Понедельник, 22.10.2018, 20:21

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


     -6-

Они как раз проезжали мимо стоящего особняком двухэтажного дома из желтого песчаника. Над дверью укреп-лены бронзовые изображения кружки и кровати - старинный символ гостиницы с трактиром, а серебряная каемка сви-детельствует, что заведение предназначено для благородной публики и владелец его принадлежит к Серебряной гиль-дии. А рядом красовалась вывеска, больше походившая на подлинное произведение искусства. Золотые буквы "ЖЕНА БОЦМАНА", стилизованные под старинный алфавит Аугел, повисли над сине-зелеными волнами с белыми гривками пены. Вдали, на заднем плане, плывут корабли под разноцветными гроздьями тугих парусов, а справа изображена юная красавица с распущенными волосами, в морском кафтане с широкими обшлагами и лихо сбитой на затылок лан-гиле. Картина подернута нежной дымкой, той самой, которую загадочным образом умели вызывать на свои полотна старые итальянские мастера - которым еще предстоит родиться через тысячелетия.
     У входа гордо стоял увалень в новехонькой ливрее, прислуживавший некогда в корчме тетки Чари в Руте. Даже не будь его, Сварог все равно сообразил бы, что заведение принадлежит старой знакомой: юная морячка на вывеске выглядела именно так, как, должно быть, выглядела лет двадцать назад вдова пиратского боцмана. Значит, бой-баба все же перебралась в Ронеро, как и собиралась. - Вот об этом я с вами и хотела поговорить, - сказала графиня. - Каюсь, нарочно велела кучеру ехать этой ули-цей... Художник, нарисовавший эту картину, - талантливый юноша. Вот только, к его несчастью, родился в семье члена Бронзовой гильдии. Что, как вы понимаете, если и не закрывает ему дорогу в Сословие Свободных Искусств, то, по крайней мере, делает ее невероятно долгой... Художники, как и многие другие, неохотно допускают чужаков туда, где пахнет славой и деньгами...
    - Прекрасно вас понимаю, - сказал Сварог.
     - Прекрасно. Вас не затруднило бы возвести его в дворянство? После того, как ваш предшественник одарил гер-бами целое скопище случайной швали, столь благородный жест бесспорно создаст вам репутацию покровителя искусств, подлинно светского человека...
    - Ради вас, графиня, я готов и на большее.
     - Невероятно талантливый мальчик. У меня дома стоит моя статуя его работы, я вам потом покажу.
    - Я подозреваю, этот юноша еще и красив? - ухмыльнулся Сварог.
     - Ох... - вздохнула графиня. - Такой милый, очаровательный, робкий мальчик... И гордый, никогда не брал моих подарков. Итак, на вас можно рассчитывать?
    - Конечно, - сказал Сварог.
    - Купи газету, - велела графиня сидевшему на козлах лакею.
     Тот свистнул мальчишке-разносчику, швырнул ему монетку и подхватил протянутый лист.
    - Мне - то же самое, - сказал Сварог.
     Газеты здесь существовали лет сто. Правда, они несколько отличались от тех, к которым Сварог привык, но, как он был уверен, в лучшую сторону. Масса конкретной, точной информации, детальное и дельное изложение событий - и полное отсутствие интеллигентских соплей, какие в прежнем мире Сварога бывали размазаны на целую полосу. Никто не расплывался мыслью по древу, не разоблачал покойных королей, не учил читателя жить и не навязывал своих точек зрения как единственно правильных. Придворная хроника, правда, была скучновата, как и непременные колонки "Се-годня в наш город прибыли" и "Сегодня наш город покинули", что с лихвой искупалось невероятным количеством голо-воломок и шарад, порой весьма недурственных и заковыристых. Были там и результаты скачек, всех мыслимых боев - гусиных, петушиных, собачьих, итоги неисчислимых лотерей и спортивных состязаний. Положительно, Равена ничем не уступала ни Монако, ни Лас-Вегасу (где равенские жители наверняка освоились бы моментально).
