Понедельник, 22.10.2018, 19:52

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


-28-

     - Вы что, намерены устраивать морские сражения? - поднял бровь Сварог. - Пока вроде бы не с кем...
     - Ваше величество, - ответила она без тени улыбки. - Вы что-нибудь слышали о Великом Кракене?
     - Разумеется, - сказал Сварог. - От монахов. Великий Кракен – одно из земных воплощений Князя Тьмы, так называемое Воплощение Воды. Правда, иные ученые мне говорили, что Великий Кракен - не более чем предание...
     - Это предание просыпается, - сказала Старая Королева глядя ему в глаза так, что Сварогу моментально стало неуютно. - Какую бы околесицу ни несли ваши ученые. И когда он начнет всплывать на поверхность, на землю обрушатся неслыханные беды. Вы можете мне не верить...
     - Знаете, - серьезно сказал Сварог, - бывают моменты, когда я готов верить всему... еще и от того, что считаю тех, кто мне рассказал о Великом Кракене, крайне серьезными людьми. Может быть, вы, в таком случае, знаете даже, где хранится легендарное Копье Морских Королей? Которым только и можно его убить?
     - Увы, нет. Мне только известны кое-какие приметы, неопровержимо свидетельствующие, что Великий Кракен ожил. В первую очередь начнет всплывать рыба. И морские птицы будут покидать море.
     - Ага, - сказал Сварог. - Вот оно в чем дело... Хорошо, корабли у вас будут. Надеюсь, вы верите, что я искренне намерен...
     - Я знаю, что вы не врете, - сказала Старая Королева, вновь став похожей на строгую учительницу.
     Дверь приотворилась. В щель с надлежащим почтением просунулся драгун, большей своей частью оставаясь в коридоре, откашлявшись, доложил:
     - Ваше величество, его светлость просят вас пожаловать... Там какие-то срочные дела...
    - Сейчас иду, - сказал Сварог. - Извините, ваше величество...
     "Как прикажете понимать это "Я знаю"? - подумал он, повернувшись к двери. - Как будто она... Но ведь здесь, на земле, только я один такое умею: безошибочно определять, врет человек или говорит правду. На земле это умение забыто напрочь, по самым достоверным сведениям..."
     Уже взявшись за ручку, он обернулся и послал нечто - немудреный, короткий магический сигнал, позволивший бы ему понять, с чем он, собственно, имеет дело. Словно негромко свистнул - ничего особенно сложного, если тебя этому научат на небесах...
     И растерянно замер. Если перевести то, что произошло с его сигналом, на обычные человеческие слова, то выглядело это так: словно бы человек небрежно взмахнул мечом, рассчитывая ткнуть незащищенного противника, но неспешно опускавшийся клинок вдруг с лязгом и звоном наткнулся на некий невидимый щит, отразивший ленивый взмах так, что меч едва не вывернулся из пальцев...
     Все это произошло в совершеннейшей тишине. Сварог ошарашенно смотрел на Старую Королеву, а она недоуменно подняла бровь с таким видом, словно ничего и не случилось, и ей странны его нелепая поза, застывший взгляд...
     Он вовремя опомнился. Во-первых, никакого присутствия черной магии - а это уже кое-что. Во-вторых, так просто эту дамочку не расколешь и не разговоришь. В-третьих - какие-то срочные дела. Ничего, это не самая сложная загадка, может и подождать. Никуда не денется, в эти смутные времена Сварог для нее - единственная защита...
    И он, вежливо раскланявшись, захлопнул за собой дверь.
   

