Понедельник, 22.10.2018, 19:32

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


     Он чувствовал себя так, словно в жизни не пробовал ничего крепче кефира. Похмелье сгинуло бесследно. И этот волшебный бальзам, подумать только, канул в забвение вместе с Таларом! Самая вопиющая историческая несправедливость всех времен...
     - Вот вы и родились заново, - сказал незнакомец. – Давайте знакомиться. Я - лорд Ноут, герцог Орк. Взял на себя смелость вас побеспокоить, чувствуя, что вы не особенно обидитесь. - Он присел на край постели, непринужденно закинув на воздушные покрывала ноги в высоких мягких сапогах. - Вы ведь и сами вскоре начали бы обдумывать, как потихоньку убраться отсюда...
     - Не без этого, - сказал Сварог, неуклюже потянул на себя покрывало, оглянулся на спящую нимфу.
     - Одевайтесь непринужденно, - махнул рукой Орк. - Я порочных наклонностей не имею, так что ваши обнаженные прелести меня не волнуют. А прелести вашей романтической подруги изучил лучше вас - что, надеюсь, вас не особенно огорчает, ибо особа сия в постели скучна, как философский трактат о пользе добра.
     - Негодяй, - не открывая глаз, сладко зевнула нимфа.
     - Спите, наша прелесть, спите, - отмахнулся Орк. - Граф Гэйр, я имею честь принадлежать к узкому кругу друзей императрицы. Вы обо мне еще не слышали, но спешу предупредить заранее - если услышите, что я первый авантюрист Талара, знайте, что это сущая правда. И я никому не намерен уступать столь почетный титул.
     - По-моему, я у вас его и не оспаривал, - сказал Сварог.
     - Кто знает? Чутье мне подсказывает, что в пустых увеселениях вы не погрязнете. Поэтому нам следовало бы поскорее подружиться. Я давно ищу достойного напарника, но вокруг - такой мусор...
     - Что ж, в компании всегда веселее, - сказал Сварог. – Можете предложить что-нибудь интересное?
     - Моментально и безотлагательно. Яна мне рассказала об обстоятельствах вашего... прибытия. О том, что доктор Молитори вел себя с вами как-то странно, наврал с три короба. Но пока раскачаются наши почтенные стражи... Хотите, полетим к доктору и возьмем его за глотку?
     - А это удобно?
     - Помилуйте! Мы же имеем дело не с ларом. Доктор Молитори - выслужившееся антланское быдло, и людям нашего положения с ним можно не церемониться. Летим?
     - Летим, - сказал Сварог, заклинанием заставив разбросанную как попало одежду взмыть в воздух и слететься к нему.
     - Авантюристы, - лениво бросила нимфа, блаженно потягиваясь, не открывая глаз. - Граф Гэйр, я вас еще увижу?
     - Милая, для оживления светских сплетен тебе следовало бы хоть разок изменить нам всем с собственным мужем, - хохотнул Орк, увлекая Сварога к балкону. К перилам был пришвартован брагант с откинутым верхом. - Прощай, несравненная! Садитесь, граф. Надеюсь, вы на меня не сердитесь за столь бесцеремонное похищение?
     - Нет, - сказал Сварог. - Но, может, предоставить доктора естественному ходу событий?
     - Это означает, что им займутся другие, а мы останемся в стороне. Вы, как-никак, лицо заинтересованное. К чему нам узнавать из вторых рук ровно столько, сколько нам сочтут нужным сообщить? Я с этим решительно не согласен. Впервые за последние несколько столетий обнаружен интриган и заговорщик, связанный с внешними силами...
     - Вы уверены?
     - Уверен. Странности, сопровождавшие ваше прибытие, - не галлюцинации. С вами пытались что-то сделать, вопреки запланированному эксперименту.
     - А откуда вы знаете, что со мной пытались что-то сделать?
     - Тьфу ты! - в сердцах сказал Орк. - Совсем забыл, насколько вы неопытны... Когда вы упомянули при Яне о неких странностях, подстерегших вас на пути, она деликатно извлекла из вашего мозга конкретную информацию. Чего вы, разумеется, и не заметили. Не зря именно ее предки стали императорами Талара, милейший граф... У нее потрясающие возможности.