     По дороге то и дело попадались целые гирлянды вывесок букмекерских контор с непременным добавлением, проставленным внизу крупными буквами: "ЗДЕСЬ ВЕДУТ ДЕЛА ЧЕСТНО". Для неграмотных вывески были продублиро-ваны красными квадратами с черными контурами лошадей, гусей, игральных костей и кошельков. Понятное дело, па-тенты на право открыть игорный дом или букмекерскую контору стоили огромных денег и направляли в королевскую казну нескончаемый ручей золота. К вящему огорчению почтенных олдерменов из ратуши - они в свое время прогля-дели этот источник дохода, и ронерские короли, люди неглупые, объявили игорный промысел "коронной привилегией", прежде чем магистраты гербовых городов успели опомниться и отхватить свой кусок.
     Коляска подъехала к золоченой ограде королевского дворца. Четверо Золотых Кирасир, несших стражу у распах-нутых ворот, не шелохнулись, не повели и бровью - вышколенные дворцовые стражи, привыкшие оборачиваться живы-ми статуями. Правда, патриархальными нравами здесь и не пахло - стоило Сварогу пройти под руку с графиней в высо-кие ворота и сделать несколько шагов по широкой аллее, обрамленной подстриженными в виде львов темно-зелеными кустами, он заметил внутреннюю охрану. Рослые молодцы с равнодушными лицами, в сверкающих золотом голубых ливреях камер-лакеев, прохаживались там и сям, словно бы не замечая ничего вокруг, небрежно поигрывая длинными, увенчанными королевским гербом тростями из лакированного дерева. Сварог уже был наслышан о мастерстве здешних оружейников, наловчившихся прятать в такие трости и клинки, и пистолеты. Камер-лакеи попадались навстречу в са-мых неожиданных местах, кое-где их было больше, чем степенно гулявших придворных, - король, переживший четырех братьев-соперников, неплохо знал историю. А история учит: на одного венценосца, настигнутого кинжалом убийцы по-среди оживленной городской улицы, приходится десятка полтора, убитых в собственном дворце, а то и в собственной спальне...
     Где-то поблизости негромко играл оркестр. Очаровательно улыбаясь встречным дворянам, графиня быстрым шепотом то и дело наставляла:
     - Можете вертеть головой, вы же провинциал, никто не удивится. Обнажите голову - на этом месте испустил последний вздох Эльгар Великий, традиция предписывает... Вон на том мостике, каменном, с барельефами, гвардей-ские офицеры закололи графа Сувазана, фаворита, дурно влиявшего на Магона Третьего... А в той вон беседке во вре-мена Хродгара Красавчика барон Боклю застал с любовником свою ветреную супругу и зарубил обоих одним ударом, на каменной скамье до сих пор видна щербина от меча. Кое-кто уверяет, что призраки влюбленных до сих пор появ-ляются в Календы Фиона, но я сама не видела...
    Сварог старательно вертел головой, занятый своими мыслями.
     - Обычно Делия в это время гуляла в сосновой роще, - тихо сказала графиня, когда они вышли к фонтану. - Эта поступает точно так же...
     Все встречавшиеся им дружески раскланивались с графиней, удостаивая Сварога лишь мимолетными взглядами, - но это, конечно же, не означало, что о его появлении не станут судачить. Более того - весть о его прибытии непремен-но попадет в газеты. Знать бы только, кто равнодушно пробежит взглядом колонку "Сегодня в наш город...", а кто...
     - Помилуйте, какая неожиданная встреча! - раздался веселый голос. Перед ними стоял герцог Орк - в зеленом бархатном костюме, с неизменной серьгой в ухе. Улыбнулся Сварогу весьма дружелюбно:
     - Очень рад вас видеть, лаур, вот только не припомню вашего имени, уж не посетуйте...
     - Барон Готар, к вашим услугам, - сказал Сварог, оценив его предусмотрительность.
     - Ах да, в самом деле... - он цепко глянул на Мару. - Эта очаровательная юная дама, должно быть, ваша племян-ница?
    - У вас отличная память, - сказал Сварог.
