Суббота, 21.07.2018, 07:12

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


-4-
     – Но вы же не верите, что…
     – Что произошел неизвестный природный феномен? – жестко усмехнулся Сварог. – Ну конечно, не верю, особенно после Клойна… Очень уж избирательно действуют феномены – один разносит мой замок, другой давит в лепешку половину моей армии… Нет уж, такие феномены непременно ходят на двух ногах и обладают: мордой, которую можно набить… – он помолчал, присмотрелся к собеседнику. – Элкон, ответьте честно. После горротского разгрома вы случайно не чувствуете, что у вас опустились руки? Нет ощущения побежденного?
     Мальчишка задрал подбородок, прямо-таки отчеканил:
     – Руки у меня не опустились. Они у меня чешутся… Сварог усмехнулся:
     – Ну вот и прекрасно. Главное, запомните: нельзя всю жизнь только побеждать, иногда и по морде попадает весьма чувствительно… Это – теория. А что до практики… Ну разумеется, должно быть объяснение. То ли это разновидность магии, ускользнувшая пока что от выявления и классификации, то ли вид антигравитации, опять-таки незнакомый пока специалистам. И вот что, Элкон… Мне пришла в голову совершенно безумная идея, солидные ученые мужи и опытные контрразведчики меня засмеяли бы, но их и близко нет, а мы с вами, мне отчего-то кажется, парочка изрядных сумасбродов, не обремененных заботами о репутации. А? Я – спесивый король, а вы – мальчишка. Какое нам дело до респектабельных правил игры? Короче говоря, я хочу, чтобы вы, дружище, с головой окунулись в безумные идеи и экстравагантные гипотезы. Переворошите все компьютерные архивы и библиотеки. А я дам соответствующую команду кое-кому из моих здешних помощников…
     – А что искать?
     – Я же сказал, – ухмыльнулся Сварог. – Безумные идеи, сумасшедшие аналогии, отвергнутые официальной наукой гипотезы. Бред, чушь, фантасмагорию. Девять десятых того, что вы накопаете, будет и в самом деле никчемушным бредом. Но нельзя исключать, что в остатке сверкнут золотые крупинки… Понимаете ход моих мыслей?
     – Да, кажется, – сказал Элкон с ноткой уверенности.

     – Вот и отлично, – сказал Сварог. – Ищите нечто вроде каталаунской черепахи. Никогда не слышали? Есть такая притча… Один купец строил дом, и у него никак не ладилось – то готовые стропила обрушатся, то стену подземный ручей подмоет, то подмастерья уворуют и пропьют запасенную черепицу. Так продолжалось до тех пор, пока к ним не забрел странствующий монах. Огляделся, прикинул, что к чему, объяснил, что следует сходить к ближайшему бочагу, выудить оттуда старую черепаху и сварить из нее суп к чертовой матери. Или просто прибить ее панцирь на ворота, уж не помню точно. Главное, как только уладили все с черепахой, стройка успешно завершилась без происшествий… Усекли метод? Ищите нечто подобное. Если Стахор отыскал нечто, мы тоже можем при удаче доискаться…
     Он ободряюще похлопал мальчишку по плечу и направился к лестнице. Только отойдя достаточно далеко, убрал с лица беззаботную улыбку.
