смехом:

–Слухи?

–Я верю своим источникам,– оправдывающимся тоном сказала Мэлис.– Я не обратилась бы к тебе, если бы не была уверена в опасности.

–Продолжай,– сказала йоклол, явно забавляясь происходящим.– Это больше чем слухи, Мать Мэлис До'Урден. Другой Дом замышляет воину против тебя.

Неосторожный вздох Майи заставил мать и сестер укоризненно взглянуть на нее.

Мэлис взмолилась:

–Назови мне этот Дом. Если Дом Дармон Н'а'шез6ернон действительно угодил Паучьей Королеве, тогда я прошу Ллос разоблачить наших врагов, чтобы мы могли уничтожить их!

–А если тот, другой Дом тоже угодил Паучьей Королеве?– промурлыкала прислужница.– Станет ли Ллос выдавать его вам?

–У наших врагов все преимущества,– возразила Мэлис.– Они все знают о Доме До'Урден. Несомненно, они ежедневно следят за нами и строят планы. Мы просим Ллос только поставить нас в равное положение с нашими врагами. Назовите их, и мы докажем, какой из Домов больше достоин победы.

–А если ваши враги выше вас по положению?– спросила прислужница. Попросит ли тогда Мать Мэлис До'Урден, чтобы Ллос вмешалась и защитила ее несчастный Дом?

–Нет!– вскричала Мэлис.– Мы призовем те силы, которыми наградила нас Ллос, чтобы побить своих врагов. Если даже наши враги более могущественнее, пусть Ллос будет уверена, что они понесут жестокую кару за нападение на Дом До'Урден!

Служанка вновь погрузилась в себя, ища связь со своим родным уровнем, уровнем более темным, чем Мензоберранзан. Мэлис крепко схватила за руки стоящую справа Бризу и стоящую слева Вирну. Они, в свою очередь, взяли за руки Майю, стоящую в основании их кружка.

–Паучья Королева довольна, Мать Мэлис До'Урден,– сказала наконец прислужница.– Верь, что она будет больше покровительствовать Дому До'Урден, чем твоим врагам, когда битва разразится,– возможно….

Мэлис вздрогнула от двусмысленности этого последнего слова, подумав с неудовольствием, что Ллос никогда не дает никаких обещаний.

–А как же насчет моего вопроса?– осмелилась напомнить Мэлис.– Того, что послужил поводом для вызова?

Взвилось яркое пламя, ослепив четырех жриц. Когда зрение вернулось к ним, они увидели йоклол, вновь ставшую крохотной и выглядывавшую из пламени в ониксовой чаше.

–Паучья Королева не дает ответов, которые и без того известны!– объявила прислужница, чуть не оглушив дровов неумеренной силой своего потустороннего голоса.

Огонь опять превратился в слепящее пламя, и йоклол исчезла, оставив за собой расколовшуюся на дюжину кусков драгоценную чашу.

Подняв большой осколок оникса, Мать Мэлис швырнула его в стену.

–Известен?– закричала она.– Кому известен? У кого в моей семье есть от меня секреты?

–Наверное, та, кто знает, не подозревает о том, что ей это известно, вставила Бриза, пытаясь успокоить мать.– Или, возможно, сведения совсем свежие, и она еще не имела возможности донести их до тебя.

–Она?– взревела Мэлис.– Кого ты имеешь в виду, говоря «она», Бриза? Мы все здесь. Неужели кто‑то из моих дочерей настолько глуп, что не понимает, чем это грозит нашей семье?

–Нет, Мать!– хором воскликнули Вирна и Майя, испуганные растущим негодованием Мэлис, теряющей власть над собой.

–Я никогда не замечала никаких признаков,– сказала Вирна.

–Я тоже,– добавила Майя.– Я ведь все эти недели при тебе и видела не больше тебя.

–Вы намекаете, что это я что‑то упустила?– зарычала Мэлис, костяшки ее сжатых кулаков побелели от напряжения.

–Нет, Мать!– воскликнула потрясенная Бриза так громко, что это на мгновение заставило Мэлис успокоиться и полностью переключить свое внимание на старшую дочь.– Значит, не она,– заключила Бриза,– а он. Может быть, ответ знает один из твоих сыновей, а возможно, Закнафейн или Риззен!

–Ну да,– согласилась Вирна.– Они ведь всего лишь мужчины, слишком глупые, чтобы понять значение мельчайших деталей.

Бриза добавила:

–Дзирта и Дайнина не было дома и вообще в городе. В их патрульную группу входят дети из всех влиятельных Домов, и любой из этих Домов может угрожать нам.

В глазах Мэлис загорелись искры, но она поддалась на уговоры и расслабилась.

