Понедельник, 22.10.2018, 18:57

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


     - Вот я и говорю... Видите холм? Еще развалины на вершине? Говорят, там похоронен стародавний барон. Упырь. С баронами такое тоже случается - Ямурлак под боком, вредно влияет даже на титулованных. Ходят слухи, что в полночь барон вылезает наверх, ищет, кого бы неосторожного сцапать. Что же до русалок...
     - Да ты, я смотрю, книгу написать можешь о здешних диковинах, - сказал Сварог.
     - Эх, умел бы я писать, читать-то с грехом пополам выучился... А что вы думаете? Был у нас такой Одноухий Пакрен, ходил на посудине вроде этой. Вышла у него в Снольдере небольшая неприятность по поводу контрабанды, определили ему пару лет, и сидел он в одной камере с каким-то ученым типом, которого туда упекли из-за превратностей судьбы, - политика, интриги, кто-то из фаворитов загремел в немилость, а с ним, как водится, на всякий случай подмели всех его дворецких-библиотекарей и прочих конюших. А Пакрен у нас был повернутый на сказках про Ител и от скуки рассказывал их этому библиотекарю целыми днями. Того возьми да и выпусти - политика перевернулась, фаворит опять в фаворе... Недельки через две приходят и за Пакреном - которому, между прочим, еще полтора года досиживать - и волокут прямиком к тому ученому типу. Тип тоже весь из себя в милости и процветании, пишет как раз ученый труд о сказках и преданиях. И Пакрен два месяца живет, как король, жрет-пьет самое лучшее и вспоминает сказки, каковые записывать к нему специальный канцелярист приставлен. А когда выжали его досуха, библиотекарь или кто он там похлопотал у фаворита, и вернули Пакрену его корыто, велели убираться к такой-то матери и больше не попадаться. А этот ученый тип вдобавок от радости Пакрену полный карман денег насыпал - они ж деньгам цену не знают, очкастые, да еще состоя при таком вельможе... Пакрен, не будь дурак, в Адари уже не вернулся, завел канатную мастерскую в Ронеро, в гильдию пролез, даром что одноухий... От книг тоже иногда бывает польза народу вроде нас. Вы, ваша милость, книги часом не пишете?
     - Бог миловал, - сказал Сварог.
     - Жаль. А то бы я вам столько порассказал про древние дела да исторические места... Вон там будто бы и появлялись из скалы пираты... Ваша милость, накликали! Чтоб они провалились, исторические места!
     Сварог посмотрел туда. Похоже, и в самом деле нарвались. Из узкой расщелины в заросших лесом скалах выплыли две длинные галеры, двухмачтовые, хищно-изящные, с зарифленными парусами, без флагов и вымпелов. Весла взмыли, слаженно ударили по воде - и галеры целеустремленно понеслись поперек реки, настигая "Гордость Адари". Слышно было, как ритмично звенят гонги, задавая темп гребцам. На палубах толпились люди в кожаных штанах, ярких, разноцветных рубашках, и лучи заката десятками солнечных зайчиков разбрызгивались на длинных, сверкающих клинках.
     - А ведь исчезали корабли! - охнул капитан. - Грешили на того, что скупает души, да вот что оказалось...
     - Не уйдем? - спросил Сварог без всякой надежды.
     - Куда там, полное безветрие... Ваша милость, бегите за топором! Очень он напоминает один легендарный топорик, глядишь, и отобьетесь...
     Сварог метнулся в каюту и выскочил с Доран-ан-Тегом. Капитан вооружился мушкетом, рулевой - громадным тесаком. Только покалеченный в дело не годился и бестолково тыкался от борта к борту.
     - Это обыкновенные люди, - шепнул Сварогу на ухо вдруг высунувшийся из капюшона Карах.
     Капитан покосился на него и разинул рот.
     - А ты скройся! - цыкнул Сварог на верного домового. - Капитан, да там ведь...
     - Сплошь бабы, ваша милость, - поддакнул капитан. - Даже без доспехов, форс держат, стервы...
     Действительно, у форштевней обеих галер теснились женщины - рослые, красивые девахи в высоких сапогах, кожаных штанах и ярких рубашках. Золотые ожерелья, широкие запястья с самоцветами - но мечи самые настоящие, и лица исполнены нешуточной азартной решимости.
     Галеры настигали, они вдруг разминулись и зашли с обоих бортов. Раздался звонкий, властный девичий голос:
     - Спускайте парус!