     Во всем, что касалось мнения ученых, магов и разведчиков, он нисколечко не солгал мальчишке. Он просто-напросто не сказал всей правды, чтобы не расхолаживать. А в с я правда заключалась в том, что Сварогу официальное мнение Магистериума, Мистериора и восьмого департамента излагали не первые лица, а заместители заместителей. Потому что все первые лица – в том числе и канцлер с Гаудином – пребывали на секретнейшем совещании у императрицы, куда Сварога никто не озаботился пригласить. Хотя по занимаемой «наверху» должности он просто обязан был там присутствовать. В чем убедился, узнав точный список затворившихся в покоях императрицы сановников – исключительно люди дела, ни единой декоративной фигуры или бездельника вроде Костяной Жопы. Именно в таком составе не менее десяти раз собирался насквозь неофициальный, но с некоторых пор обладавший всей полнотой власти в империи «черный кабинет» Яны – и всякий раз исправно приглашали Сварога. А вот сейчас впервые не позвали, и это неспроста, подозревать можно все, что угодно. Но мальчишке о таких вещах знать необязательно – пусть думает, что все в порядке, все шагают вперед дружными, сомкнутыми рядами, нет никаких интриг и внутренних сложностей. Рано ему еще вникать в подобную грязь…
     Он шагал по дворцовым коридорам мрачнее тучи, переполненный злым бессилием – и окружающие, в большинстве своем профессиональные холуи, просекали это моментально, даже те, кто в другое время словно бы невзначай постарался попасться на глаза, а то и выказать каким-либо образом ретивость и преданность, держались поодаль. Гвардейцы личной стражи, как им и полагалось, стояли в нишах и у лестниц, как статуи, ухитряясь не дышать, замерев в совершеннейшей неподвижности. Лакеи при чинах бесшумно отшатывались к стенам, сгибаясь в поклонах, а просто лакеи, ливрейные услужители, ухитрялись становиться невидимками.
     И потому Сварог прямо-таки недоуменно вскинул голову, когда ему наперерез довольно-таки энергично ринулся субъект средних лет в палевом с серебряным шитьем придворном мундире, судя по тройным позументам и геральдическим нашивкам на рукавах, пребывавший в чине кабинет-камергера – не самый высокий чин, но и не маленький, нечто вроде капитана в войсках.
     Кабинет-камергера этого он смутно помнил, но по имени не знал – чиновных в новом королевском обиталище шныряло не менее сотни, а ливрейных и вовсе неисчислимо, Сварог еще не успел их всех запомнить. Всех знал разве что Интагар, пропускавший через сито тройных проверок каждого, от кухонного мальчишки до хранителя Большой Королевской Печати…
     Сварог остановился и вопросительно поднял бровь отработанным жестом. Кабинет-камергер держался почтительно, но без излишней угодливости, и это понравилось.
     – Ваше величество, – сказал он вполголоса. – Вы велели пригласить к вам сегодня графа Гаржака… Ваше повеление исполнено, граф во дворце. Поскольку аудиенция неофициальная, из разряда приватных бесед, я позволил себе проявить инициативу и объявил графу, что вы его примете в Желтой гостиной… Или вы распорядитесь иначе?
     – Да нет, зачем? – сказал Сварог, не раздумывая. – Какая разница? Все правильно, идемте…
     Он не успел еще изучить как следует огромное четырехэтажное здание, отведенное под личные королевские покои, но в Желтой гостиной бывал несколько раз, и она ему нравилась – отделана мозаикой из сильванского янтаря соответствующих оттенков, все остальное подобрано в тон: портьеры и мебель, вазы и лепнина, гамма от густо-золотистого до светло-соломенного, даже цветы в тех же колерах…
     Кабинет-камергер распахнул дверь – светлое дерево в резных узорах, золотистый лак – пропустил Сварога вперед, согнулся в поклоне:
     – Прикажете позвать графа?
     – Зовите, – сказал Сварог.
     Кабинет-камергер бесшумно прикрыл дверь, исчезнув в коридоре. Задумчиво достав из воздуха сигарету, Сварог прошел в глубь гостиной, прикидывая, какое из дюжины кресел удостоить королевского седалища.
     Что-то шевельнулось на столе справа. Сварог резко повернулся в ту сторону, так и не закурив.
     Из-за высокой фарфоровой вазы, желтой с белыми узорами, в которой красовались незнакомые ему цветы, вышла на задних ногах какая-то небольшая пушистая зверушка, похожая на Караха, но не точная копия, гораздо меньше, величиной с крупного котенка. Этакий комок светло-серого меха, из которого торчат голые розовые лапки. Длинный пушистый хвост с умилительным помпончиком на конце, забавная мордочка, большие зеленые глазищи с вертикальным кошачьим зрачком, круглые ушки, влажный серый носик пуговкой. Вид у нее был самый что ни на есть домашний, ручной, так и подмывало посадить на ладонь и пощекотать брюшко.
     Зверушка подошла к краю стола и остановилась, добродушно, без всякого страха уставясь на Сварога умными круглыми глазами. Он зажег огонь на кончике пальца, прикурил, выпустил густую струю дыма и дружелюбно спросил:
     – Ты откуда взялась?