–Пришлите их ко мне, когда они вернутся в Мензоберранзан,– приказала она Вирне и Майе.– А ты,– обратилась она к Бризе,– приведешь Риззена и Закнафейна. Вся семья должна быть в сборе, чтобы узнать все, что можно.

Бриза спросила:

–А родственники и воины? Может быть, ответ знает какой‑нибудь побочный член семьи.

–Их тоже созвать?– Голос Вирны дрожал от волнения.– Собрание всего клана, военный сбор Дома До'Урден?

–Нет,– ответила Мэлис.– Ни воинов, ни родственников. Я не верю, что они участвуют в этом. Прислужница Ллос сообщила бы мне ответ, если бы его не знал кто‑то из прямых членов семьи. Теперь это моя головная боль – получить ответ на вопрос, который неизвестен мне и который известен кому‑то из круга моей семьи.

И сквозь сжатые зубы добавила:

–А я не люблю, когда у меня болит голова!

* * *

Некоторое время спустя Дзирт и Дайнин вошли в дом, измученные и довольные тем, что приключение закончилось. Едва они переступили порог и повернули в широкий коридор, ведущий в их комнаты, как наткнулись на идущего навстречу Закнафейна.

–Итак, герой вернулся,– заметил Зак, в упор глядя на Дзирта, который не мог не заметить сарказма в голосе своего старого учителя.

–Мы успешно завершили работу,– парировал Дайнин, сильно задетый тем, что приветствие Зака к нему не относилось.– Я был во главе….

–Я знаю все о сражении,– заверил Зак.– О нем без конца болтают в городе. А теперь оставь нас, старший сын. У меня с твоим братом есть неоконченное дело.

–Я уйду, когда сочту нужным!– огрызнулся Дайнин.

Зак грозно взглянул на него:

–Мне надо поговорить с Дзиртом, и только с Дзиртом, поэтому уходи!

Рука Дайнина невольно потянулась к рукояти меча – дурацкая затея: не успел он и на дюйм вытащить меч из ножен, как Зак дважды ударил его рукой по лицу, а второй рукой достал кинжал и приставил его кончик к горлу Дайнина.

Дзирт в замешательстве наблюдал за ними, не сомневаясь, что, если противостояние продлится, Зак убьет Дайнина.

–Уходи,– повторил Зак.– Уходи, если жизнь тебе дорога.

Подняв вверх руки, Дайнин медленно отступил.

–Мать Мэлис узнает об этом!– предупредил он.

Зак засмеялся:

–Я сам расскажу ей. Думаешь, она будет беспокоиться о тебе, глупец? По мнению Матери Мэлис, мужская часть дома сама должна соблюдать свою иерархию.

Ступай прочь, старший сын. Вернешься, когда наберешься храбрости сразиться со мной!

–Брат, пошли вместе,– сказал Дайнин. Зак напомнил Дзирту:

–У нас с тобой есть дело.

Дзирт переводил взгляд с одного на другого, ошарашенный их откровенным желанием убить друг друга.

–Я остаюсь,– решил он.– У нас с оружейником действительно имеется одно незавершенное дельце.

–Как хочешь, герой,– скривился Дайнин, повернулся на каблуках и быстро пошел прочь.

–Ты приобрел врага,– заметил Дзирт.

–У меня их и так много,– засмеялся Зак.– А до конца своих дней я приобрету еще немало! Но это неважно. Твое поведение вызвало зависть у твоего брата, твоего старшего брата, и именно ты должен беспокоиться.

–Но он явно ненавидит тебя!

–Он ничего не выиграет, если я умру,– ответил Зак.– Я для него не опасен. А вот ты….– Слова его повисли в воздухе.

–Чем же я опасен для него?– возразил Дзирт.– У него нет ничего, чего хотел бы я.

–У него есть власть,– объяснил Зак.– Он – старший сын, но он не всегда им был.

–Он убил Нальфейна, брата, которого мне не довелось знать.

–Так тебе это известно?– сказал Зак.– Возможно, он опасается, что теперь другой второй сын последует тем же путем, которым шел он, чтобы стать старшим сыном Дома До'Урден.

–Хватит,– огрызнулся Дзирт, которого возмущала вся эта дурацкая система повышения в ранге.

Он подумал: «И насколько хорошо это тебе известно, Зак? Скольких ты сам убил, чтобы достичь своего положения?» – Земная элементаль!– сказал Зак, слегка присвистнув.– Могучего же врага ты одолел сегодня!– Он низко поклонился Дзирту, явно издеваясь.– Кто будет следующей жертвой юного героя? Наверное, демон? Или полубог? Наверное, нет никого, кто мог бы….