     - Рад познакомиться, лауретта, - герцог поклонился Маре самым изысканнейшим образом. - Вы, кажется, спешите куда-то? Не смею задерживать, да и сам спешу... Принцесса Делия сейчас в сосновой роще. Да, принцесса Делия... - повторил он со странной интонацией. - Барон, навестите меня нынче же. Найдется о чем поговорить. Адмиральская, шесть. Для вас я всегда дома. Честь имею.
     Он поклонился и заспешил навстречу блондинке в палевом платье, показавшейся на боковой аллее.
     - А с ним у вас какие отношения, графиня? - с интересом спросил Сварог.
     - Никаких. Я лучше пойду в королевский зверинец и отдамся первому же леопарду. Будет гораздо безопаснее.
    - Ого...
    - Это страшный человек, - тихо сказала графиня.
    - Почему?
     - Потому что никто не в состоянии понять, что ему, в конечном счете, нужно от жизни. От таких следует ожидать всего, и финал бывает самым неожиданным...
    Сварог вспомнил, что уже слышал от Гаудина что-то похожее.
     Мимо плещущих фонтанов, украшенных позеленевшими медными статуями, и игрушечных замков в рост чело-века они прошли в сосновую рощу. Роща, конечно, была ухоженная и благоустроенная - мощеные дорожки, беседки, павильоны... Придворных здесь, в отличие от аллей, оказалось превеликое множество, и Сварог вскоре высмотрел центр притяжения - по дорожке прогуливалась Делия в сиреневом платье, увлеченная беседой о высоким представи-тельным стариком в коротком синем плаще и мундире камергера, сплошь затканном золотыми королевскими лилиями.
     - Герцог Сенгал, - тихо пояснила графиня. - Через подставных лиц владеет крупным торговым домом "Субур Насс и сыновья". Милорд Гаудин в последнее время начал им всерьез интересоваться.
    - Почему?
     - Иные корабли герцога подозрительно зачастили к берегам Диори. Давно уже идут слухи, что на Диори, если по-везет сохранить голову на плечах, можно отыскать что-то связанное с магией Изначальных. Тех, кто населял Талар до прибытия наших предков...
     - Я знаю, что такое Изначальные, - сказал Сварог. - Слышал краем уха...
     - Между прочим, Сенгал из тех, кто держит сторону Делии. В последние дни они почти неразлучны.
    - В последние дни? - задумчиво повторил Сварог.
    - Он идет к нам...
     Герцог раскланялся с графиней, и завязалась пустая светская болтовня, но у Сварога осталось твердое убеж-дение, что Сенгала интересует главным образом Мара. Видимо, то же подметила и графиня, она быстро сказала:
     - Займите беседой прелестную племянницу барона, герцог, я обещала представить барона принцессе. Нужно поспешить, пока вокруг нее никого нет...
     Герцог охотно подал руку Маре и повел ее прочь. Сварог уставился ему вслед, сосредоточился...
     За плечами герцога трепетали широко распахнутые крылья странных очертаний, не похожие ни на птичьи, ни на нетопырьи, сотканные словно бы из буроватого тумана, окаймленного широкой черной полосой. Временами угольно-черные вспышки превращали крылья в лоскуты непроглядной Тьмы. Как Сварог ни рылся в памяти, ассоциаций и па-раллелей подыскать не мог – эта разновидность зла знатокам Гаудина оказалась неизвестной. Но в том, что Сварог видит перед собой Зло, сомневаться не приходилось. Судорога невольного омерзения прошила его от макушки до пят, и он поскорее вернул себе обычное зрение. Итак, неведомое зло, имевшее прямое касание к черной магии, - но магия эта странная, неизвестная, не значившаяся в каталогах восьмого департамента...
    - Что с вами? - прошептала графиня. - Быстрее, пока она одна!
    И незаметно подтолкнула его локотком под ребра.
    - Разрешите, ваше высочество, представить барона Готара...
     Сварог низко поклонился, прижав шляпу к груди обеими руками, как того требовал этикет (наверняка эта цере-мония была придумана в старые времена, чтобы руки у подошедшего к царственной особе оказались занятыми). Выпрямился.