Глава 23. КУПЕЦ СЧИТАТЬ УМЕЕТ

     - Как вам удалось так быстро все наладить? - спросил Сварог с любопытством, глядя на ливрейных лакеев, раззолоченными куклами торчавших во множестве в коридорах и на лестничных маршах и выглядевших вполне уверенно, ничуть не похожих на пентюхов от сохи или верстака. - По-моему, они смотрятся вполне презентабельно. Где вы их взяли столько? Вы говорили, замените всю дворцовую прислугу...
     - Боюсь, государь, в суматохе и спешке я неточно выразился и не сумел дать всеобъемлющие пояснения, - сказал Раган с непринужденностью опытного царедворца, не смеющего прямо сказать монарху, что тот чего-то второпях не понял. - Заменить всех - предприятие, пожалуй что, нереальное. Полный штат дворцовой обслуги - более двух тысяч человек. Но всех менять нет нужды. Я лишь убрал тех, что непосредственно и регулярно общался с королевской фамилией. А таких набралось сотни полторы, не более. И убрать их было необходимо. Человеческое мышление - штука прихотливая... Для большинства особо приближенных холуев король и его родные - милейшие люди, благодетели. На праздники и просто в хорошем расположении духа бросали золотые, а то и кошельки. Выполняли мелкие просьбы - тетушку пристроить на поварню, дядю взять в привратники, беспутного племянника из полицейских неприятностей вытащить, судейскую тяжбу в свою пользу обернуть... Ну, а если уж на смазливую дочку или супругу падет благосклонный взор короля или его братьев - и вовсе прекрасно, безбедная старость обеспечена... Они любили покойных самозабвенной холуйской любовью. И кто-то из них вполне способен был сунуть вам в спину нож - известны прецеденты... Я их не просто убрал - на их места продвинул других - младших помощников, третьих ассистентов, подменных и запасных... Эти в лепешку расшибутся, для них уже вы - светоч... Ну, а подавляющее большинство прислуги старого короля в жизни не видело и вас вряд ли увидит - если только несказанно повезет... Вот, посмотрите на этого, мы сейчас мимо него пройдем... Он на вершине желаний: из младшего омахивателя пыли с фарфора, обязанного не попадаться на глаза никому из господ, - в открыватели парадной двери на королевском этаже. Нам с вами и не понять, как он счастлив...
     - Действительно, - согласился Сварог, когда они миновали дверь, - распахивая ее, лакей всю душу вложил в это нехитрое действо. - Граф, давно хотел вас спросить... Что вы думаете о Великом Кракене?
     - Ничего, - не раздумывая, ответил Раган. - Мне просто некогда интересоваться морскими байками. Когда у вас будет время на развлечения и отдых, поговорите с людьми из Морского Бюро. Вот там, в морской разведке, есть специфический народец - уморительное сочетание толкового разведчика и прилежного коллекционера старинных баек. Вроде адмирала Браса - во всех прочих отношениях образца трезвомыслия и деловой хватки... И агентура у них соответствующая, взять хотя бы вашего доброго знакомого капитана Зо... Я, простите, за каламбур, обеими ногами стою на земле, моя специальность - разведка на континенте. А моряки - забавный народец, они ухитряются быть одновременно и прагматиками, и мистиками, и романтиками... Хотя и Гарайла у нас из той же породы. Свято верит любым байкам, кои касаются лошадей. Мне достоверно известно, что он организовал целую экспедицию на поиски Темного Коня - безрезультатную, конечно... Кстати, если вы намерены его использовать по прямому назначению, лучше вызовите немедленно, пока он не начал с присущим ему размахом праздновать новое назначение...
    - Мысли читаете? - усмехнулся Сварог.
     - Вычисляю и комбинирую, ваше величество. Коли уж Хартог к нам прискакал из Харлана лишь с двумя солдатами, тайно, переодетым, это может означать только одно... Я давно уже слежу за тамошними событиями. Как выразился бы Гарайла в своей весьма специфической образной системе, великий герцог упустил поводья, и кони понесли. Спесивые бароны, вдобавок лоранские деньги, вдобавок "Черная радуга", затаившаяся со смертью Мораг, а потом осмелевшая...
     - Ну, попытаемся что-нибудь сделать, - жестко, одним ртом усмехнулся Сварог. - Вы правы, так ведут себя лишь люди, ищущие немедленной помощи...
    Пошлите кого-нибудь отыскать Гарайлу. И нужно подготовить эскадру, мы должны блокировать Харлан с моря, чтобы никто не сбежал в Лоран... Нужно еще привлечь людей из ронерской... из моей Багряной Палаты, у них есть полезный опыт. Но прежде поговорим с ганзейцами. Вряд ли они просили о тайной аудиенции, чтобы просто поболтать или заключить какие-то мелкие торговые соглашения... Мне везет, а?