     Корабли шли нос в нос, галеры были повыше, и Сварог задрал голову, отыскал взглядом кричавшую - черноволосую красавицу в сиреневой рубашке, с особенно богатым ожерельем на шее. Несмотря на суровость ситуации, он невольно смерил ее оценивающим взглядом и пожалел, что их встреча случилась при столь уголовных обстоятельствах. Но пора было настроиться на серьезный лад - спортивные девочки, ловкие, мечи держат умело, и их, скажем честно, многовато для бравого экипажа "Гордости Адари". И в военно-стратегическом плане, и во всех остальных смыслах. Вот случай, когда остается лишь пожалеть, что выбор столь богатый...
     - Я сказала - парус! - совсем сердито крикнула черноволосая.
     - Девочки, шли бы вы домой, - громко сказал Сварог, перекрикивая плеск весел. - Честное слово, мы спешим, у нас срочные дела... Что вы такие задиристые? Мамы хоть знают, куда вы пошли гулять?
     Раздался взрыв смеха - веселого и явно издевательского. Амазонки звонко хохотали, уверенные в себе, - для чего имелись все основания. Потом в воздухе засвистели широкие ножи, почти сразу же перерубившие трос, и треугольный парус, сминаясь, соскользнул на палубу, его концы свисали с обоих бортов, бороздя воду. Голая мачта отчего-то показалась невероятно жалкой.
     Корабль вдруг рыскнул носом. Сварог оглянулся. На рулевого наведены несколько луков, высоких, сложных, рулевой уже бросил и штурвал, и тесак, всем видом показывая, что он человек мирный. Капитан, однако, крепился из чистой амбиции, с надеждой косясь на Сварога. Сварог пожал плечами:
     - Ладно, бросайте мушкет...
     Капитан тут же с превеликим облегчением последовал его совету. Сам Сварог топора не выпустил - он только отступил к кормовой надстройке, чтобы не зашли со спины. Черт, спиной к доскам не прижаться - Карах в капюшоне, задавишь... А они уже развернули галеры носом к бортам беспомощно дрейфующей по течению "Псевдогордости Адари", опустили принайтованные к мачтам абордажные мостики-корвусы, тяжелые крюки с треском впились в палубу, с обеих сторон стучат подкованные сапоги...
     Вскоре на него нацелились десятка два клинков и вдвое больше азартных сердитых глаз. Сварог усиленно пытался настроиться на боевой лад и не мог, хоть тресни. Все понимал, но не мог.
     - Бросай топор, - приказала черноволосая, оказавшаяся вблизи соблазнительной до жути. Видя, что Сварог никак не реагирует, она раздраженно дернула подбородком в его сторону. Длинная стрела сорвалась с тетивы, вжикнула - и отскочила, еще в воздухе разваливаясь на куски. Девицы удивленно заохали, только черноволосая удержалась, но глазищи поневоле расширились:
     - Колдун? Или... - И она улыбнулась дерзко, весело. - Кажется, нам повезло больше, чем я рассчитывала. Посудина никудышная, вся добыча – два будущих гребца, но я, похоже, первая, кому удалось взять в плен лара...
     Рыжая, стоявшая с ней рядом, вдруг вытянула меч к самой груди Сварога, и он автоматически взмахнул топором, снеся конец клинка, словно головку одуванчика.
     Вот тут их достало по-настоящему, даже черноволосую нахалку. Так и разинули рты. И шансы у него были серьезные - крушить направо-налево, пока не опомнились, в толчее их длинные мечи будут только мешать друг другу, и луки в ход не пустишь, они без доспехов, а на нем - кольчуга, выдержит кучу слабых колющих ударов - слабых, потому что в свалке таким мечом для рубящего просто не размахнешься, пойдут главным образом колющие тычки. И получится резня.
     Если бы он смог. А он не мог. Он смотрел, представляя, что останется от этого надменного личика, от этой черноволосой головки после свистящего неотразимого удара Доран-ан-Тега, - и не мог поднять руку. Они не ассоциировались для него с врагом, которого следовало победить любой ценой, - и это все губило.
     Сварог оглянулся на левый берег, оказавшийся гораздо ближе. Место было заметное - прямо напротив сцепленных корвусами кораблей чернела среди деревьев высокая скала, похожая на восклицательный знак, а если пошлее - на фаллос. Тем лучше. Он бочком, бочком отступил к борту, прежде чем кто-то догадался в чем дело, и успел что-то предпринять, вытянул руку с топором над бортом, не без внутренней борьбы разжал пальцы. За бортом шумно плеснуло. Топор Дорана отправился на дно, откуда извлечь его мог только сам Сварог - или любой после его смерти, но никак не раньше.
     - Это нужно понимать так, что ты сдаешься? - насмешливо спросила черноволосая.
