Суббота, 21.07.2018, 16:39

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


-5-

     Яна смущенно ерзала на сиденье, старательно отводя взгляд.
     – Ну что уж там, давай без церемоний, – сказал Сварог. – Так все было?
     – Не совсем. Это не «формулировалось», а просто высказывалось некоторыми в качестве одной из версий, требующих, разумеется, точных доказательств…
     – Ну, невелика разница, – сказал Сварог. – Что, пнем по сове, что сову об пень…
     Яна сверкнула на него глазами:
     – Только не смей думать, будто я тебе не верю! Я-то тебе верю, понятно? И из них тоже вряд ли кто-то всерьез думает, что ты заодно с этими… Просто… просто они говорят, что вынуждены учитывать все возможные варианты. Разумный цинизм, необходимый в государственных делах. Ты же сам король, должен понимать…
     – Самое смешное, что я эту логику вполне понимаю, – сказал Сварог медленно. – И нисколечко не обижаюсь. Просто-напросто в душе остается неприятный осадок… Доказательств нет, а подозрений с меня никто не снимает. Вот и доказывай теперь, что ты тут ни при чем.
     – Теперь понимаешь, почему я тебя не вызывала? Могла возникнуть глупая склока, это только повредило бы делу… Я решила поговорить с тобой с глазу на глаз, доверительно…
     – Приятно слышать, – сказал Сварог. – Благодарю за доверие…
     – Перестань, пожалуйста, – сказала Яна тихим, беспомощным, почти жалобным голосом. – И без тебя тошно…
     – Прости, – сказал Сварог после неловкого молчания. – У меня тут неприятности, хлопот полон рот, нервы на пределе… Значит, вот так. Демонстрация немаленьких возможностей, и визитные карточки вокруг рассыпаны, чтобы без всяких неясностей… Ну конечно. Они должны знать, что мы о них знаем. Но не в том дело… Я иногда, когда отыщется время, вновь вспоминаю эту историю и добросовестно ломаю голову над одной-единственной загадкой: почему те, кого, очевидно, следует условно именовать оппозицией, так и не вышли с нами на связь?
     – Оппозицию могли извести под корень, – сказала Яна. – Начисто.
     – Так не бывает, – энергично возразил Сварог. – Точно, так не бывает. Всегда кому-то удается уцелеть, и он начинает думать о мести. А случается еще, что оппозиция, пусть и изведенная под корень, становится примером для других, которые ради совершенно других целей начинают пользоваться теми же методами. Тут главное – показать пример… Развитая техника – это довольно сложно устроенное общество. Что, в свою очередь, означает существование многих групп с самыми разными интересами…
     – Ну да, – сказала Яна. – Эксперты примерно то же самое говорят. Создали массу теоретических моделей, играют в стратегические и тактические вероятности… Так что перестань, пожалуйста, гадать. Все равно экспертов ты не переплюнешь. А теории меня сейчас совершенно не интересуют. Нужна практика. А вот практических вариантов никто мне и не смог не то что обосновать, но даже предложить. Чисто абстрактные рассуждения о нашей неимоверной мощи, о том, что при нужде мы без особых хлопот сметем не то что континент, а всю планету… Облако пыли на орбите от нее оставим… Сварог внимательно посмотрел на нее:
     – А ты-то сама готова отдать такой приказ? Чтобы от Талара осталось лишь облако пыли?
     – Ни в коем случае, – сказала Яна, не промедлив нисколечко. – Разве что в случае… в случае какой-то невероятно глобальной и страшной угрозы, когда и в самом деле встанет вопрос: либо всему миру уцелеть, либо планете погибнуть. Пока что я такой угрозы не вижу. В конце концов, против нас ядерное оружие бессильно. Любая ракета будет перехвачена, а подводные лодки… Через пару недель, когда начнут работать новые станции слежения, мы сможем их засекать.
     Вот именно, для вас, подумал Сварог. А для всех остальных? Он представил ядерный гриб, во всем своем смертоносном великолепии растущий над Равеной или Клойном, и ему стало не по себе.
     – Ты их еще не нашел? – спросила Яна. – У себя, в Хелльстаде?