     - Я бы это назвал по-другому, государь. В вас видят достаточно привлекательную и сильную фигуру...
     - Я понимаю, - сказал Сварог. - Да, касаемо Старой Королевы... Надеюсь, вы уже поняли - ни один волос с ее головы...
     - Я понял, государь. Вот, кстати... Мне было не до мелочей прежде... На ронерской границе задержали какого-то странного типа, именующего себя художником. По тамошним полицейским бумагам он проходил в списках "баниции с веревкой", а теперь, поскольку ваши владения распространились и на Снольдер, он естественным образом перешел по наследству к нашей полиции...
     - Бог ты мой! - тяжко вздохнул Сварог. - Как же он мне осточертел! Путается под ногами, как... - Не найдя подходящего сравнения, он досадливо махнул рукой. - Ладно... Как-то незаметно складывается устоявшаяся традиция... Пусть отвезут на харланскую границу и гонят в три шеи на ту сторону... Куда нам?
     - Направо, государь. Я приказал отвести их в канцелярию - там вас еще никто не знает в лицо, да и я не примелькался...
     Действительно, они прошли через длиннющую анфиладу высоких залов, битком набитых чернильными душами, и никто не обратил на них внимания. Сообразили, конечно, что гости, судя по одежде и уверенной походке, - не из простых, и от того на всякий случай ретиво схватились за перья с таким видом, словно именно от них зависели судьбы державы. Но ни на одном лице не мелькнуло и тени узнавания. Пахло чернилами, лежалой бумагой, горячим сургучом, взятками и приписками.
     Раган уверенно свернул на узкую лестницу, ведущую под крышу. У закрытой двери бдил угрюмый малый, одетый под канцеляриста, но явно привыкший работать на свежем воздухе с чем-то поострее перьев, судя по здоровому румянцу и оттопыренной поле вицмундира, а также полному отсутствию чернильных пятен на руках.
     Он вежливо посторонился, глядя сквозь Сварога отработанно ускользающим взглядом. Раган распахнул дверь. Небольшая комната со скошенным потолком и двумя окнами, полки ломятся от бумаг, но лежат они открыто, слой пыли нарос толщиной с палец, и чернильницы на трех столах сухи.
     Трое мужчин в простой добротной одежде незнатных путешественников поднялись им навстречу - неспешно, с достоинством людей, знающих себе цену и чуждых лакейства. Ласково-пронзительные взгляды опытных купцов, один уже в пожилых летах, седой, двое других помоложе. Рядом, на пустом стуле, лежат кожаная труба для бумаг и кожаный мешок, с каким ходят высокопоставленные чиновники (портфели были здесь пока что неизвестны, и Сварог всерьез подумывал, что следует их заново "изобрести").
     - Прошу садиться, господа, - сказал Сварог и, подавая пример, первым опустился на шаткий и скрипучий казенный стул с огромной жестяной биркой на спинке. - С кем вы, гости, торг ведете и куда теперь плывете? - спросил он весело.
    Седой посмотрел вопросительно.
    - Это стихотворение, - сказал Сварог.
     - Простите, ваше величество, - сказал седой серьезно. - Я всегда был далек от поэзии и потому не смог оценить в должной степени смысл ваших слов... Простите великодушно мое невежество...
     - Ну что вы, - сказал Сварог великодушно. Не стоило упрекать гостя за незнание стихов, которых в этом мире не существовало вовсе. - Не соблаговолите ли изложить дело, которое вас ко мне привело?
     - Позвольте без околичностей и дипломатических поклонов, ваше величество, - сказал седой. - Перед вами - делегаты, избранные Ганзейской Палатой специально для этой поездки и облеченные всеми полномочиями как для переговоров, так и для подписания документов, в случае, если таковое состоится... Прошу.
     Он ловко достал из кожаной трубы для бумаг толстый свиток, развернул его с хрустом, подал Сварогу. Сами письменные полномочия занимали всего-то дюжину строчек - а пониже чуть ли не уард новехонького пергамента занимали подписи и печати, на первый взгляд казавшиеся совершенно одинаковыми от того, что все, чуть ли не сто, были круглыми, но потом Сварог, вглядевшись, стал различать многочисленные гербы.
     - Все в порядке, ваше величество, - прошептал на ухо Раган, деликатно заглядывавший через плечо. - Должные формальности соблюдены...
    - Слушаю вас, господа, - сказал Сварог спокойно.