     - Это надо понимать так, что мне вас стало жалко и не хватило духу порубить в капусту к чертовой матери, - сказал Сварог сердито. - Живи уж, красотка.
     Она сузила глаза:
     - Может, ты и не врешь, что смог бы нас изрубить... Но это лишь доказывает, что боевого духа у тебя маловато. Значит, ты побежденный, с какой стороны ни смотри.
     - А тебя розгой никогда не драли? - с любопытством спросил Сварог.
     Она так и вскинулась, от нее прямо-таки искры полетели. Сварог ответил ей невиннейшей улыбкой, и она, взяв себя в руки, глянула свысока:
     - Ну что ж, безоружный пленник может резвиться, как ему угодно... - Обернулась к своим: - Осмотрите корабль. Этому наглецу на всякий случай свяжите руки и ведите их всех на галеру.
     Сварог испугался было, что его станут обыскивать дотошно и обнаружат Караха, но Карах сидел тихонечко, как мышь под метлой, а Сварога лишь бегло охлопали, проверили, нет ли кинжала за голенищем, скрутили руки за спиной и молча показали на мостик. Он зашагал на галеру. Там его втолкнули в кормовую каюту, привязали за руки к поддерживавшему потолок резному столбу и оставили одного. Он пошевелил запястьями - веревки держали крепко, не причиняя, однако, боли. Опыт у этих очаровательных чертовок был богатый.
     - Ну что, Карах, влипли? - спросил он тихо.
     - Выберемся, хозяин. Осмотримся. Угроза не смертельная.
     - По-моему, угроза как раз смертельная, когда вокруг столько кошек, - проворчал Сварог. - Хроническое разбегание глаз заработать можно. Ладно, сиди тихо, запоминай дорогу по мере возможности, а там посмотрим, как тебя легализовать, и вообще...
     С трех сторон каюты были высокие окна, и он глянул назад. Корвусы вновь подняли, вертикально прикрепили к мачтам, а "Гордость Адари" уже погружалась в воду, заваливаясь на корму. "Называется, побыл судовладельцем, - печально констатировал Сварог. - Интересно, колебался бы капитан Зо или без всяких сентиментальных метаний души шарахнул бы по красоткам картечью со всего борта? У них самих, кстати, ни одной пушки не видно..."
     Стукнула резная дверь - вошла черноволосая. Стянула перевязь с мечом, повесила на затейливый крюк, по-хозяйски стуча каблуками, подошла и остановилась перед ним:
     - Стоишь?
     - Стою, - сказал Сварог. - Постою, не беспокойся.
     - Ты правда лар?
     - Правда, - сказал Сварог. - Так что можешь плясать от радости - непременно попадешь в летописи.
     Она фыркнула, щуря карие глаза:
     - В летописи я и так попаду, не беспокойся. Есть за что. Как твое имя?
     - Лорд Сварог, граф Гэйр, - сказал он, искренне радуясь, что наконец нашелся кто-то, у кого это имя не вызвало никакой реакции, будучи абсолютно неизвестным.
     - Ого... - сказала она. - Впрочем, у нас и графы найдутся... Я - Грайне, царица Коргала.
     - Понятно, - сказал Сварог, хотя ничегошеньки не понял.
    
     Никакого Коргала на континенте нет. А на Таларе нет царских титулов - только короли. Откуда же она тогда? И почему оба говорят на одном и том же языке? Вот только произношение у нее незнакомое - нигде вроде бы так не растягивают гласные в конце слова и не двоят "р"...
     - Говорят, вы могучие колдуны, - сказала она с ноткой осторожности. - Почему же ты так легко поддался?
     - А может, я просто развлекаюсь, - сказал Сварог. - До поры до времени. Потом как начну молниями швыряться...
     Она чуточку отодвинулась:
     - В самом деле, странно, что хозяин небесного замка путешествовал на таком корыте... - И упрямо задрала подбородок. - Все равно, я не из пугливых. Если уж на что-то решилась... Вот что. Скорее всего ты не лар. Ты - незаконный сын лара от земной женщины, говорят, такие числятся рангом пониже...
     - Эй, полегче на поворотах, - сказал Сварог. - Я тебе не кто-нибудь, а законный сын.
     - Все равно, постой пока...
     Она вышла. Ритмично звенели диски, галеры гуськом вошли в узкий проход меж скал, где бок о бок ни за что не уместились бы, перепутались веслами. "Бедный мой экипаж, - подумал Сварог, - ведь определят за эти самые весла..."