     - Но она же говорила, что не умеет читать мысли...
     - Она и не читала, - терпеливо разъяснил Орк. - Она просто взяла конкретную информацию, а это разные вещи... Словом, Молитори - настоящий, неподдельный заговорщик. Такого давно не случалось. Я рискую напрочь подорвать свою репутацию, если немедленно не окажусь в гуще событий.
     Сварог расхохотался:
     - Вы мне определенно нравитесь, герцог...
     - А вы бы посмотрели, каков успех у женщин и какова репутация там, внизу, - скромно сказал Орк.
     - Вы бываете внизу?
     - Да я там провожу больше времени, чем здесь!
     - Но это опасно...
     - Знаете рецепт против опасностей? Как только кто-то соберется вас убить, побыстрее опережайте его. Со временем с этой вашей привычкой свыкнутся и перестанут вам надоедать... Вы здесь были?
     Сварог сразу узнал темно-красный замок с башенками и кивнул.
     - Всю инициативу - мне, - быстро сказал герцог. - Вы еще неопытны. Молчите, держите ушки на макушке, а при необходимости рубите всех подряд, потом разберемся с правыми и виноватыми.
     В холле навстречу им кинулся лакей в черной ливрее с вышитым золотом изображением змеи и чаши:
     - Милорды, господин вице-камергер проводит важный опыт и убедительно просил...
     - По-настоящему важный опыт сейчас как раз и начнется... - Орк ловко двинул лакея рукояткой меча пониже пояса, подхватил, когда бедняга с воплем скрючился, оттолкнул в угол и помчался вверх по главной лестнице. Сварог старался не отставать. Они взбежали на третий этаж, пронеслись по длинному коридору, расталкивая изумленно шарахавшихся встречных, и Орк рванул дверь.
     На огромном столе лежало что-то ярко-алое, неопределенной формы, окруженное игольчато-острым, ядовито-зеленым свечением. Доктор Молитори стоял у окна лицом к ним, его лежавшие на столешнице ладони подрагивали, он зачарованно впился взглядом в непонятное и, по мнению Сварога, ничуть не интересное зрелище.
     - Гость в дом - удача в дом, - громко сказал Орк.
     Молитори рассеянно поднял голову. Узнал Сварога. И сломался в долю секунды. Был благообразный сановник и ученый муж - и вмиг не стало. Остался насмерть испуганный старикашка.
     - В штаны вроде бы не наделал, - громко сообщил Орк Сварогу, не оборачиваясь. - Благоухания не чую. Но муки совести явственно изобразились на его достойном лике, убеленном благородными сединами. Вам не кажется, граф?
     - Весьма похоже, герцог, - согласился Сварог. - Однако, сдается мне, вы ему льстите, называя эту богомерзкую харю достойной.
     - Вы правы, - сказал герцог. - Теперь я и сам вижу, что был излишне мягок в суждениях... - Он медленно, не без театральности вытянул меч и невероятно быстро крутнул его в воздухе, так что клинок со свистом описал сияющий полукруг. - А потому, доктор, извольте отвлечься от этой научной пакости на столе и расскажите внятно и подробно, что за гнусности вы проделывали над моим благородным другом. Не дожидаясь приятной беседы с лихими ребятами из восьмого департамента.
     Как ни странно, доктор Молитори моментально успокоился и даже повеселел. По-прежнему отделенный от них широким столом, он выпрямился, приосанился, заложил руки за спину и хладнокровно спросил:
     - Герцог, а вам никогда не говорили, что вы - невероятнейший болван?
     Сварог наблюдал за герцогом сбоку - тот сдержался страшным напряжением воли, только ноздри недобро раздувались, и клинок чуть приподнялся. Молитори смотрел на них насмешливо и дерзко. Он держался, словно заранее уверенный в своем превосходстве, и Сварогу это начинало не нравиться. Украдкой он оглянулся - нет, в комнате, кроме них, никого не было, и за спиной никто не стоял. Все же Сварог передвинулся так, чтобы видеть дверь, положил руку на пояс поближе к мечу.