–Никогда еще не слышал от тебя такого потока бессмысленных слов, ответил Дзирт. Теперь настала его очередь быть саркастичным.– Быть может, я возбудил зависть еще в ком‑нибудь, кроме брата?

–Зависть?– вскричал Зак.– Утри нос, сопливый мальчишка! Дюжина земных элементалей пала от моего клинка! Да и демонов тоже! Не переоценивай своих деяний и возможностей. Ты просто воин из расы воинов. Если ты забудешь об этом, то плохо кончишь!

Конец тирады прозвучал очень выразительно, почти угрожающе, и Дзирт опять задумался, чем на самом деле может оказаться их «практика» в учебном зале.

–Я знаю свои возможности,– сказал он.– И свои недостатки тоже. Я научился выживать.

–Так же, как я,– парировал Зак.– За столько столетий!

–Учебный зал ждет,– спокойно произнес Дзирт.

–Твоя мать ждет,– поправил Зак.– Она зовет нас всех в собор. Однако не волнуйся. Мы еще успеем встретиться.

Не прибавив больше ни слова, Дзирт последовал за Заком, подозревая, что их спор рассудят только клинки. Что сталось с Закнафейном? Тот ли это учитель, который наставлял его все годы перед Академией? Дзирт не мог разобраться в своих чувствах. Может быть, Зак кажется ему другим после всего, что он узнал о его подвигах? Или в манере поведения оружейника действительно появилось что‑то новое, какая‑то жестокость, после возвращения Дзирта из Академии?

Из задумчивости его вывел свист хлыста.

–Я твой отец!– услышал он голос Риззена.

–Это ничего не значит!– возразил женский голос, голос Бризы.

Дзирт скользнул за угол следующего коридора и огляделся. Бриза и Риззен стояли лицом к лицу, Риззен был не вооружен, а Бриза держала в руке свой змееголовый хлыст.

–«Отец»,– засмеялась Бриза.– Что за бессмысленное слово! Ты – существо мужского пола, снабжающее семенем мать и ничего более не значащее!

–Я породил четверых,– негодующе сказал Риззен.

–Троих!– поправила Бриза, подтверждая свои слова хлыстом.– Вирна – дочь Закнафейна, а не твоя! Нальфейн мертв, остаются только двое. Одна из них женщина, а потому выше тебя. Один только Дайнин действительно ниже тебя рангом!

Отпрянув к стене, Дзирт оглянулся на пустой коридор, по которому только что шел. Он всегда подозревал, что настоящий его отец не Риззен. Этот мужчина никогда не удостаивал его вниманием, никогда не бранил, не хвалил, не давал никаких советов или указаний. Но слышать такое от Бризы…. и Риззен не опроверг ее!

Риззен раздумывал, чем бы ответить на обидные слова Бризы.

–Известно ли Матери Мэлис о твоих желаниях?– прорычал наконец он. Знает ли она, что старшая дочь жаждет ее звания?

–Любая старшая дочь хочет стать верховной матерью,– усмехнулась Бриза. Мать Мэлис была бы глупа, если бы думала иначе. Уверяю тебя, что ни она, ни я не глупы. Я унаследую ее звание, когда она состарится и ослабеет. Она знает это и принимает как должное.

–Ты допускаешь, что можешь убить ее?

–Если не я, так Вирна. Если не Вирна, так Майя. Такова наша участь, ты, глупый самец! Таков завет Ллос!

Слушая эти разглагольствования, Дзирт начал закипать от гнева, но продолжал молча стоять за утлом.

–Бриза не станет дожидаться, пока возраст позволит ей отобрать власть у матери,– фыркнул Риззен,– если можно отобрать ее кинжалом. Бриза жаждет захватить трон Дома!

Следующие слова Риззена слились в неразборчивый вопль, когда шестиголовый хлыст снова принялся за работу.

Дзирту очень хотелось вмешаться, броситься и сразить их обоих, но, разумеется, он не мог себе этого позволить. Бриза поступила так, как ее учили.

Она следовала указаниям Паучьей Королевы, утверждая свое превосходство над Риззеном. Дзирт знал, что она не станет убивать Риззена.

Но вдруг ослепленная яростью Бриза забудет обо всем и убьет его? В немой пустоте, растущей сейчас в душе Дзирта, родилось сознание, что его это совсем не трогает.

–Ты позволил ему спастись!– зарычала на сына Мать СиНафай.– А еще говорил, что не разочаруешь меня!

–Нет, Мать,– возразил Мазой.– Я послал прямо в него огненную стрелу. Он и не заподозрил, что молния была предназначена для него. Я не смог закончить дело только потому, что чудовище утащило меня в ворота на свой уровень!