     – Я тебе, по-моему, никогда не врал, – сказал Сварог. – Не нашел. Теоретически понятно, что они где-то под Хелльстадом, можно даже примерно определить район – неподалеку от ронерской границы. Если их вертолеты смогли выбраться на поверхность, значит существовал достаточно удобный выход. Но сомневаюсь, что он и сейчас открыт. На их месте, после боя и всего последующего, я бы такой проход подорвал и завалил. Вряд ли им это не пришло в голову… Ищу. И безуспешно. Слишком многое в Хелльстаде, как оказалось, было замкнуто на моего покойного предшественника, хранилось исключительно у него в голове… А ваша техника там не сработает, и я опять-таки не знаю, почему. Ничего, я их найду… Я им никогда не прощу Делию, у меня свои счеты… Можно тебя спросить? Против меня что, всерьез копают?
     Яна горделиво выпрямилась, сказала с прекрасно знакомой уже Сварогу горделивой спесью:
     – Главное, чтобы тебе доверяла я. Я тебе доверяю. Следовательно, всех остальных можно не принимать в расчет… И мало того… Хочешь выслушать неожиданное предложение?
     – Ну…
     – Мы об этом уже говорили когда-то, но на уровне допущений… Теперь вопрос стоит крайне серьезно. Я все обдумала тщательно и всерьез. Как ты посмотришь, если я тебя сделаю канцлером… а также, если можно так выразиться, всем остальным?
     – То есть?
     – То есть, я тебя назначаю чем-то вроде сатрапа и тирана, – сказала Яна серьезно. – Ты подчиняешься только мне, а сам командуешь решительно всем – армией, восьмым департаментом, администрацией.
     – А прежних куда? – усмехнулся Сварог.
     – На почетную пенсию.
     – Лихо…
     – И, между прочим, вполне реально. Ты же помнишь, как я пару месяцев назад упростила управление империей? Все теперь замкнуто на десяток человек – канцлер, Гаудин, еще несколько. Гвардия и Серебряная Бригада выполнят любой мой приказ. Ты будешь… ну, назовем вещи своими именами. Диктатором ты будешь.
     – А – зачем? – тихо спросил Сварог. – По большому счету?
     Яна ответила, опять-таки не промедлив не секунды:
     – Потому что я убедилась: они больше не годятся. И канцлер, и Гаудин, и остальные. Они были на своем месте в прежней ситуации, а теперь, когда многое меняется буквально на ходу, когда возникают новые опасности и новые проблемы, они просто не способны перестроиться. Ты согласен?
     – Согласен, – осторожно ответил Сварог. – Но не пойду в диктаторы.
     Вот она, вершина карьеры, подумал он тоскливо. Взлететь настолько, что выше просто некуда. Но в том-то и грустная пикантность ситуации, что этот пост совершенно не привлекает – мы же не юные романтики, в конце-то концов…
     – Почему?
     – Из чистого расчета, – сказал Сварог. – Хладнокровного и где-то откровенно циничного. Хорошо, ты их всех выгонишь на пенсию, и я буду диктаторствовать, и меня даже никто не зарежет… Вот только это ничем не поможет ни мне, ни тебе. У меня не появится никаких новых возможностей. Разве что смогу распоряжаться той самой неимоверной мощью, которая как раз по причине своей неимоверности ни на что толковое не годится… Понимаешь? Обдумай все еще раз – и убедишься, что я прав. Зачем мне армия, которую не бросишь в бой? Зачем мне восьмой департамент, который так и так не способен оказался работать в новых условиях? Нет, пусть все остается по-прежнему. Я постараюсь этих недомеров отыскать с помощью того, чем сейчас располагаю… И знаешь… Почему мы решили, что там, внизу, оппозицию вырезали под корень? Тебе не приходило в голову, что она как раз победила?
     Он улыбнулся, видя на лице Яны безграничное удивление, и продолжал серьезно:
     – Я над этим уже думал… Действительно, почему мы решили, что авторы того письма проиграли? Может, наоборот? Вспомни-ка: письмо вовсе не похоже было на униженное прошение. Наоборот. В нем определенно присутствовал легонький шантаж, они выступали не просителями, они довольно прозрачно намекали, что хотят предложить некий торг… Ядерный взрыв в отдаленном уголке планеты тоже больше похож на шантаж и прелюдию к долгому торгу… Попробуй рассмотреть происходящее и с этой точки зрения. И не хмурься так, мы вовсе не загнаны в угол, а это главное…
     – Я не потому в тоске, – сказала Яна, отчаянно пытаясь улыбаться безмятежно и весело, что получалось у нее плохо. – Просто, понимаешь ли… Я в некоторый момент обнаружила, что реальность совсем не похожа на то, что мне представлялось поначалу. Когда я вступила на престол, все выглядело совершенно иначе – устоявшимся, неизменным, лишенным сложностей. А оказалось, впереди сплошные неожиданности, нечеловеческие хлопоты и сложности…
     – Тебе чертовски повезло, – сказал Сварог, подумав. – Иллюзии рассыпались, когда тебе было совсем немного лет. А мне вот пришлось с иллюзиями расставаться чуть ли не в старости. Я поначалу решил, болван, что королем быть невероятно легко: рявкнешь, грохнешь кулаком по столу, издашь полдюжины указов, в крайнем случае прикажешь снести парочку голов – вот и вся недолга, ничего сложного. А оказалось, это такая каторга… Ничего, прорвемся.