     - Правильно, - быстро сказал заметивший это Орк. - Когда такая мразь, пойманная на горячем, вдруг начинает дерзить в лицо, жди подвоха... Итак, любезнейший доктор?
     - Жаль, у меня мало времени, - сказал доктор с искренним сожалением. - Как жаль... Могу вам сказать одно, милорды: придет день, крайне грустный для вас, когда мы встретимся и поговорим иначе...
     Молниеносным движением он вырвал руку из-за спины и поднес ко рту, ударив себя ладонью по губам от порывистости жеста. Сварог с Орком бросились к нему вокруг стола, с двух сторон, а он уже падал навзничь, рухнул у их ног, лицо его застыло в жуткой гримасе, синело на глазах: изо рта толчками поползла зеленая пузырчатая пена.
     - Что-то нечисто... - Орк склонился, напряженно всмотрелся и вдруг отшатнулся: - Граф, прочь!
     Сварог отскочил к распахнутому окну. Тело доктора дымилось - бесчисленные струйки черного, смердящего дыма клубились, пока совершенно не скрыли мертвеца колышущимся продолговатым облаком, карикатурно повторявшим очертания распростертого тела. Вместо того чтобы взмыть к потолку, как полагается дыму, облако стало опадать, съеживаться, растаяло без следа, открыв смятую, пустую одежду доктора. И никаких следов трупа.
     - Я о таком только слышал, - сказал Орк.
     - Что это?
     - Эликсир...
     И тут загадочный предмет на столе взорвался.
     Возможно, это был вовсе не взрыв, что-то другое - но когда Сварог опомнился, в ушах еще вязнул короткий мощный грохот. По комнате плавали лохматые черные клочья, вот они рассеялись - и стал виден лорд Гаудин, он с ледяным выражением лица стоял у двери, а за его спиной в комнату проскальзывали, рассыпаясь на обе стороны, рослые парни в черно-синей форме. Их набралось человек десять, они поигрывали короткими блестящими предметами и смотрели на Сварога с Орком зорко, равнодушно-чутко, как опытные сторожевые псы, готовые по команде хозяина и завилять хвостом, и перехватить горло.
     - Где Молитори? - резко спросил Гаудин.
     Сварог растерянно показал на пустую одежду, Орк развел руками:
     - Эликсир Сторга...
     И тогда Гаудин заговорил. Его речь ограничилась несколькими краткими эпитетами в адрес Орка и Сварога, с присовокуплением цветистых глаголов и прилагательных. Орк, белый от ярости, шагнул вперед, нашаривая эфес:
     - Милорд, я никогда и никому...
     - Молчать, - спокойно обронил Гаудин, и Орк, к удивлению Сварога, мгновенно превратился в образец благонравия, только пальцы на эфесе побелели от напряжения, но тут же разжались.
     Гаудин обошел стол, наклонился к пустой одежде, выпрямился:
     - Ну что ж, милорды, вы существенно облегчили мне работу, лишив преступника, с которым пришлось бы долго возиться, забыв покой и сон... Не смею вас больше задерживать.
     Орк шагнул вперед, и Сварог, не поднимая глаз, устремился следом. Гаудин небрежно задержал его:
     - Граф Гэйр, я понимаю ваше положение, но все же считал вас чуточку умнее... Отправляйтесь в императорский замок и ждите там, пока я не прибуду.
     Сварогу казалось, что у него задымились от жара кончики ушей. Он опомнился только в коридоре.
     - Скотина, - сказал Орк. - Наглец чертов...
     - Мне показалось, вы очень хотели сказать ему это в лицо, но...
     - Но испугался? Дорогой граф, признаюсь вам честно: авантюризм не имеет ничего общего с безрассудством. Есть четкие границы, есть скалы, несокрушимые гусиным пером... А милейший Гаудин - скала. Я пока что не готов сойтись с ним один на один. - Он мечтательно-хищно повторил: - Пока что... Но доктора, если взглянуть правде в глаза, мы с вами бездарно упустили. Вернее, упустил его я, с вас-то никакого спроса.
     - Что это за эликсир?