     - Ваше величество. Ганзейская Палата, высший орган управления и высшая инстанция Ганзейского Союза Вольных Мореплавателей, всесторонне обсудив ситуацию, обращается к вам с просьбой взять означенный Союз под свою высокую руку - со всеми правами и обязанностями, отсюда проистекающими, - выговорил седой на одном дыхании и низко, торжественно поклонился.
     Сидевший слева от него, судя по обветренному лицу несомненный моряк, добавил:
     - До сих пор не существовало титула главы всей Палаты, но таковая после долгого обсуждения пришла к выводу, что отныне целесообразно будет учредить пост Генерала-Старшины Ганзейской Палаты - по образцу генерал-капитанов городов - и просить ваше величество его на себя возложить...
     Он замолчал и с видимым облегчением утер платком вспотевший лоб - если седой явно был не новичок в дипломатических беседах и длинные обороты слетали у него с языка самым привычным образом, то моряк, сразу видно, заучивал эту тираду долгонько...
     - Мы надеемся, что такое решение послужит к взаимовыгодной пользе, - добавил третий.
     - Ну что же, господа, - сказал Сварог по-прежнему спокойно. - Пожалуй, взаимная выгода и в самом деле присутствует... Вы – отличные моряки, опытные купцы, у вас серьезный военный флот и серьезная армия... В моих делах это будет очень кстати. Что до вас... Как вам пришла в голову эта идея? Давайте поговорим откровенно и обстоятельно...
     - Как легко догадаться, мы с определенного времени наблюдаем за деятельностью вашего величества со всем вниманием, - сказал седой (судя по документам, носивший титул Легата и имя Токпарс). - Когда до нас дошли кое-какие сведения о предприятии, задуманном господином графом, - поклон в сторону Рагана, - над будущим пришлось задуматься со всей серьезностью, ибо к тому же нам стало известно о той деятельности, которую люди вашего почтенного министра Интагара ведут в Балонге...
     Он замолчал, глядя на Сварога наивнейшими глазами седого ребенка. Оценив по достоинству этот взгляд и чуть заметную улыбку, Сварог сказал без малейшего стеснения:
     - Да, что-то там в Балонге назревает, такое впечатление... Вам это не нравится?
     - О что вы, наоборот! - воскликнул седой. - Учитывая наши с Балонгом трения и многовековое соперничество, не буду лгать, что мы удручены вашими... приготовлениями. Наоборот. Эти кровососы, не умеющие ни торговать толком, ни грамотно заниматься морскими перевозками, набивающие сундуки благодаря одному только пошлому ростовщичеству... Простите, ваше величество. Увлекся. Вражда и в самом деле чересчур давняя... Так вот, Палата уже не сомневалась, что в самом скором времени интересы вашего величества, вашего растущего государства и Ганзы неминуемо придут в соприкосновение. Мы слишком долго существуем в нынешнем своем виде и научились планировать далеко вперед... Зная решительный характер вашего величества, нельзя исключать, что соприкосновение это примет... энергичный оборот. Могу вас заверить, мы не боимся войн и умеем отстаивать свои вольности и свое добро. Однако личность вашего величества и обстоятельства, при коих ваша держава расширяется с небывалой быстротой... Словом, мы пришли к выводу, что любая война превратится в чересчур затянутое и бесперспективное предприятие, от которого не будет пользы ни Ганзе, ни, простите за откровенность, вашему величеству. После четырехдневного обсуждения было решено поступить именно таким образом, о котором мы уже имели честь довести до вашего сведения... Вы сами желали предельной откровенности, ваше величество... Мне не хотелось бы, чтобы у вас создалось мнение, будто мы капитулировали. Право же, все обстоит совершенно иначе. Мы привезли вашему величеству договор, смею думать, в полной мере учитывающий интересы обеих сторон. Учитывая особые обстоятельства, гарантом договора мы желали бы видеть императрицу... Не угодно ли ознакомиться?
     По его знаку моряк извлек из объемистого мешка целую кипу листов, исписанных аккуратнейшим писарским почерком.
    - Ого! - сказал Сварог. - Страниц сто, а?
     - Всего сорок две, ваше величество. Здесь три экземпляра - для вас, для нас и для Канцелярии земных дел.
     "Что же, господа купцы, в деловой хватке вам не откажешь", - подумал Сварог, укладывая себе на колени все сорок два листа.