СиНафай закусила губу, вынужденная согласиться с доводами сына. Она понимала, что дала Мазою нелегкое поручение. Дзирт – сильный боец, и его нелегко убить, не оставив явного следа.

С выражением решимости на лице Мазой пообещал:

–Я доберусь до него. Оружие у меня готово; до наступления десятого цикла, как ты приказывала, Дзирт будет мертв!

–Почему я должна давать тебе еще одну попытку? Как я могу поверить, что на этот раз ты лучше справишься с задачей?

–Потому что я хочу, чтобы он умер!– закричал Мазой.– Хочу даже больше, чем ты, Мать. Хочу вырвать жизнь из Дзирта До'Урдена! Когда он будет мертв, я вырежу его сердце и буду выставлять его как трофей!

СиНафай не могла противиться настойчивому желанию сына.

–Решено,– сказала она.– Покончи с ним, Мазой Ган'етт. Ради собственной жизни, нанеси первый удар по Дому До'Урден и убей его второго сына!

Мазой поклонился со своей вечной гримасой и выскочил из комнаты.

–Ты все слышал?– жестами спросила СиНафай, когда за сыном закрылась дверь. Она знала, что сын вполне мог приложить ухо к двери, и не хотела, чтобы он слышал разговор.

–Все,– безмолвно отвечал Альтон, выходя из‑за занавески.

–Согласен ли ты с моим решением?– так же спросила СиНафай.

Альтон был в замешательстве. Ему ничего не оставалось, кроме как согласиться с решением его верховной матери, но он считал, что СиНафай поступила недостаточно мудро, снова послав Мазоя против Дзирта. Молчание его затянулось.

–Ты не одобряешь,– прожестикулировала явно задетая СиНафай.

Альтон поспешно возразил:

–Прости, верховная мать, я бы не….

–Ты прощен,– заверила СиНафай.– Я и сама не очень уверена, что нужно было давать Мазою вторую возможность. Это может наделать много вреда.

–Но тогда зачем?– осмелился спросить Альтон.– Мне ты не дала второй попытки, хотя я желаю смерти Дзирта До'Урдена, как никто другой.

СиНафай презрительно взглянула на приемного сына, умеряя его пыл.

–Ты сомневаешься в правильности моих действий?

–Нет!– вскрикнул Альтон вслух, зажал рот рукой и в ужасе опустился на колени.– Ни в коем случае, Мать,– опять жестами сказал он.– Я просто не так хорошо понимаю проблему, как ты. Прости мне мое невежество.

Смех СиНафай был похож на шипение сотни сердитых змеи.

–Мы смотрим на это дело одинаково. Я даю Мазою вторую возможность точно так же, как и тебе.

–Но….– начал возражать Альтон.

–Мазой опять попытается прикончить Дзирта, но на этот раз он будет не один. Ты последуешь за ним, Альтон Де Вир. Оберегай его и закончи дело, если жизнь тебе дорога.

Услышав это, Альтон просиял при мысли, что наконец‑то ему удастся вкусить сладость мести. Его даже не задела последняя угроза СиНафай.

–А разве может быть иначе?– спросил он жестом.

* * *

–Подумай!– прорычала Мэлис, приблизив лицо и обжигая Дзирта своим дыханием.– Наверняка тебе что‑то известно!

Отшатнувшись от наседающего на него тела, Дзирт тревожно оглядел собравшуюся семью. Дайнин, которого с таким же пристрастием допрашивали за несколько минут перед этим, стоял на коленях, обхватив руками голову. Он тщетно пытался найти какой‑нибудь ответ, пока Мать Мэлис не прибегла к более изощренной технике допроса. От взгляда Дайнина не ускользнуло, что Бриза потянулась за своим змееголовым хлыстом, но даже это не освежило его память.

Мэлис сильно ударила Дзирта по лицу и отступила назад.

–Один из вас знает, кто наши враги,– прошипела она сыновьям.– Там, в патруле, вы не могли не заметить какой‑нибудь намек, какой‑нибудь знак!

–Возможно, мы и заметили, но не поняли, что он означает,– заметил Дайнин.

–Замолчи!– завопила Мэлис. Ее лицо светилось от ярости.– Когда будешь знать, что ответить, тогда заговоришь! Только тогда!– Она повернулась к Бризе.

–Помоги‑ка Дайнину вспомнить!

Дайнин уронил голову на руки, распластался на полу и выгнул спину, готовый к порке. Всякое другое действие еще больше разъярило бы Мэлис.