     Проход загибался вправо. Весла слаженно ударяли по воде, не поднимая брызг. Вокруг словно бы потемнело - нет, скорее поголубело, синяя, цвета ясного неба мгла сгущалась, пока совершенно не скрыла проплывавшие совсем рядом шершавые, выветрившиеся скалы. Голубизна превратилась в угольно-черную тьму. Сварогу показалось вначале, что он ослеп. Но, едва глаза немного привыкли, он увидел за окнами россыпь ярких, крупных звезд.
     Там, на Ителе, солнце еще не зашло. А здесь - где, хотелось бы знать? - уже стояла глубокая ночь. Выходит, речные слухи о таинственных воротах в иные миры оказались правдой?
     Щеку Сварогу защекотал пушистый мех. Он спросил:
     - Ты чего высунулся?
     - Запоминаю дорогу, - сказал Карах.
     Сварог не успел найти ответ - скрипнула дверь. Вошла Грайне со светильником, укрепила его в торчавшем из стены железном кольце. Стянула сапоги, швырнула в угол, закинула руки за голову, выгнулась, потянулась:
     - Ну вот мы и дома...
     - Это что, Сильвана? - наугад спросил Сварог.
     - Это Сильвана... Удивительно удачный набег получился. Посудина попалась жалкая, зато я взяла в плен лара. В последний раз здесь за нами погнался какой-то странный корабль: парусов на нем не было совсем, весел тоже, но он плыл против течения. И дымил трубой, как кухня в праздничный день, по бокам крутились колеса... Но ворота были недалеко, темнело, мы ушли.
     "Повезло вам, что они не начали стрелять, - мысленно добавил Сварог. - Вам, дурехи, попался военный паровой фрегат или купеческий корабль – в эти места и купцы не ходят без пары пушек на борту. Судя по всему, вы пиратствуете на Ителе совсем недавно - иначе смутные слухи давно стали бы конкретными и подробными донесениями, на охоту вышли бы военные пароходы".
     - Что ты молчишь?
     - Думаю, - сказал Сварог. - О том, что от вас останется, если за вас всерьез возьмется такой корабль.
     - И что останется?
     - Мусор на воде.
     - Догадываюсь, - кивнула она. - У многих есть то, чего нет у нас. Они не полагаются на добрые мечи, трусы этакие, выдумали всякие штуки... Но мы все равно будем ходить в набеги - сколько сможем.
     - Традиции славных предков, а?
     - Не смей смеяться над такими вещами!
     - И не думаю. Я сразу понял, что ты девушка решительная.
     - Я - царица. А ты - военная добыча, поэтому помалкивай.
     Она подошла вплотную, закинула голову и всматривалась в его лицо, загадочно поблескивая глазами.
     - Только подумать - живой лар, подарок для летописцев. – Она мечтательно прищурилась. - Грайне, царица Коргала, первая из воительниц, пленившая лара в Год Высокой Воды...
     - Ох, какие ж вы ребенки еще... - сказал Сварог.
     - Молчать. Военной добыче язвить не полагается.
     - А что сделаешь?
     - Что хочу, то и сделаю, - пообещала она. - А в первую очередь мне хочется себя потешить после столь славного набега. - Она обеими руками взялась за литую пряжку его пояса, глядя в глаза. - Благо вы мне нравитесь, лорд и граф...
     - Эй! - забеспокоился Сварог.
     Поздно. Она уже опускалась на колени, и вскоре мужская гордость Сварога оказалась в плену умелых губ - обстоятельно и надолго. Вскоре он признал, что в участи пленного есть свои приятные стороны и никак не протестовал против дальнейшего развития событий, принимая в них активное участие. События переместились на ковер, где все дальнейшее и происходило. Одно лишь чуточку портило Сварогу все удовольствие - он никак не мог забыть поначалу, что в капюшоне небрежно отброшенного Грайне в угол плаща третьим лишним обитает Карах. Но потом забыл, примирился как-то, сосредоточившись на том, что бы заставить это буйное дитя природы, оказавшееся в мирных условиях столь нежной и пылкой, сдаться первой. И малость позлорадствовал про себя, когда шальная девчонка - царица, говоришь? - в конце концов стала легонько отталкивать его ладонями, не открывая глаз. Он усмехнулся во мраке, извлек из воздуха сигарету, зажег огонь на кончике пальца.
     Грайне встрепенулась, изо всех сил стараясь не выглядеть испуганной:
     - Эти ваши колдовские штучки...
     Сварог медленно выпустил дым, намотал на указательный палец прядь ее шелковистых волос:
     - Знаешь, а ты - очаровательное дитя природы...
     - Вот только не надо с места в карьер себя ставить, - сказала она упрямо. - С тобой хорошо, но не забывай, кто ты и кто я, - и соизволила улыбнуться. - Но с тобой и правда хорошо. И ведь доволен до ужаса, что заставил меня сдаться первой? Что ж, признаться, по ночам вы, мужчины, можете иногда одерживать победы, но это еще не значит, что днем ты можешь забывать об устоявшихся традициях...