     …Он не смотрел вслед взлетевшим драккарам – сразу же энергично развернулся и сбежал по лестнице. Поймал зашитую золотом ливрею первого попавшегося холуя и вполголоса распорядился:
     – Интагара в Желтую гостиную. Немедленно. Хоть из-под земли, хоть с того света…
     Не было необходимости, пожалуй, столь категорично отдавать приказ касаемо главы тайной полиции. Была у Интагара крайне полезная для Сварога привычка – когда в Интагаре возникала срочная и насущная надобность, он возникал словно из-под земли. Вот и теперь объявился самое большее через пару минут после того, как Сварог вошел в Желтую гостиную, сердито грохнув дверью. – Вот кстати, – сказал Сварог неприятным голосом. – А кто это к нам соизволит в гости заглянуть? Глава тайной полиции собственной персоной, которому я плачу приличное жалованье, чинами одаряю, два ордена пожаловал и даже не повесил ни разу… Не подскажете ли, господин Интагар, что это за экзотическая живность гуляет у меня по дворцу, как у себя по чащобе? Да вдобавок ядовитая, стерва, как три гадюки…
И он ткнул пальцем в сторону столика, где по-прежнему лежало в куче осколков и начавших уже вянуть лепестков маленькое, но смертельно опасное создание.

     – Это мой промах, государь, – сказал Интагар, превратив бульдожью физиономию в маску почтительности и непритворной скорби. – Любые оправдания тут бесполезны. Я всего лишь хочу смиренно уточнить, что от инцидентов, подобных сегодняшнему, уберечься невозможно. Простите, но именно так и обстоит. Когда во дворце постоянно обитают несколько сот человек, рано или поздно кто-то проскочит меж расставленных сетей… Ученые математики для этого даже изобрели какой-то специальный термин…
     – Другими словами, математиков вместо вас и следует повесить. – Прищурился Сварог.
     – Я не это имел в виду…
     – Ладно, – сказал Сварог. – Все хорошо, что хорошо кончается. Вот за что я вас все-таки ценю, дружище Интагар, так это за то, что вы не подонок. Пробы на вас ставить негде, но вы не подонок. Не стали вину перекладывать на начальника дворцовой стражи, хотя он, если разобраться беспристрастно, виновен не менее вас, он ведь, как и вы, обязан проверять благонадежность дворцовых дармоедов…
     – Я не раз говорил, что вам следует усилить охрану…
     – Чтобы пара-другая придурков за мной топала по пятам?
     – Хотя бы.
     – Я тоже краем уха слышал о математических забавах, – сказал Сварог. – По-моему, согласно той же самой математической теории с тем же успехом один из телохранителей может мне однажды вогнать нож в спину… Есть такая вероятность?
     – Увы…
     – Ладно, – повторил Сварог. – Некогда мне устраивать вам выволочку. Когда-нибудь, когда проштрафитесь всерьез, я вам припомню и старое, и новое, как это у королей водится… Займемся делом. Вы не забыли, что должны были представить мне сводку о любых упоминаниях о крохотульках ?
     – Прекрасно помню, ваше величество. Но вы же сами говорили, что на первом месте у нас – Горрот…
     – Обстоятельства изменились, – сказал Сварог. – Детали вам неинтересны, это совершенно наше дело, уж не взыщите. Но одно вы запомните накрепко: все уходит на второе место. Абсолютно все, ясно вам? На первом месте у нас отныне будут крохотульки, это не моя прихоть, не королевская блажь, а самая опасная для меня на данный момент угроза. Вбейте себе в голову, что все так и обстоит… Сроку вам – до вечера, хоть из кожи вон вывернитесь!