     Делия была в точности такой, как на снимке. Только еще красивее. Она выглядела живой и настоящей, двигалась, улыбалась и дышала, как живой человек, ее грудь размеренно вздымалась, вокруг витал нежный аромат лучших ду-хов...
    Сварог всмотрелся.
     Он приготовился увидеть все, что угодно, - и ничуть не удивиться при этом. Сколь угодно жуткое, омерзительное, непонятное...
    И не увидел ничего.
    Совсем ничего.
     Мелодичный голос Делии доносился из пустоты, приятно пахнущей тонкими духами. До рези напрягая "третий глаз", удалось рассмотреть полупрозрачный контур. Так рисуют человечков дети - ручки-ножки-огуречик... И все. Подоб-ная разновидность нежити восьмому департаменту неизвестна.
     От того места, где едва виднелся "человечек", уходила куда-то слабо светившаяся нить. Куда-то? Прямо в ту сто-рону, где уединился с Марой герцог Сенгал...
     Рядом с ним вновь оказалась прекрасная принцесса, смотревшая на него чуточку удивленно:
    - С вами все в порядке, барон? У вас странный вид...
     Графиня молниеносно пришла на помощь, хотя наверняка ничего еще не успела понять:
     - Барон дрался на поединке, рана еще не зажила... - Она ухватила Сварога под локоть. - С вашего позволения, ваше высочество, мы удалимся, я отведу барона в беседку...
     Видя, что они уходят, к принцессе обрадованно хлынули придворные, и никто уже не обращал на Сварога вни-мания. Следом за графиней он добрел до беседки и облегченно плюхнулся на позолоченную скамейку.
     - Что с вами? - спросила графиня. - Действительно, лицо у вас, как у приговоренного к смерти... Ну? Что вы уви-дели?
     - Ничего, - сказал Сварог. - Это и есть самое странное, понимаете? Это не оборотень, не замаскированная колдунья, там вообще ничего нет. Никакой индивидуальности, никакой личности, если можно так выразиться. Я не понимаю, что это такое. Однако оно как-то связано с Сенгалом...
    Графиня уставилась на него, по-детски приоткрыв рот:
    - И что же делать?
    - Искать настоящую Делию, - сказал Сварог.
    - Барон, вы великолепны!
    - Это я от безнадежности, - ответил он.
     Появилась Мара, уселась рядом и тихонько фыркнула, оглядываясь на аллею.
     - Ну, и о чем мы там так мило ворковали? - спросил Сварог, в трех словах изложив ей результаты своих иссле-дований.
     - Приглашал в любое удобное для меня время осмотреть его коллекцию драгоценностей, - доложила Мара. - Пожирал взглядами, брал за ручки, в аллее обнял и погладил, подлец, по бедру. По девственному. И все это было проделано с большой сноровкой и изяществом.
    - А ты?
     - А я смущенно опускала глазки и лепетала, что кто-нибудь может увидеть.
     - Ну понятно, - сказала графиня. - Высмотрел провинциалочку, жеребец. Он у нас славен мастерским совраще-нием юных красоток. Может, так и сделаем, барон? Пошлем к нему девочку? Ведь разнежится, старый глист, язык распустит...
    - У меня и мертвый заговорит, - заверила Мара.
    - Нет уж, - сказал Сварог.
    - Ну, тогда можно его попросту убить, - предложила графиня.
    Мара оживилась.
    - Зачем? - спросил Сварог.
     - Предположим, именно он - главный виновник происходящего. Или один из главных. Если он вдруг умрет, среди сообщников обязательно начнется тихая паника, они засуетятся, покажутся на свет, наделают ошибок. Исчезнет эта странная связующая нить меж ним и двойником, которую вы усмотрели...
     - В этом что-то есть, - сказал Сварог. - Вот только сначала нужно найти сообщников и присмотреться к ним...
     - Правда, у него охрана немногим хуже королевской. Даже здесь за ним ходят.
    - Ну, это работа для меня, - сказала Мара. - Он у меня...
     - Не спешите, милые дамы, - сказал Сварог. - Дедушка довольно неприятный, я согласен, но нужно осмотреться... Сделаем так. Если у вас нет других планов, вы едете домой, а меня по дороге высаживаете на Адмиральской.