     - Мертвеца в большинстве случаев можно допросить. Как и грешную душу. Но, как вы видели, от трупа ничегошеньки не осталось. Боюсь, и душа для Гаудина недосягаема. Упорхнула к хозяину.
     - К...
     - Называйте его лучше Великим Мастером, - быстро сказал Орк. – Так спокойнее.
     - Почему?
     - Многие верят, что Единый Творец, создав этот мир и человека, полностью отстранился от дальнейшего, и всю оставшуюся работу взял на себя Великий Мастер. Оттого человек и вышел... таким.
     - А как обстоит на самом деле? - спросил Сварог.
     Орк покосился на него, хмыкнул и промолчал. На обратном пути они не разговаривали. Только во дворце, когда брагант приземлился у одной из бесчисленных боковых лестниц, Орк отозвался первым:
     - Мне, право, очень неловко. Поверьте, не все мои предприятия кончаются столь печально. Далеко не все. Сегодня вы были свидетелем ошеломительной неудачи - вещи в моей жизни чертовски редкой...
     - Бывает, - искренне сказал Сварог.
     - Навестите меня в замке. Побыстрее. Право, не пожалеете.
     Сварог пообещал, и в самом деле собираясь навестить нежданного приятеля. Они вежливо раскланялись, бело-черный брагант герцога взмыл в небо, промелькнул над башенками и исчез вдали. Сварогу вновь стало неуютно и одиноко, он решительно не представлял, куда себя деть. Отправиться, что ли, к караулам Бриллиантовых Пикинеров - особо доверенной страже, охранявшей личные покои императрицы, и проверить, как действуют его привилегии? Неловко как-то... И появление слуги, целеустремленно направившегося прямо к нему, Сварог воспринял, как перст судьбы. Неважно что, но что-то должно произойти.
     Слуга низко поклонился:
     - Милорд, ее величество ждет вас в зале исторических игр.
     Видя легкое замешательство Сварога, он молча поклонился еще ниже и зашагал впереди. Сварог шел следом сквозь череду великолепнейших покоев, превосходивших красотой и роскошью все его представления о дворцах, механически сворачивал, поднимался и спускался по лестницам, и за все время ему не встретилось ни единой живой души. Пожалуй, заблудиться здесь - все равно что оказаться на необитаемом острове...
     Зал исторических игр, как и следовало ожидать по названию, таил в себе сплошные неожиданности. Он весь был заставлен столами вроде бильярдных, только раза в два побольше, с пестрыми крышками. Слуга раскланялся, молча удалился. Сварог растерянно оглянулся, прикидывая, в чем же заключаются исторические игры. Яна не появлялась - должно быть, запаздывала, как особа женского пола. Точнее, соизволила задерживаться, как особа венценосная. Заложив руки за спину, Сварог направился к ближайшему столу. Вгляделся и приник надолго.
     То, что показалось сначала пестрой крышкой, было на самом деле зеленым холмистым полем с протекавшей посередине синей речушкой, выстроившимися по обе ее стороны военными отрядами с походными шатрами позади каждого. Все крохотное - всадники, пехотинцы с пиками и двуручными мечами, горбатый каменный мост, яркие шатры, - но благодаря непонятному волшебству видимое во всех деталях, вплоть до пряжек на сапогах, какие, если прикинуть размеры фигурок, человеческий глаз и рассмотреть-то не должен по причине полной микроскопичности.
     Вкрадчивый голос произнес над самым ухом, заставив Сварога вздрогнуть от неожиданности:
     - Двадцать пятое ревуна, две тысячи шестьсот сорок пятый. Река Торм, первый день Банарской битвы.
     С правого фланга занимавших позиции на левом берегу войск двинулся к реке конный отряд. Всадники в синем, не сбавляя аллюра, кинулись в воду, преодолевая брод, должно быть заранее разведанный - потому что для противника лихая атака оказалась полной неожиданностью, и "оранжевые" с правого берега ничего о нем не знали, иначе постарались бы заранее поставить там заслон, а не стягивать всю конницу к мосту. У места прорыва "синих" оказался лишь небольшой отряд пехоты. Конники, взметая мириады микроскопических брызг, с маху вынеслись на берег, врубились, опрокидывая пехоту всей мощью таранного удара. Сварог заранее мог сказать, чем все кончится: конница "оранжевых" бездарно сгрудилась у хорошо укрепленного с "синей" стороны моста, чтобы вернуться к броду, ей придется рассеять свою же пехоту и обоз, а вслед прорвавшемуся "синему" отряду, закрепляя успех, через реку переправляются все новые и новые эскадроны...