     Зверек вдруг шарахнулся назад, к вазе, налетел на нее пушистой спинкой, жалобно пискнув. За спиной Сварога открылась дверь, незнакомый голос произнес почтительно:
     – Государь… ах ты ж мать твою!
     В следующий миг Сварог, будучи бесцеремонно отшвырнут в сторону, отлетел на широкий, обитый стеганым атласом диван – и от растерянности не сразу пришел в себя, остался сидеть в неловкой позе. С ним так еще не обходились в собственном дворце…
     – Стража! Стража! – во всю глотку орал вошедший, с лязгом выхватывая меч.
     Сварог видел только его спину в сером камзоле, перетянутом золотым дворянским поясом. Держась между диваном и столом, незнакомец с поразительной быстротой виртуозил обнаженным мечом, норовя проткнуть зверушку насквозь – а та, истошно визжа, шипя, уворачивалась, металась по столу с невесть откуда взявшимся проворством, так и норовя прыгнуть, но всякий раз перед ней возникало острие, и она отскакивала, уже не добродушная, не дружелюбная, сузив глаза в щелочки, широко разевая пасть с великолепным набором кривых белоснежных клыков – поверить нельзя, что их столько обнаружилось у крохотной зверюшки…
     – В сторону, государь, в сторону! – орал незнакомец, мельком оглядываясь на Сварога, сосредоточив все внимание на метавшейся по столу зверушке. – Держитесь подальше! Стража, мать вашу!
     Грохнула об стену распахнутая дверь, ворвались дежурные гвардейцы с клинками наголо, с пистолетами наготове, с ожесточенными, оскаленными лицами. Уставились на Сварога, ожидая конкретных приказаний – но он молчал, ничего еще не соображая.
     Незнакомец отпрыгнул назад, ловко выхватил у одного из гвардейцев «чертову лапу» – тяжелый двуствольный пистолет, выпалил навскидку. Картечь снопом стеганула по столу, разнеся вдребезги бесценную вазу, сметя ее к чертовой матери вместе со зверушкой, осколки брызнули по комнате, взлетели лепестки цветов…
     В следующий миг стрелка схватили несколько рук, и меч, и разряженный пистолет у него выбили, вопросительно воззрясь на Сварога – не прикажет ли прикончить нахала тут же, не доводя дело до суда?
     Сварог наконец-то встал. Сделал пару неуверенных шагов, обошел столик, пригляделся. Серая зверушка, пробитая парой-тройкой картечин, уже подыхала – лежала в куче осколков и желтых широких лепестков, конвульсивно дергаясь, затухающе шипя, что твоя гадюка. Пасть у нее разинута во всю ширину – да, вот именно, недурственный набор клыков, и с концов четырех самых длинных еще капают тягучие струйки зеленоватой жидкости, неприятной на вид…
     Что-то тут было не так.
     – Отставить, – сказал Сварог, оборачиваясь к охране.
     Они моментально отпустили пленника, вытянулись. Сварог пригляделся. Молодой человек лет двадцати пяти, долговязый, худощавый, с лицом, выражавшим характер дерзкий и независимый. Светлые волосы растрепаны, усы подстрижены на кавалерийский манер – концами вниз. Одет, как подобает дворянину, но довольно небогато.
     В гостиную уже набилось дюжины две оказавшихся поблизости зевак, они теснились, не переступая некоей невидимой границы, но, как всегда в подобных случаях бывает, строгий придворный этикет соблюдался лишь частично, и в задних рядах вполголоса, возбужденно тараторили – те, кто видел хоть что-то, торопились поделиться с теми, кто ничего не видел вообще, рождались самые фантастические версии происшедшего…
     Неприязненно оглядев всю эту ораву – тут и стражники, и ливрейные, и наделенные чинами – Сварог нахмурился, распорядился громко:
     – А ну-ка, все выкатились отсюда! Нет, вы останьтесь, и вы тоже… – он указал на растрепанного незнакомца и субъекта, хотя и одетого ливрейным лакеем, но, судя по специфической физиономии и особому взгляду, украшавшего своей персоной список доверенных кадров Интагара.