    

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
СЛУЧАЙНЫЕ УЖАСЫ И НЕЧАЯННЫЕ РАДОСТИ 

     В одном из своих малых кабинетов – коих насчитывалось с полдюжины – Сварог отпер затейливым ключом высоченный гардероб и достал светло-зеленый с серебром мундир капитана дворцовой стражи, в который тут же и облачился. Встал перед зеркалом, поправил пояс с мечом, золоченые аксельбанты и прочие висюльки. Произнес нужные слова и, скрупулезности ради проведя рукой по лицу, убедился, что заклинание и на сей раз исправно работало: пальцы ощутили совершенно чужую физиономию.
     Вышел в коридор и неторопливо направился к парадному входу. Он еще три недели назад придумал этот фокус, позволявший расхаживать по дворцу, не привлекая лишнего внимания. Все, кому это надлежало, прекрасно знали, что этот капитан облечен особым доверием короля, пребывает в фаворе, выполняя деликатные поручения, а потому имеет доступ куда только можно и пользуется особыми привилегиями. Кое-кто наверняка догадывался, как обстоит на самом деле, но болтать языком не решался… Интагар уж точно знает, слишком хитер…
     Одним из немногих, заранее посвященных Сварогом в тайну, был глэв Калеб, пожилой, с проседью, на первый взгляд, – вылитый старослужащий капрал, не блещущий особенным умом и сообразительностью. На деле же он давным-давно работал в тайной службе Баглю, куда не принимали ни дураков, ни тугодумов.
     При Свароге он на всякий случай контролировал Интагаровы дела, насколько это было возможно – таковы уж неписаные правила толкового короля, не может быть у него одной-единственной тайной полиции, во всех отношениях предпочтительнее, когда их с полдюжины. Бюрократических проволочек и нестыковок, конечно, прибавляется, зато присмотр надежнее…
     Вот ему-то Сварог сообщил, куда направляется. И знакомыми коридорами вышел на галерею, опоясывавшую на приличной высоте огромный светлый зал Королевской приемной, где, как обычно, яблоку негде было упасть. Чинные разговоры вполголоса сливались в неумолчный гул, напоминавший рокот вхолостую работавших мельничных жерновов; благородные дворяне обоего пола, титулованные и простые, прохаживались группами, парами и поодиночке, теснились вокруг записных остроумцев и игорных столов, вышколенные лакеи с невероятной ловкостью пробирались меж раззолоченных сливок общества, балансируя огромными подносами с мороженым и прохладительными напитками (спиртного тут не полагалось исстари, поскольку считалось, что Королевская приемная – это вам не таверна).
     Какое-то время Сварог добросовестно пытался определить невооруженным глазом Интагаровых шпиков, которых здесь имелось немало, но, как и следовало ожидать, окончилась эта затея ничем. Поди угадай, кого из обладателей золотых поясов и золотых ожерелий бульдог завлек в свои сети, играя на слабостях человеческих, компромате и тщеславии людском…
     Королевская приемная была одной из тех стариннейших и, в общем безвредных традиций, на которые у Сварога не хватило духу посягать. Прежде всего оттого, что это скопище бездельников никому не мешало, а вот информацию иногда шпики выуживали небесполезную…
     «Приемной» этот зал именовался не вполне правильно. Никого отсюда никогда не приглашали к королю. Для тех, кто являлся во дворец по королевскому вызову или будучи приглашенным на церемониальное мероприятие, существовали другие входы и другой порядок. Просто так уж повелось с незапамятных времен, поскольку теоретически считается, что любой дворянин может быть в любой миг призван пред королевские очи, следует содержать специальное помещение, где дворяне таковые с максимальным комфортом смогли бы дожидаться случая. Иные толкались тут лет тридцать кряду, так и не удостоившись за это время аудиенции. Что, заметим в скобках, никого особенно не печалило – просто-напросто допуск сюда сам по себе считался одной из исконных привилегий, чуть ли не знаком отличия. Хорошим тоном считалось небрежно обронить: «Ну да, разумеется, я поутру езжу в Королевскую приемную…» Соответственно, отлучение от сего зала считалось крупной немилостью и непременно оформлялось соответствующим указом самодержца. Высмотрев нужную персону, Сварог неторопливо спустился по витой каменной лестнице и направился в ту сторону. Перед ним словно бы невзначай расступались высокородные господа, даже графы и герцоги, поскольку данный капитан, как уже упоминалось, считался доверенным лицом короля, фаворитом, прочно сидевшим на своем месте, и относиться к нему следовало со всем решпектом…