     - Вы пожелаете досмотреть до реально-исторического конца или захотите вмешаться? - поинтересовался голос.
     Сварог с удовольствием вмешался бы, но не знал, как это сделать, а спрашивать у невидимки отчего-то постеснялся - быть может, автомат не рассчитан на совершенного невежду и диалог выйдет насквозь нелепым. Оказаться в дураках перед роботом, особенно после сегодняшних событий, - нет уж, увольте.
     И он отошел на цыпочках. Наклонился над другим столом.
     - Шестое фиона, восемьсот пятый, взятие Дерридора, - сообщил голос.
     По узкой улочке, застроенной узкими высокими домами, отступали кучки воинов в медных кирасах и остроконечных шлемах - то и дело оставляя на булыжной мостовой убитых, тщетно пытаясь сомкнуться в боевые порядки. А вслед им, рекой вливаясь в проломленные ворота, осыпая бегущих стрелами, ощетинясь длинными пиками, надвигались густые шеренги всадников в черных кирасах, черных шлемах бочонком и белых плащах с золотым тройным языком пламени, обведенным алой каймой. Шансов у защитников было мало, и никакой возможности изменить ход битвы не видно.
     Сильный удар в спину швырнул Сварога вперед, он потерял опору под ногами и провалился куда-то, ушиб колени, локти, свалился на бок, запутавшись ногами в собственном мече. Вокруг лязгало, звенело, грохотало.
     Сварог поднялся. Голова гудела. Он стоял на узкой улочке, застроенной узкими высокими домами. Его толкали, задевали древками копий пробегавшие мимо солдаты в медных кирасах. Совсем близко, метрах в двадцати, надвигались оскаленные конские морды - головы покрыты железными налобниками с шипами и дырками для глаз, меж ушей колышутся султаны – и щетинились пики черно-белых всадников. Широкие, тяжелые наконечники их посверкивали крайне грозно и убедительно.
     Он был внутри игрушки. И отнюдь не в качестве стороннего наблюдателя - его задевали, пихали бегущие, чуть не сшибая с ног. Мелькнула летящая прямо в грудь стрела - и отскочила, словно ударившись о невидимую преграду. Лара нельзя поразить метательным оружием, вспомнил он. С этим все в порядке. Но вот пики...
     Он огляделся. Убитые умирали весьма натурально, струилась кровь, вылезали внутренности, но никаких запахов Сварог не ощущал - куклы, конечно, великолепные имитации, игрушки. Все, кроме него. Но вряд ли это способны понять приближавшиеся всадники. Или это очередная здешняя забава? Сейчас все кончится, над ним беззлобно посмеются... Хочется верить, и все же...
     Всадники припустили рысью, настигая бегущих, шеренги рассыпались на увлеченные охотой кучки. Сварог дернул огромное литое кольцо двери, к которой прислонился, но дверь не шелохнулась, словно составляла одно целоесо стеной, с домом. Копыта стучали все ближе. Сварог обернулся, успел уклониться.
     Наконечник копья распорол ему правый рукав, сорвал кожу на плече. Жгучая боль окончательно убедила Сварога, что он здесь на положении остальных пешек и никакими привилегиями не пользуется.
     Всадник, едва не приколовший его копьем к стене, развернул коня и готовился нанести второй удар. Все решали секунды, и Сварог вместо того, чтобы выхватить меч, наклонился, подхватил валявшееся копье и выпрямился, держа его обеими руками за середину.
     Всадник-робот замешкался на миг - его, как любого солдата этой эпохи, незнакомого с китайским боем на шестах, смутила непонятная поза противника. Потом программа, должно быть, взяла свое - копье метнулось вперед, но Сварог уже сам действовал, как автомат. Противник не стоял напротив с таким же шестом, а сидел на неуклюжей лошади, что облегчало задачу.