     Зеваки хлынули прочь, немилосердно толкая друг друга в дверях, оттаптывая ноги. Совсем скоро Сварог остался только с вышепомянутыми двумя персонами. Спросил, глядя на растрепанного:
     – Вы, часом, не граф Гаржак?
     – Он самый.
     – Ну, хоть какая-то ясность… – сказал Сварог. – А это вот что за хрень?
     И дернул подбородком в сторону пушистой тварюшки, уже переставшей биться.
     – Обитает на окраине Фагерстарских болот, – ответил граф Гаржак деловито. – Более нигде не встречается. У нее – два ядовитых мешочка, яд оттуда идет на четыре клыка. Паскудное создание. Нападает на кого удастся, на человека в том числе.
     Прикидывается безобидненькой, а потом – как прыгнет… И пирует на падали.
     Сварог моментально сложил в уме два и два – и получил, разумеется, четыре. Тоже мне, бином Ньютона… Повернулся к шпику:
     – Тут был кабинет-камергер, румяный такой, не особенно пожилой. Не знаю имени, откровенно говоря, даже внешность толком не помню.
     – Мне он известен, государь, – кратко ответил шпик.
     – Отлично, – сказал Сварог. – Разыскать подлеца, немедленно! Если успеете… И живьем брать, живьем, чтобы допросить как следует!
     Шпик кивнул и пулей выскочил из гостиной. Сварог задумчиво уставился в пол. Нельзя сказать, что он места себе не находил от запоздалого страха, но некий холодок все же прополз по спине – на него совершенно не действовал змеиный яд, но это существо не относилось к змеям, так что последствия могли быть самыми печальными. Вот сволочи…
     – Пожалуй, это натуральное покушение, а? – спросил он то ли собеседника, то ли самого себя.
     – Несомненно, ваше величество, – серьезно и тихо ответил граф Гаржак. – Конечно, эта тварь могла забраться в трюм какого-нибудь корабля и приплыть с грузом в наш порт, случается подобное со всякой экзотической живностью из далеких земель… Но все равно, чересчур уж фантастическое стечение обстоятельств понадобилось бы, чтобы она забрела во дворец, пробралась незамеченной сюда…
     – И аккурат в тот момент, когда у меня здесь назначена аудиенция, – закончил Сварог. – Классическое покушение, чего уж там… И получается, что вы мне ненароком спасли жизнь? Ну, спасибо. Излить на вас щедрой рукой лавину милостей? Что мне стоит, в конце-то концов…
     – Был бы крайне признателен вашему величеству, если бы вы обошлись без этих пошлостей, – сказал Гаржак решительно. – Скажу вам по совести, для меня ценен и значим сам факт. То, что я однажды спас от верной смерти короля, и не какого-нибудь завалящего… Ну, так получилось, я бывал в Фагерстаре и знаю этих гадин…
     – И что за места? – с неподдельным интересом спросил Сварог.
     – Неописуемый гадюшник, ваше величество, – убежденно сказал Гаржак. – Болота, топи, трясины, непроходимые дебри, масса всякой нечисти и поганых тварей, которые только в тех краях сохранились. Хорошо еще, я прошел краешком, а про сердцевину болот рассказывают вовсе уж жуткие страсти, которым охотно веришь. Вот хотя бы взять…
     – Об этом – потом, – сказал Сварог. – Нет у меня времени на экзотическую географию… Значит, вы и есть достопримечательный граф Гаржак. Не скромничайте, я листал ваше дело у Интагара. Интересный вы молодой человек, право. Столько проказ, прегрешений и предосудительных приключений за вами числится, что иному, не столь бойкому, хватило бы на семь жизней…
     – Очень уж живой у меня характер, ваше величество, – без особого раскаяния отозвался граф. – Не одно, так другое…
     – Охотно верю, – сказал Сварог. – Будем откровенны, у вас есть и положительные качества. За вами хватает нарушений закона, но вот подлостей что-то не прослеживается. Есть некая незримая грань, которую вы никогда не переступали.
     – Приятно слышать, ваше величество.