Закрыв глаза, Дзирт вспоминал события патрульной службы. Он невольно вздрогнул, когда услышал свист хлыста и слабый стон брата.

–Мазой,– почти бессознательно прошептал Дзирт.

Взглянув на мать, он увидел, что та подняла руку, останавливая действия Бризы, к явному ее неудовольствию.

–Мазой Ган'етт,– уже громче произнес Дзирт.– В сражении с гномами он пытался меня убить.

Вся семья, а особенно Мэлис и Дайнин, повернулись к Дзирту, ловя каждое его слово.

–Когда я сражался с элементалью,– объяснил Дзирт, бросив последнее слово как проклятие Закнафейну. Наградив оружейника сердитым взглядом, он продолжал:

–Мазой Ган'етт метнул в меня огненную стрелу.

–Он мог целиться в чудовище,– заметила Вирна.– Мазой утверждает, что это он уничтожил элементаль, но верховная жрица из патруля это отрицает.

–Мазой выжидал,– ответил Дзирт.– Он ничего не предпринимал, пока я не стал одерживать победу над чудовищем. Тогда он выпустил свою магию, метя и в меня, и в элементаль. Думаю, он хотел уничтожить нас обоих.

–Дом Ган'етт,– прошептала Мать Мэлис.

–Пятый дом,– подхватила Бриза.– Под предводительством Матери СиНафай.

–Итак, вот наш враг,– сказала Мэлис.

–Возможно, и нет,– сказал Дайнин и, произнося эти слова, сразу пожалел, что не оставил их при себе: опровергать предположение матери значило навлечь на себя новую порку.

Матери Мэлис не понравилась нерешительность, с которой он попытался возражать.

–Объясни, что ты хочешь сказать!– скомандовала она.

–Мазой Ган'етт разозлился из‑за того, что его не взяли в набег на поверхность. Мы оставили его тогда в городе, чтобы наблюдать за нашим триумфальным возвращением.– Дайнин посмотрел прямо в лицо брату.– Мазой всегда завидовал Дзирту и той славе, которую завоевал мой брат, по праву или нет. Многие завидуют Дзирту и хотели бы видеть его мертвым Дзирт неловко заерзал на своем месте, поняв, что эти слова содержат в себе недвусмысленную угрозу.

–Ты уверен в своих словах?– обратилась Мэлис к Дзирту, выводя его из задумчивости. Дайнин перебил ее:

–Еще эта пантера, волшебная кошка Мазоя Ган'етта, которая больше ходит с Дзиртом, чем с магом.

–Гвенвивар сопровождала меня по твоему приказу,– возразил Дзирт.

–А Мазою это не понравилось,– настаивал Дайнин.

«Возможно, поэтому‑то ты и посылал пантеру со мной»,– подумал Дзирт, но удержался и не сказал этого вслух. УЖ не мерещится ли ему заговор в простом совпадении? Или и в самом деле его мир наполнен бесчисленными интригами и молчаливой борьбой за власть?

–Ты уверен в том, что сказал?– повторила Мэлис, вновь возвращая его к действительности.

–Мазой Ган'етт пытался убить меня,– подтвердил Дзирт,– Не знаю, какова причина, но в его намерениях не сомневаюсь!

–Значит, Дом Ган'етт. Могущественный враг!– заметила Бриза.

–Мы должны побольше узнать о них,– сказала Мэлис.– Пошлите разведчиков!

Мне нужно знать, сколько у Дома Ган'етт воинов, магов и, особенно, священниц.

–А если мы ошибаемся?– сказал Дайнин.– Если Дом Ган'етт – не тот дом, который замышляет….

–Мы не ошибаемся!– завопила Мэлис.

–Йоклол сказала, что один из нас знает личность нашего врага,– рассудила Вирна.– Все, чем мы, располагаем, это рассказ Дзирта о Мазое.

–Если только ты ничего не скрываешь,– зарычала Мать Мэлис на Дайнина, и это прозвучало такой ледяной и злой угрозой, что кровь отлила от лица старшего сына.

Дайнин решительно помотал головой и тяжело опустился на место. Ему нечего было добавить.

Мэлис обратилась к Бризе:

–Задействуй все связи. Мы должны узнать побольше об отношениях Матери СиНафай с Паучьей Королевой.

Дзирт изумленно наблюдал за приготовлениями, начавшимися с бешеной скоростью, причем каждое приказание Матери Мэлис преследовало конкретную оборонительную цель. Его удивляла не скрупулезность планируемых военных операций: ничего другого от своего семейства он не ожидал,– его удивлял азартный блеск в глазах у всех.

Предыдущая страница   20   Следующая страница







Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031



.
Copyright MyCorp © 2018