     Он читал внимательно, стараясь не пропустить юридических крючков и подводных камней, буде таковые отыщутся. Но после вдумчивого изучения не нашел ловушек и мин. Детальнейше проработанные условия, чем-то во многом напоминающие договоры о вассальной присяге или соглашения королей с "гербовыми" городами. Новоявленный Генерал-Старшина вправе требовать верной службы и повиновения, но иные хитроумные статьи не позволяют ему превратиться в сатрапа и беззастенчивого грабителя...
    - Думаю, у вас нет возражений, граф? - спросил Сварог.
    Раган, изучавший второй экземпляр, мотнул головой.
     - И это все мотивы, которыми вы руководствовались? - небрежно спросил Сварог. - Те, что вы перечислили?
    - Да, ваше величество...
     - Простите, любезный Легат, но вы мне сейчас врете, - сказал Сварог без всякого возмущения - торг есть торг...
    Седовласый Легат на миг опустил глаза:
     - Я слышал краем уха об этом вашем умении, но не верил до конца. Поделом... Есть еще одно обстоятельство, ваше величество, последнее, а быть может, и решающее. Боюсь, что Великий Кракен просыпается. Старые моряки говорят об этом все настойчивее. (Сварог видел краем глаза, что Раган недовольно поджал губы, но оставил этот демарш без внимания.) Разумеется, многие на суше этому не верят, считая все страшными сказками, но наша жизнь большей частью связана как раз с морем, и мы вынуждены серьезно относиться к старинным приметам... Уже не менее чем в семи местах выловили мертвых глубоководных рыб - той самой породы, что как раз и должна первой бежать от проснувшегося в глубинах ужаса. Бежать на поверхность, навстречу гибели. Есть и другие признаки...
     - Не нужно, - хмуро сказал Сварог. - Мы поговорим об этом как-нибудь потом. Я, могу вас заверить, тоже отношусь к этой твари из бездны достаточно серьезно... Найдите мне перо и чернила, граф. У меня нет снольдерских королевских печатей... вас устроит хелльстадская?
    - Вполне, ваша милость Генерал-Старшина...
     ...Сопоставив донесения разведки с тем, что он сейчас увидел, Сварог уже не сомневался, что великий герцог Харланский уже и сам понимает: герцогство его, образно выражаясь, уместилось на подошвах пыльных кавалерийских ботфортов... Длинные седые волосы поседеть далее просто физически не могли - но повисли спутанными колтунами, лицо осунулось так, что жуткий ветвистый шрам на щеке представлял собою вовсе уж неприглядное зрелище. Сварог помнил крепкого пятидесятилетнего мужика, по-солдатски прямого, с развернутыми плечами, а сейчас перед ним стоял осунувшийся старик с тусклыми глазами.
     - Здравствуйте, герцог, - сказал он, садясь. - Судя по поспешности и откровенной неофициальности вашего визита, дела обстоят не самым лучшим образом...
     - Вы еще мягко сказали, - бесцветным голосом ответил Хартог, тяжело опускаясь на стул. - Меня обложили, как лиса в норе, я и не предполагал...
     Он сидел ссутулившись, опустив руки меж колен. Граф Раган с непроницаемым лицом стоял у входа, всем своим видом показывая, что решений он не принимает, королю ничего не смеет советовать, и вообще он здесь - так, для мебели...
     Сварог не чувствовал к этому сломленному старику ни расположения, ни неприязни. Слишком малозначительной сейчас для его дел и намерений была эта сгорбленная фигура. Старый вояка однажды рискнул блефовать по высшей ставке, он добился тогда своего, пришел к тому, что считал вершиной мечтаний, но кусок оказался не по зубам, не зря же говорят, что желаний своих надо бояться, ибо они сбываются...
     - У меня мало времени, - сказал Сварог решительно. - Позвольте, я расскажу все за вас, Хартог. В деталях я не силен, но вряд ли они сейчас имеют значение... Однажды вы, воспользовавшись тем, что я плохо разбирался в неких тайных делах, заполучили с моей помощью трон великих герцогов. Я не в претензии, отнюдь, вовсе не собираюсь вас упрекать за то, что вы меня тогда легонько обжулили... Наоборот, вы мне изрядно помогли, вы и ваши люди... Но времена меняются, знаете ли... Впрочем, я отвлекся. Давайте о вас. Вам казалось сначала, что беспокоиться не о чем.
     Но ваши подданные, цинично выражаясь, плевать хотели на то, что вас возвела в великие герцоги сама императрица. Родовитые бароны не питали особого расположения к бывшему капитану дружины одного из них. Вы хорошо воевали, но дипломатом, интриганом, правителем, судя по финалу, оказались никудышным. Да вдобавок невыполотая "Черная радуга" всерьез собралась мстить за покойную герцогиню...
     - Вы и не представляете, до какой наглости они дошли, - убито поведал Хартог. - Средь бела дня на площади перед замком...