     – Ну, что поделать, если это правда, – сказал Сварог. – Не зря же ваш папенька от вас официальным образом отрекся, но герба не лишил все же, а это оставляет лазеечку к примирению и прощению…
     – Боюсь, отец на это пойдет исключительно на смертном одре. Он – человек суровый и упрямый… И вполне крепкий, так что, хочется надеяться, до примирения и прощения дойдет еще очень не скоро…
     – Ну ладно, это все лирика, – сказал Сварог. – Поговорим о серьезных делах. В свое время, когда король Конгер перед смертью давал мне кое-какие наставления, речь шла в том числе и о вас. Сугубо между нами, но Интагар настаивал, что вас следует повесить, однако король категорически воспротивился…
     – Понятно.
     – И что же именно вам понятно, граф? – прищурился Сварог.
     – Король Конгер был человеком умным и на свой лад справедливым. Ну, а Интагар меня не удивляет. Вполне логично, учитывая наши с ним непростые отношения.
     – И как по-вашему, за что он хотел вас повесить?
     – У нас с ним разные взгляды на жизнь, ваше величество, – без малейшей заминки сообщил Гаржак. – На слишком многое смотрим по-разному. Он полагает, что все вовлеченные в особого рода деятельность должны стать чем-то вроде часовых механизмов – исполнять приказы, не рассуждая и не обсуждая. Ну, а я… Такой уж у меня дурной характер, ваше величество. Я ему не внесенный в списки штатный подчиненный на твердом жалованьи. Я всегда пытался сохранить столько свободы, сколько возможно. Не за все подряд брался, оставлял за собой право и отказаться иногда, и вступить в спор. Ему это крайне не нравилось, а учитывая, что кое-какие секреты мне были известны, нет ничего удивительного, что он…
     – Да, пожалуй, это похоже на Интагара… – сказал Сварог. – Ну, а как же вы уживались с Конгером, с такими-то привычками? Насколько я его знаю, туго пришлось бы тому, кто стал бы ему перечить, прекословить, отказываться от поручений…
     – Дело в том, ваше величество, что Конгер, к моему счастью, меня понимал. И поставил дело так, что мне никогда, к счастью, не пришлось ему перечить или отказываться…
     – Но привычка-то эта у вас осталась, – сказал Сварог. – Никуда не делась. Поэтому возникает вполне закономерный вопрос: что мне с вами делать дальше? Повесить вас никто, разумеется, не повесит, не настолько я неблагодарен. Как можно вешать человека, который спас тебе жизнь? А впрочем, я и до того не собирался вас вешать. Но и использовать вас в прежней роли, знаете ли… Дашь вам поручение, а на вас, чего доброго, очередной стих найдет, станете отказываться, а то и в споры лезть… А я человек хотя и терпимый, но все-таки король, знаете ли, и дела у меня серьезные. Мне нужны толковые исполнители, а не сотоварищи по дискуссиям… Вдруг да не уживемся? А характер у меня – не сахар, откровенно вам признаюсь. Может кончиться для вас плачевно. Не проще ли будет, не мудрствуя, отправить вас в почетную отставку? Подыщем какую-нибудь спокойную должность, жалованье положим неплохое, определим в гвардию или на гражданскую службу…
     – С тоски сдохну, ваше величество. Что в гвардии, что на гражданской службе. Обожаю жизнь беспокойную, не обремененную регламентами… Может, распространите вашу милость настолько, что оставите в прежней службе и в прежнем качестве?
     – Можно и так сделать, – сказал Сварог. – Даже Интагар не отрицал при всей своей к вам неприязни, что вы провели несколько блестящих операций… Но могу ли я на вас полагаться, вот в чем вопрос.
     – Можете, ваше величество, – твердо сказал Гаржак. – Не сочтите за комплимент, но вы – человек совсем другого полета, нежели Интагар с его рутиной. Я о вас немного наслышан, сами понимаете. И чует мое сердце, что на вашей службе не заскучаешь, и не те у вас будут поручения, чтобы от них отказываться. Поклясться вам гербом, как полагается? Я таких клятв никогда не нарушал…
     – Обойдемся без этого, – сказал Сварог. – Иногда подмывает быть великодушным и отказаться от формальных клятв… только имейте в виду, что к людям, когда они в подобных ситуациях не оправдывают доверия, относятся весьма сурово…
     – Я знаю, – кивнул Гаржак с серьезным видом. – Можете на меня положиться. Слышал краешком уха про ваши дела, чертовски охота в них поучаствовать…
     – Ловлю на слове, – усмехнулся Сварог. – Вы, конечно, уже знаете, какая неприятность у меня вышла в Горроте…
     – Да уже все наслышаны, по-моему…
     – И что вы думаете об этих летающих каменюках?