     Как и следовало ожидать, благородный граф Сагудан обретался здесь вместе с супругой и дочерью, каковую, по точной информации, давненько уж пытался подсунуть Сварогу в качестве очередной фаворитки. Согласно тем же исконным традициям. Он бы и жену попытался пропихнуть в королевскую опочивальню, но, учитывая ее почтенный возраст, заранее отказался от подобных попыток…
     Сварог оставался тверд, как скала. Юная графинечка была, в общем, довольно приятным созданием, но, по достоверным данным Интагара, дарила своей благосклонностью чересчур уж многочисленных вертопрахов, от придворных кавалеров до дворцовых псарей помоложе и с обхождением. Так что Сварог резонно полагал: королю негоже стоять в очереди, к тому же без всякой уверенности, что он окажется в ней последним…
     Сам по себе граф для него никакого интереса не представлял – мало того, что спесив, так еще и глуп. Однако была у него одна-единственная, чрезвычайно ценная в некоторых случаях черта: он был всезнайкой. Как губка, впитывал чуть ли не все кружившие по столице пересуды, сплетни, пикантные россказни и слухи. Оставалось лишь, когда в том возникала нужда, отделить зерна от плевел.
     Сварог подошел к ним и раскланялся, приложив к шляпе один лишь указательный палец – только неотесанная деревенщина в таких случаях бралась за поля бадагара всей пятерней. Граф, толстяк с красной рожей выпивохи и жуира, пренебрегавшего пустяками вроде апоплексии, приветствовал его со всей возможной почтительностью. И, конечно же, сходу взял быка за рога:
     – Милейший капитан, извините за назойливость, но вы же сами говорили, что его величество совсем скоро утвердит новый список фрейлин… По знатности рода, по нашей извечной преданности монархам моей кровиночке там самое место… Благодарность моя была бы безграничной…
     Вышепомянутая кровиночка, изрядно декольтированная, взирала на Сварога так томно и преданно, что не оставалось никаких сомнений – лично она готова отблагодарить господина капитана за эту услугу, абсолютно не мешкая, тут же, за ближайшей портьерой. Ну уж хрен вам, дорогие мои, подумал Сварог беззлобно. Обойдусь и без этаких фрейлин, должна же при дворе сохраняться хотя бы зыбкая видимость морали и нравственности. Тем более что последние донесения касаемо этой особы поступили не далее как вчера – не только псари, но и придворные конюхи, изволите знать. Но хороша, шлюха этакая, чего уж там. Не будем ни отчего зарекаться…
     Деликатно взяв под локоток графа, Сварог отвел его в сторону, где нашлось уединенное местечко. Граф покорно семенил рядом, вполголоса поминая про безграничную благодарность – весьма, впрочем, осторожно, учен был горьким опытом; Сварог уже однажды отшил его, не выбирая выражений, когда его светлость попытался вульгарно совать «капитану» кошельки с золотом и дарственные на деревеньки… – Любезный граф, – сказал Сварог вполголоса. – Право же, я всегда чувствовал к вам неизъяснимую симпатию, и при первой же возможности попытаюсь для вас что-нибудь сделать… А чтобы вы не сомневались в моем дружеском расположении, я вам по величайшему секрету расскажу, каким образом можно снискать благосклонность короля. Надеюсь, это останется между нами?
     Граф закивал с величайшим энтузиазмом – надо полагать, действительно не собирался с кем-то делиться столь полезными секретами…
     – Есть одна старая, весьма загадочная тайна, которой ее величество в последнее время увлечен, – сказал Сварог совсем тихо. – Доверюсь вам по-дружески: любой, кто доставит королю не сплетни и не басни, а точную информацию, может рассчитывать на щедрейшее вознаграждение. Узнав это, я в первую очередь подумал о вас…
     Граф обратился в слух, пылая яростной надеждой. – Есть старая легенда… – сказал Сварог. – Якобы где-то по соседству с нами, то ли в прилегающих лесах, то ли в самой Равене или Латеране обитают крохотные, с мизинец, человечки. Вполне реальные люди, а не персонажи из сказки, только крохотные. Король хочет об этом узнать как можно больше. Причины мне неизвестны – кто мы такие, чтобы обсуждать монаршую волю? Главное, одно известно совершенно точно: это не мимолетный каприз, это настоятельное королевское желание, и тот, кто его величеству потрафит, честное слово, попадет в случай…
     – Леший меня задери! – выдохнул граф с чрезвычайно азартным лицом. – А ведь я о чем-то подобном в свое время слыхивал… Не могу сейчас вспомнить точно, что, где и от кого, но ходили такие разговоры… Капитан, золотце мое, я вас умоляю, не делитесь пока этим секретом с кем попало! А я, со своей стороны, твердо вам обещаю: из кожи вон вывернусь, но разузнаю, что возможно!