     - Я же сказал - эти детали нам вряд ли сейчас полезны, - безжалостно оборвал Сварог - вполне вежливым тоном, правда. - Чего же вы от меня ждете?
    Хартог вскинул на него потухшие глаза:
    - Я думал, удастся как-то договориться насчет помощи...
     - Мой дорогой герцог, - мягко сказал Сварог. - С тех пор, как мы виделись в последний раз, очень многое изменилось. Я уже не странствующий романтик, а правящий король, причем нескольких держав. И в этом качестве, уж не посетуйте, должен руководствоваться в первую очередь самым оголтелым прагматизмом... Хорошо, предположим, я введу войска, кого-то там перережут, кого-то сошлют и посадят, с кем-то поступят так, как и положено поступать с черными магами... Но потом-то мы уйдем - а вы останетесь. Где гарантии, что не придется начинать все сначала? К тому же... Вы ведь так и не женились, насколько мне известно? Законного наследника нет. И при... трагическом развитии событий, назовем это так, мне уже придется иметь дело неизвестно с кем... Стоит ли огород городить?
     В дверь бесшумно проскользнул неприметный лакей - по крайней мере, ливрея на нем была лакейская, со знаками министерства двора. Он принялся шептать что-то на ухо Рагану, и тот, чуть-чуть послушав, кивком показал на Сварога:
    - Сами доложите все королю.
     - Ну вот, Хартог... - пожал плечами Сварог, когда доклад был закончен и неприметный улетучился, как дух. - События пошли даже быстрее, чем мы с вами тут рассчитывали. В Аране мятеж, бароны ищут вас, армия расколота... как ни удивительно, некоторые полки все же выступают на вашей стороне, они стягиваются под столицей, смута разворачивается всерьез... Какая тут может быть помощь, Хартог, смешно... Приносите вассальную присягу по всем правилам. А впрочем... Нет у меня времени на благотворительность. Вы сейчас напишете отречение в мою пользу, а я честно обеспечу вам спокойную старость в достатке и полной безопасности. Подыщу какой-нибудь пост, более подходящий для ваших способностей. Но в Харлан вам, ничего не поделаешь, придется поехать - чтобы те, кто еще на вашей стороне, не вздумали дергаться... Найдите чернила и бумагу, граф.
     ...Прежде у Гарайлы своих покоев во дворце, естественно, не было, а потому он обосновался в одном из охотничьих павильонов в глубине парка. До настоящего разгула было еще далеко - все приглашенные попросту не успели собраться. Только пятеро служак в кавалерийских мундирах разных полков, чином от генерала до лейтенанта, обступили низенький столик с пузатым бочонком, из которого Гарайла черпал серебряным ковшиком, разливая в протянутые чарки. В распахнутую дверь видно было, что в зале лакеи накрывают длинный стол, с каменными лицами выкладывая на золотые блюда самую простую снедь в виде колбас, окороков и копченой рыбы.
     Взяв новоявленного маршала за локоть, Сварог увел его в зал. Пятеро кавалеристов, определенно не знавшие его в лицо, и внимания не обратили, как и лакеи, впрочем.
     - Не подумайте, ваше величество, - заторопился Гарайла. - Я на дворцовую поварню не посягал. Дал вестовым денег, сколько было в карманах, они поскакали в ближайшую лавку, навалили в мешок чего подешевле и побольше, пару бочоночков навьючили...
     Сварог присмотрелся к нему - маршал был почти что трезв. Он забрал у Гарайлы полный ковшик, осушил до дна, облегченно вздохнул, мотнул головой, на несколько минут прогоняя дела и заботы. Подумав, предложил:
     - Маршал, спойте что-нибудь лирическое... Гарайла с превеликим удовольствием затянул, не мешкая:   

    Уже молчит в полях война
    Который год.
    И все же ждет его она,
    И все же ждет.
    Бог знает, кто ему она,
    Наверное, жена...
    Ах, сколько там дорог-путей,
    В чужой стране!
    Ах, сколько было злых людей
    На той войне!
    А в это время ждут вестей,
    Наверное, вдвойне...

    
     Он выводил куплеты самозабвенно и невероятно фальшиво, даже привыкшие к любым чудачествам господ вышколенные лакеи морщились украдкой, когда им казалось, что никто на них сейчас не смотрит. Однако Сварог, на пару минут отмякнув душой, с блаженным выражением лица слушал тот стон, что у Гарайлы звался песней.    

    Она рукой слезу утрет,
    Она права.
    Бранить за поздний твой приход -
    Ее права...
  


Предыдущая страница    28    Следующая страница







Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031



.
Copyright MyCorp © 2018