     – Что тут думать? – деловито сказал Гаржак. – Это либо магия, либо какие-то неизвестные знания, леший ведает, у кого почерпнутые…
     – А если я вам скажу, что не обнаружено признаков ни того, ни другого? Ни известной нам магии, ни известных нам знаний?
     – Но нам ведь не все известно о магии или знаниях…
     – Золотые слова, – сказал Сварог. – А про то, что случилось в Клойне вам известно?
     – В самых общих чертах. Болтают всякое… После смерти Конгера я в некоторых… делах уже не участвовал, и Интагар со мной секретами больше не делился. Одни говорят о некоем колдовстве, другие и вовсе невероятные ужасы плетут…
     – Ничего особенно ужасного там не было, – сказал Сварог. – Магии, кстати, тоже. Просто-напросто одной безмятежной ночью над городом проплыла капля воды размером со здешний дворец – и обрушилась на мой тамошний замок, снеся все к лешевой матери, погубив уйму народу. Вот и все, если вкратце.
     – Ага… В одном случае камни летали сами по себе, в другом – вода. И никаких концов не найти…
     – Вот именно, – сказал Сварог. – Я знаю, вы несколько раз бывали в Горроте. По деликатным делам. Вот мне и стало интересно: что вы думаете о Горроте? Есть там что-то потаенное? Что вообще из себя представляет король Стахор? У меня под началом оказалась целая куча тайных служб, я велел приготовить отчеты, и они постарались на совесть. Но отчеты готовили люди высокопоставленные, те, кто сидит в золоченых кабинетах, и сами давненько уж не отправлялись на выполнение деликатных поручений… если вообще отправлялись. А вы там бывали… Что скажете?
     – Начнем со Стахора?
     – Начнем со Стахора, – кивнул Сварог.
     – Ну, Стахор… – Гаржак добросовестно задумался, на его лице отразилась усиленная работа мысли. – Пожалуй, в нем нет ничего, что его как-то отличало бы от других горротских королей, как прежних, так и нынешних. На трон уселся восемь лет назад, когда ему было двадцать два, после того, как его отец умер самым естественным образом. Умный человек, с характером, министров подобрал дельных, но особенно много им не передоверяет, старается сам вникать во все мало-мальски важное. Из тех, кто сам правит, понимаете? Не промах насчет придворных красоток, остроумный, охотой увлекается в меру, книги почитывает… Может и голову снести, но глупого тиранства в нем нет… Если охарактеризовать стратегически – тот еще противничек. С таким придется повозиться.
     Сварог усмехнулся:
     – Ну, я это и сам понял, когда на меня с безоблачных небес сыпались каменюки размером с дом… А сам Горрот? Характеризуя стратегически?
     – Горрот, Горрот… – Гаржак потер лоб, задумчиво улыбнулся. – Знаете, ваше величество, если подойти беспристрастно, там пока что не замечено ничего потаенного. Ничего, что делало бы это королевство необычным. Ну да, я знаю, когда-то давным-давно, в незапамятные времена, еще до Шторма, там вроде бы, согласно байкам, была населенная черными магами страна, и на троне восседал самый главный из них, Шелорис… Только, по большому счету, государь, все это происходило настолько давно, что не осталось точных сведений. Если вообще происходило. Ничего ведь нет, кроме сказок и легенд. Леший ведает, что там творилось до Шторма. Сейчас, во всяком случае – страна как страна, народ как народ. Нечисти и магов по темным закоулкам не больше, чем в других державах. Совершенно не за что зацепиться.