     – Только помните: не слухи и сказки, а достоверная информация, – сказал Сварог. – Королю не замажешь глаза дешевыми враками…
     – Ну разумеется, разумеется! Будьте благонадежны…
     – Я на вас полагаюсь, граф, – сказал Сварог с тонкой улыбкой заправского придворного интригана, поклонился и направился прочь, уже ни на кого более не обращая внимания, разве что напоследок окинув мимолетным взглядом прекрасную, морально неустойчивую графскую доченьку, не видевшую особой разницы меж атласными покрывалами и охапкой соломы в придворной конюшне.
     Покинув приемную через парадный вход, он целеустремленно пошел к боковым воротам, миновал стражу, не удостоив ее и взглядом, свернул налево, где во множестве теснились аккуратные домики, принадлежавшие различным дворцовым службам и особо доверенной обслуге, имевшей право жить на территории дворца. Попасть сюда было людям из внешнего мира гораздо проще, чем, скажем, в королевскую резиденцию, хотя и тут имелись свои ограды, своя стража, так что соблюдались некоторые строгости…
     В одном из таких домиков с недавних пор прочно обосновалась верная колдунья Грельфи, как-то незаметно превратившая свою скромную обитель в штаб-квартиру самой натуральной секретной службы, пусть и не блиставшей пока особенными успехами, но отнюдь небесполезно с прицелом на будущее; так что Сварог без возражений согласился эту новую службу финансировать из казны, в разумных пределах, конечно, поскольку казна, как известно, не резиновая даже с учетом безжалостно раскулаченного Балонга…
     Атмосфера царила, он убедился, самая что ни на есть рабочая: в передней толклись с таинственными рожами какие-то загадочные молодцы авантюрного облика, закутанные в плащи, градские обывательницы с физиономиями профессиональных сплетниц, плутоватые господские лакеи и прочий скользкий народец, от которого порой бывает немало пользы небрезгливому и непредубежденному человеку.
     Как завсегдатай, Сварог, не мешкая, направился к неприметной двери в углу, распахнул ее решительно, отодвинул с дороги крепкого малого с дубинкой под полой кафтана. Взбежал на второй этаж по крутой скрипучей лесенке, для приличия постучал в дверь и тут же распахнул ее, не дожидаясь приглашения – король, знаете ли, везде у себя дома, куда бы его ни занесло… То, что он увидел внутри, более напоминало не деловую встречу, а дружеские посиделки. На столе, покрытом аккуратной скатеркой с таромайскими узорами в крупную клетку, возвышалась приличных размеров бутыль «Слез дракона», опорожненная едва на треть. Разделенные тарелками с небедной закуской, за столом сидели Грельфи и, вот чудо, отец Алкеc из Братства святого Круахана, многолетний начальник Багряной Палаты, доставшийся Сварогу в наследство от Конгера и оставленный в прежней должности, поскольку был человеком устрашающей энергии и редкой преданности, как многие, прошедшие суровую конгеровскую школу.
     – Так-так-так, – сказал Сварог весело, уставясь на бутыль. – Вот, значит, куда идут ассигнования из секретных фондов?
     Отец Алкеc, высокий костлявый старик в поношенной коричневой рясе, уставился на него выжидательно, но определенно неприязненно. О том, кто скрывается под личиной капитана дворцовой стражи, он пока что представления не имел. Перехватив взгляд старухи, Сварог кивнул.
     – Это, святой отец, король Сварог собственной персоной, – сказала Грельфи. – Только под чужим обликом – ну, сами понимаете, так оно удобнее по дворцу расхаживать, чтобы не липли просители и прочий безответственный люд…
     – Сидите, сидите, – сказал Сварог, видя, что монах почтительно приподнялся. – Мы тут попросту, без чинов… Пожалуй, я себе тоже налью, если вам не жалко.