     Черно-белый идиот повторяет удар в правое плечо, не ведая, что существует классическая защита против такой именно атаки.
     "Леопард перепрыгивает черный ручей" - так это зовется. Поворот тела, резкий отбивающий удар, тычок другим концом в лицо, в глаз. Изменение стойки, хотя в этом уже нет нужды - всадник выронил копье, всем телом сдвинулся влево, и рубящий удар древком окончательно выбивает его из высокого седла, он, гремя, рушится на булыжник...
     Выпустив копье, Сварог подпрыгнул, перевалился в седло, забрасывая ногу в стремя, натянул широкие поводья, расшитые жестким серебром. Конь подчинился, и Сварог погнал его мимо бегущих защитников взятого города, чтобы убраться подальше от свалки, а там и поискать какой-то выход. От коня не пахло живым существом, сзади стучали копыта, пешие отшатывались, а кто-то и не успевал, нигде не видно тихого уголка, куда ни сверни - суета, лязг железа, беготня, схватка...
     Когда конь вдруг завалился с двумя длинными стрелами в шее, Сварог понял, что миг удачи миновал, и, едва успев выдернуть ноги из широких стремян, умудрился соскочить, не запутавшись в мече. Улочка. Далеко впереди - бегущие, далеко позади - черно-белые конники. Ну где здесь прикажете искать выход?
     Его резко, сильно потянуло вверх, словно подъемным краном, мелькнули внизу узкие и острые, словно рыбьи хребты, крыши, мир вокруг неузнаваемо исказился на миг, обернулся мешаниной цветных пятен, причудливых контуров - и Сварог обнаружил, что вновь стоит на сине-красном мозаичном полу, возле стола, на котором продолжается Дерридорская битва. Плечо жгло, рукав помаленьку намокал кровью, а рядом стояли Яна в воздушном зеленом платье и меланхоличный Гаудин, молча хмыкнувший.
     - Знаете, герцог, старуха Грельфи советовала его сразу повесить, чтобы не мучился, - сказала Яна. - Честное слово, мне начинает казаться... И кровь, конечно! Стойте спокойно!
     Она провела ладонью над раной, пошевелила губами, и боль тут же стихла, даже голова больше не кружилась.
     - Ну а кафтан уж поручите кому-нибудь починить, - сказала она так, словно показала язык. - Нет слов... Зачем вы туда полезли? Вы же не знали заклинаний, могли погибнуть!
     Сварог огрызнулся:
     - Когда я найду того, кто меня туда скинул, непременно узнаю, зачем ему это понадобилось...
     Яна и Гаудин переглянулись. Гаудин кивнул:
     - Ваше величество, я ничуть не сомневаюсь в ваших магических способностях, но когда я говорю, что во дворце начинает твориться неладное, опираюсь, как видите, на факты.
     - Вы считаете...
     - Да. Лазейка отыскалась. Конечно, это не страшно, все необходимые меры будут приняты... Сложность в другом. Центральной фигурой всех странностей упорно оказывается граф Гэйр, который, похоже, раздражает кого-то уже самим фактом своего существования. Поскольку у меня есть основания подозревать, что меня самого граф может и не послушать, прошу вас, отдайте приказ вы. До выяснения всех загадок его следует взять под усиленную охрану. Ради его же блага.
     - Ну разумеется, - сказала Яна. - Граф, извольте подчиняться.
     Сварог пожал плечами. Тут же за его спиной выросли двое в черно-синей форме.
     - С вашего позволения, я его похищаю ненадолго, - сказал Гаудин и, не дожидаясь согласия ни Сварога, ни Яны, взял его за локоть сильными пальцами и подтолкнул вперед. Двое в черно-синем бесшумно направились следом.
     - Меня в самом деле толкнули, - сказал Сварог в коридоре. - Мне и в голову не пришло бы...
     - Охотно верю. Задумано было неплохо. Как и вчерашнее покушение.

Предыдущая страница    11    Следующая страница




here







Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031



.
Copyright MyCorp © 2018