     – И тем не менее там что-то происходит, – сказал Сварог. – Кроме того, о чем мы с вами говорили, случалось и еще кое-что, того же пошиба…
     – Объяснение у меня одно… Тех, кто устраивает всю эту, грубо выражаясь, хренотень, слишком мало, и они очень уж надежно укрыты. Какая-то кучка при самом короле, и круг посвященных настолько узок, что наружу ничего не просачивается. Иначе давным-давно хоть кто-то узнал бы хоть что-то… – он помолчал. – Я вас разочаровал, государь?
     – Ничего подобного, – сказал Сварог. – Я сам пришел примерно к тем же выводам, и то, что вы их подтвердили, уже неплохо.
     Вообще-то у меня есть след, подумал он. Запись происходившего тогда у крепости Корромир преспокойно лежит в архивах. Те, кто выпустил эту странную, зажигательную собаку, определенно люди в чинах, не мелкие и не случайные. Их можно опознать, это будет не особенно трудно – и тянуть эту ниточку, аккуратненько разматывая клубок. Прокрутить запись графу, задействовать системы наблюдения… Что-то да получится.
     – Кое-какие идеи у меня есть, граф, – сказал он задумчиво. – И мы с вами в скором времени…
     В дверь деликатно поскреблись. Сварог подошел, чуть ее приоткрыл, увидел усатую, исполненную преданности и служебного рвения физиономию молодого гланского глэрда, племянника Баглю, поставленного командовать теми, кто денно и нощно охранял «аэродром». Мать твою, подумал он с тревогой. Только не говорите мне, что и там что-то нехорошее стряслось…
     – Ну? – настороженно спросил он.
     – Ваше величество… – зашептал глэрд, сторожко поглядывая через его плечо на незнакомого ему Гаржака. – Там, на крыше, лауретта… Красивая такая, незнакомая. Неизвестно откуда взялась, из воздуха. Значит, изволила прилететь, как вы вот давеча… Не простая, надо полагать, а как бы не оттуда. Требует вас…
     «Мара!» – вспыхнула у него шальная надежда и тут же погасла. Этот парень был прекрасно знаком с Марой еще с недолгой осады замка Барраль, служил под ее началом в Медвежьей Сотне, пусть и недолго, не мог бы ее не узнать…
     – Сейчас, – сказал он тихо. Вернулся в комнату, подозвал Гаржака. – Я вынужден уйти, граф, государственные дела. Найдите кого-то из холуев, скажите, чтобы вас поселили в доме для «гостей короля», сошлитесь на меня. Возможно, вы мне понадобитесь уже сегодня…
     Он быстро шагал по коридорам, наплевав на предписанное этикетом королевское достоинство, требовавшее не идти, а выступать, поднялся по лестнице, прыгая через три ступеньки. Усатые верзилы в клетчатых юбках расступились заранее, едва завидев его издали, и Сварог прямо-таки выскочил на крышу, под открытое небо.
     Его догадка подтвердилась полностью: посреди крыши стоял прекрасно ему известный драккар императрицы – в окружении шести машин Серебряной Бригады, и повсюду, куда ни глянь, торчали в напряженных позах стрелки означенной Бригады, держа наготове свои хитроумные пушки. Сварог моментально прикинул: шесть драккаров, не менее сорока телохранителей, практически весь личный состав «серебряных». Меры безопасности – чрезвычайные. Что опять стряслось.
     Девушка в дорожной дворянской одежде двинулась ему навстречу, мгновенно испарился облик-наваждение, фальшивая личина, гостья, как уже стало ясно, оказалась юной императрицей.
     Он не успел ничего сказать, как-то отреагировать – Яна схватила его за руку и потащила к своему драккару. Оторопевший Сварог дал себя запихнуть в машину. Устроился на сиденье и вопросительно посмотрел на Яну, выглядевшую усталой, осунувшейся, даже, такое впечатление, готовой заплакать.
     – Случилось что-то? – спросил он осторожно.
     – Да. На островах Гуломан.
     – Это где такие? – искренне удивился он. – Что-то не припомню…
     – Я тоже с трудом вспомнила, – сказала Яна, устало глядя перед собой. – Полдюжины крохотных, необитаемых островков на полночном полюсе. Никому не нужные голые скалы вдали от морских путей… Короче говоря, сегодня ночью один из островков был уничтожен ядерным взрывом практически начисто. Взрыв наземный, мощностью примерно в пятнадцать мегатонн. Есть запись службы наблюдения… Посмотришь?