     Он достал из высокого старинного буфета еще одну чарку, подсел к столу запросто.
     – Грех вам, государь, – сказала Грельфи обиженно – Вино на свои деньги куплено, не настолько уж я бедная, чтобы казну обирать…
     – Да знаю я, – сказал Сварог, набулькивая себе до краев. – Рад вас видеть, святой отец. Я так понимаю, вы уже установили нормальные рабочие отношения, познакомились?
     Старуха громко расхохоталась. Отец Алкес, гораздо более скупой на эмоции, тем не менее ухмыльнулся.
     – Мы, ваше величество, знакомы чуть ли не полсотни лет, – сообщила Грельфи. – Уж сорок пять-то по крайней мере. Вот разве что не виделись давненько. А когда-то свели самое тесное знакомство. Уж как меня тогда искали и ловили по всей Равене сыскари отца Алкеса – до сих пор вспомнить жутко. Почитай весь город перевернули… И попадись я вам тогда, вся из себя юная и прекрасная, вы ведь, злыдень известный, непременно бы меня на монфоконе спалили, как крестьяне хорька, изловленного в курятнике?
     – Не стану отрицать, – скупо усмехнулся отец Алкес. – Вы, уж простите за откровенность, этого тогда вполне заслуживали. Достаточно вспомнить, сударыня, как вы тогда торговали направо и налево и притворным зельем, и отворотным, и даже «стеклянной пылью», что вовсе уж не лезло ни в какие ворота и безусловно подлежало самому строгому наказанию… как и теперь подлежит. Порчу насылали направо и налево, это вам было, что высморкаться, мало того, ворожили на «лунную тень» и, не отрицайте, однажды на перекрестке восьми дорог пытались продать с перьями и потрохами жареного гуся сами знаете кому…
     – Дура была по молодости лет, – призналась старуха Грельфи с несколько сконфуженным видом. – Чего ж вы хотите в девятнадцать-то годочков, когда ветер в голове. Сами по себе колдовские знания, они ж человеку ума не прибавляют….
     – Боюсь, попадись вы тогда, подобные рассуждения на судей бы нисколечко не повлияли…
     – А кто спорит? – фыркнула старуха. – Однако ж проскользнула я тогда у вас меж когтей, святой отец, и, что характерно, без всякой вредоносной магии, исключительно уму и ловкости благодаря… А то сожгли бы, как пучок соломы…
     – Вот кстати, – сказал отец Алкес, уставясь на нее с неприкрытым любопытством. – Коли уж мы поумнели, помирились, предав забвению былую вражду и прошлые недоразумения, согласились, что прошлое быльем поросло… Меня до сих пор мучает любопытство, быть может, и не подобающее смиренному служителю Господа… Что у вас тогда вышло с канцелярии советником Трайлогом, может, признаетесь наконец? Трайлог давным-давно в могиле, ему никакие признания уже не повредят. Понимаете ли, я до сих пор не верю, что вы ушли от облавы из-за его оплошности, нерасторопности… Это на него никак не похоже. Уж если он устраивал облаву, его молодцы должны были занять все переулочки, не оставив лазейки. Так как? Были у нас в свое время на его счет определенные подозрения, учитывая иные слабости его характера, хоть никто никогда ничего не доказал…
     Он наполнил чарки, сверля собеседницу внимательным взглядом, так и пылавшим нешуточным любопытством. Ага, подумал Сварог. Чую родственную душу. Терпеть не может наш инквизитор оставлять за собой нерешенные загадки…
     – Давайте, что ли, выпьем за здоровье нашего дорогого гостя, светлого короля Сварога, – сказала Грельфи, опрокинула свою чарку с лихостью кавалерийского сержанта, пристукнула ею по столу, ухмыльнулась. – Ну, коли уж Трайлог в могиле… Да и столько времени пролетело… Признаюсь вам по совести, святой отец, что вы с вашим острым умом зрили в самый корень. Ускользнула я отнюдь не потому, что Трайлог лопухнулся – он был, надо отдать должное покойному, служакой отменным и сыскарем хватким. Вот только, как вы точно подметили, не свободен был от маленьких слабостей. Он меня все-таки лично приловил в корчме «Пьяный индюк», помните такую? Вот только я в ту пору, в девятнадцать лет, ничуть была непохожа на вяленую треску из рыбного ряда, как теперь. Дрогнуло суровое сердце вашего доверенного помощника, и отпустил он меня переулочками, предварительно получив свое в кладовой на соломе. Уж я постаралась на совесть – тут не до лености, когда до монфоконских костров всего ничего, рукой подать… Такие вот секреты древней истории.