     - Понял, - сказал Сварог. - И давно вы живете по этаким обычаям?
     - Испокон веков, - гордо ответила Грайне. - Женщины правили всегда. Пусть в других местах и не так, у нас нынешний порядок сохранится навсегда. Послушай, а зачем ты пускаешь дым?
     - Устоявшаяся традиция, - сказал Сварог. - Вещь нерушимая, сама понимаешь.
     "Нет, в будущем следует помалкивать насчет всего происшедшего, - подумал он. - Чтобы майора, лорда и графа изнасиловала, привязав к столбу, такая вот нахалка, пусть и очаровательная... Как ни крути, плюха по репутации. Допутешествовался".
     Правда, он не чувствовал себя таким уж оскорбленным. Во-первых - ничего противоестественного не произошло. Во-вторых - все же не на глазах общественности... Он глянул поверх обнаженного плеча Грайне - Карах, паршивец, нагло торчал у окна, запоминая дорогу. Сообразил, стервец, что присутствующим не до него. Хорошо, хоть задом повернулся...
     - У меня с собой домашняя зверушка, - сказал он. - Так что не удивляйся. Вон стоит.
     Грайне ничуть не удивилась:
     - Так это же не зверушка - домовой. У нас они тоже есть. Ночью косу заплетет - и не почувствуешь.
     - Всю жизнь мечтал - косы заплетать, - сказал Карах, не оборачиваясь.
     - А если за хвост - и в воду? - рассердилась Грайне.
     - Тогда, конечно, умолкаю, - сказал Карах. - Убедили. Трепещу.
     - Ох, я бы тебя и в самом деле искупала, - фыркнула Грайне. - Но ведь убьешь тебя - везения лишишься...
     - Потому и спокоен, - сказал Карах. - Жутко вы, люди, боитесь удачи лишиться...
     - Вот и помалкивай. - И обернулась к Сварогу: - И ты тоже привыкай к нашим порядкам. Кстати, ведь и у вас, ларов, не мужчина правит - императрица. Мы не такие уж дикие, тоже про нее слышали.
     "Значит, я на Земле сейчас, - подумал Сварог. - Интересно, в каких местах? Где же это в незапамятные времена обитали этакие амазонки?"
     - А географические карты у вас есть? - спросил он.
     - Что? - недоуменно уставилась на него Грайне.
     - Ну, где имеет честь располагаться твой Коргал?
     - На Араосе. По Араосу мы сейчас и плывем. Араос впадает в Дугар, а Дугар где-то далеко, очень далеко впадает в океан. Но до океана мы еще не доплывали.
     "Значит, континент, - подумал Сварог. - И бессмысленно спрашивать его название - наверняка континенты сейчас зовутся совершенно по-другому".
     - Ты привыкнешь, - безмятежно сказала Грайне. - Приживешься. Если у меня от тебя родится девочка, положение твое в обществе станет выше, а когда она достигнет совершеннолетия, еще повысится. А там и Отцом Царицы станешь.
     - Ты что, хочешь сказать, мне у вас придется поселиться насовсем?!
     - А как же иначе? - искренне удивилась она. - Жизнь у нас не такая уж легкая, врагов хватает, и без мужчин не обойтись, если они знают свое место и служат существующему порядку. Лар нам весьма пригодится. Мне пора иметь ребенка, а это дело серьезное, нужно семь раз отмерить, это те, кто пониже, могут подбирать, что придется, а я царица, я отвечаю за Коргал... - Она уставилась в потолок, прикрыла глаза, любуясь мысленно грядущим процветанием своей державы. - Так что ты как нельзя более кстати подвернулся. Можно строить далеко идущие планы.
"Ну, это мы еще посмотрим, - подумал Сварог. - Барон Дальг не может ждать до бесконечности, завариваются серьезные дела, так что некогда в роли принца-консорта - так, кажется, эта должность зовется? - создавать из неведомого Коргала сверхдержаву".
- А если убегу? - спросил он.
- Попробуй, - прищурилась Грайне. - Про вас, ларов, точно известно, что летать просто так, безо всего, сами по себе, вы не умеете. Если тебя не стали спасать сразу, значит, не знают ни о чем. А по земле от нас сбежать трудновато. Даже если твой домовой запомнит дорогу.

Предыдущая страница  25  Следующая страница



палатка 2, спальники тенты коврики.









Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031



.
Copyright MyCorp © 2018