     Сварог кивнул, молча, не находя слов. Яна коснулась пульта, и на лобовом стекле вспыхнул экран. Качество записи, конечно, было фантастическое – Сварог словно висел сейчас над ночным океаном на высоте пары лиг и смотрел, как внизу вспыхивает нестерпимо яркая точка, разбухает, превращаясь в неотвратимо растущий холм желто-багрового пламени, исполинским грибом несущегося в небеса – прямо ему в лицо. Гриб резко отпрыгнул влево – это, надо полагать, резко сместился вправо летающий объект, с которого вели съемку, и разбухающий, растущий гриб поднялся выше уровня глаз наблюдателя, все выше и выше, клубясь пламенным шаром, кутаясь в облака тяжелого черного дыма, распространяя сияние – пульсирующее, зловещее, адски горячее, несомненно, но на вид отчего-то казавшееся холодным как лед…
     – Вот так, – сказала Яна. – Классический ядерный взрыв. Примерно с этого момента я сама наблюдала, как он растет, уходит в стратосферу…
     – Ты?!
     – Ну да. Понимаешь ли, взрыв случился как раз в то время, когда Келл Инир стоял над полночным полюсом. Автоматика моментально подняла тревогу, отвела замок в сторону тут же включились защитные поля, так что никто не пострадал. Вообще, вреда от него не будет и земле – места совершенно безлюдные, от излучения и ударной волны никто не пострадал, а образовавшееся радиоактивное облако перехватили и обезвредили корабли Магистериума…
     – Прах меня побери, – сказал Сварог. – Ты изъясняешься, как заправский специалист по ядерной физике…
     – Ничего удивительного. Пришлось кое-что изучить в лихорадочном темпе. Ядерная энергия считается позавчерашним днем, но все архивы сохранились… – она посмотрела Сварогу в глаза. – Это не природный феномен и не магические забавы. Вообще-то так с самого начала думали, но некто особо позаботился, чтобы мы ненароком не свернули на ложный путь, не тратили время… Когда на то, что осталось от острова, высадились эксперты, вокруг плавало несколько десятков стеклянных шаров. Что-то вроде буйков. Самые обыкновенные шары из тонкого стекла, и каждый украшен четкой надписью: «Небольшой сюрприз для великой империи». Эксперты заверяют, что шары ни за что не уцелели бы, окажись они там до взрыва. В воду они попали уже определенно после того, как гриб от взрыва поднялся достаточно высоко…
     – Очаровательно, – сказал Сварог. – Не только напакостили, но и визитную карточку оставили, чтобы не было никакой ошибки… Вот, значит, по какому поводу собралось сверхсекретное совещание, куда меня отчего-то не позвали вопреки заведенному порядку. У меня, кажется, есть кандидат в подозреваемые…
     – У нас тоже, – сказала Яна. – Почти сразу же вспомнили о письме, которое ты привез из Хелльстада. Подземная страна крохотных человечков под названием Токеранг. Они ведь упоминали, что располагают ядерным оружием… правда, это мог быть и блеф. Но оказалось, не блеф. К тому времени уже было известно, что у них есть подводные лодки…
     – Вот именно, – сказал Сварог горько. – Все совпадает… Меня что, не хотели беспокоить посреди ночи? Или есть еще какой-то мотив?
     Яна отвела взгляд, но тут же посмотрела ему в глаза:
     – Извини, конечно… Но это я распорядилась тебя не вызывать. И, как выяснилось, оказалась права. Нашлись люди, которые высказывали в твой адрес всевозможные… гипотезы.
     Сварог посмотрел на нее довольно неласково:
     – Ну разумеется, не первый раз… Логика железная: поскольку эти лилипуты обитают под моим Хелльстадом, следовательно, я с ними в сговоре, тут и гадать нечего. Хочу вызвать всеобщее смятение и под шумок возвести себя на трон империи. Так ведь это формулировалось?

Предыдущая страница    4    Следующая страница





Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031



.
Copyright MyCorp © 2018