     – Прохвост… – с неудовольствием процедил отец Алкес.
     – Не судите его слишком строго, святой отец. Во-первых, ручаться можно, он в зрелых годах уже не допускал подобных предосудительных срывов, верно ведь? Он тогда был молод, а я, хоть и поверить трудно теперь, была девушка видная. Не стоит дурно о покойниках, к чему… А во-вторых, если бы вы меня тогда спалили без всякой жалости на монфоконском холме, кто бы теперь служил верой и правдой его величеству королю Сварогу? Много воды утекло, я давным-давно взялась за ум и черной магией более не баловалась. Скажу вам больше: ежели в последнее время на что и направляю свои скромные труды, так исключительно на благо человечества. Это все, надобно вам знать, мягкое и ненавязчивое влияние означенного короля Сварога. Что он со мной сделал – уму непостижимо. Превратил из старой сварливой ведьмы, озабоченной лишь собой, в воительницу за благо человечества. Вы не поверите, но я уж давненько, стоит только утречком глаза разлепить, во власти одной-единственной мысли: как там человечество? Не помочь ли ему чем? Страдает, поди, болезное, в недугах погрязло, в тяготах мается…
     Сварог громко откашлялся в кулак, и старуха примолкла, сидела с невинным видом, косясь на бутылку.
     – Что поделать, святой отец, – сказал он, наполняя чарки. – Вот такие у меня сподвижники, работаем с тем, что есть… Но, впрочем, судя по тому, как мирно и благостно вы тут сидите, прошлые недоразумения и в самом деле быльем поросли, а?
     – Совершенно верно, ваше величество, – кивнул монах церемонно. – Рад, что в свое время наши с сударыней Грельфи дороги, гм… разошлись. Вернее, рад, что она ступила на верный путь, и мы теперь работаем рука об руку, как ни дико это было представить лет сорок назад. Меняется мир, что ни говори… И люди тоже.
     – Щас заплачу от умиления, – пробормотала старуха. – А ведь сто золотых за меня назначал, что за живую, что за мертвую…
     – Отставить, – сказал Сварог. – Вечер воспоминаний отложим на потом. У нас хватает неотложных дел… Вы что-нибудь накопали, сударыня?
     – А вот, кстати! Отец Алкес вам и расскажет. Кое-что у него есть любопытное…
     – Я помню наш разговор в Равене, ваше величество, – сказал монах. – Сразу после коронации. Действительно, мне представляется, что вы были совершенно правы тогда. Эти лилипуты не смогли бы так быстро и эффективно спланировать и организовать покушение на принцессу Делию, если бы они до этого никогда не бывали в Равене, не были знакомы с нашими городами. Простая логика подсказывает, что к тому времени они должны были освоиться в нашем мире. А это значит, у них были сообщники вполне… нормального роста.. В чем лично я не вижу ничего удивительного. Всегда найдутся люди, готовые за хорошие деньги работать хоть на самого дьявола. Если все так и обстояло, нет сомнения, они и сейчас где-то рядом. Им ведь гораздо легче укрыться от постороннего глаза, чем обычным злоумышленникам и шпионам…
     – Это все теории, – сказал Сварог нетерпеливо. – А как насчет практики? Удалось вам что-то отыскать?
     – Я битую неделю копался в бумагах и пытался вспомнить, – сказал монах, взвешивая каждое слово. – Отбросил суеверные сказки, безусловно не имеющие под собой реальных оснований. Вроде широко распространенной среди воров побасенки о «крохотном народце». До сих пор кружит такое поверье: мол, нужно прийти в последний день определенного месяца на место, где был убит ростовщик, и непременно неженатый, и непременно вдовый, сжечь там шерсть с кошачьего хвоста, смешанную с волосом из хвоста пегой лошади без единого белого пятнышка и прочесть соответствующее заклинание. Если все сделано правильно, из-под земли тут же выскочат крохотные, с палец «воришки-крохотульки», которые на всю оставшуюся жизнь станут верными помощниками счастливца…
     – Вздор, вздор, – сказал Сварог.

    

Предыдущая страница    5    Следующая страница


Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031



.
Copyright MyCorp © 2018