    - Герцог - опасный человек...
    - Потому-то я с него и начну, - сказал Сварог.

7. БЕСПУТНЫЙ ВНУК ДОБРОПОРЯДОЧНОЙ БАБУШКИ

     На Адмиральской Орк занимал довольно скромный двухэтажный особнячок из темно-красного камня. Но место было выбрано крайне умно: нечетной стороны улицы не было вообще, там протянулся незастроенный пока пустырь. А на четной с одной стороны высилась глухая стена чьего-то богатого поместья, с другой - уныло красовались остатки фундамента начисто сгоревшего дома. Того, кто вздумал бы следить за особняком Орка, увидят за версту. И не подтя-нешь незаметно отряд для внезапного нападения.
     Сварог помахал вслед коляске, за которой браво рысила кучка прихлебателей - как они коней-то до сих пор не пропили? Поднялся на узкое крыльцо, дернул широкую вышитую ленту звонка. Внутри звонко брякнул колокольчик, дверь, обитая медными гвоздями шляпка к шляпке, моментально распахнулась.
     За ней стоял украшенный кинжалами и пистолетами субъект со столь располагающей к себе физиономией, что руки сами тянулись убрать подальше кошелек и подвинуть поближе рукоять меча.
     Сварог глянул через его плечо. В прихожей стояли еще пятеро, не менее благообразные.
    - Ну? - спросил привратник.
    - Барон Готар, - сказал Сварог.
     - Проходите, ваша милость, как же, имеем указание... Вот к этому прохвосту не поворачивайтесь той стороной, где у вас кошелек - у него грабки работают независимо от ума. А к этому, я невероятно извиняюсь, не стоит повора-чиваться жопою. Вот в это кресло располагайтесь. Ваш стакан. "Кабанья кровь" или "Слезы красавицы"?
    - "Слезы", - распорядился Сварог, преспокойно усевшись. - Где герцог?
     - Наверху, изволит охаживать маркизу. Не беспокойтесь, получили строжайший приказ в случае вашего появле-ния незамедлительно сдергивать его сиятельство с любой маркизы. Грошик, живо!
     Тот, кого назвали Грошиком, опрометью кинулся на второй этаж. Сварог отпил великолепного белого вина - нет, дряни они здесь не держали, - оглядел выжидательно уставившихся на него головорезов и спросил:
     - А не скажете ли вы мне, бравы ребятушки, как бы вы искали в городе девушку, как две капли воды...
    Тот, что впускал его, прямо-таки взвыл:
    - Ваша милость, и вы туда же?! Да не знаю я, с ног вконец сбились!
     - Поднимайтесь сюда, друг мой, - раздался с галереи голос Орка. Он стоял, в картинно-небрежной позе опершись на перила, без кафтана, в кружевной рубашке. - Рад вас видеть.
    - А маркиза? - спросил Сварог.
    - Подождет, стервочка. Поднимайтесь.
    Он провел Сварога в небольшую красную гостиную, указал на кресло:
     - Садитесь. Наливайте, что хотите, выбор богат... Итак, рад вас видеть, лорд Сварог... и весьма удивлен был, уви-дев вас. Неужели Гаудин вас так быстро завербовал? Да не мнитесь вы, как застенчивая целочка! Все равно не поверю, что вы заявились сюда поправить расстроенные нервы. В компании с одной из гаудиновских кошек-убийц и его верной Маргилены? Не смешите! Тоже ищете Делию? Значит, они решились все же очистить три королевства? И благородство сего предприятия вас не могло не увлечь...
    Сварог сказал наугад:
    - Вы представляете, что Гаудин сделает, если...
     - Представляю, - сказал Орк. - Прекрасно представляю. На свою беду, я переиграл с образом волка-одиночки, и позиции мои довольно шатки... Но я и не собираюсь вам мешать, граф! Я вам готов со всем усердием помогать в меру сил и возможностей. До некоей точки...
    - И карты на стол? - спросил Сварог.
     - Все до одной, - заверил Орк. - Помните, я предлагал вам вместе приняться за серьезные дела? Повторяю пред-ложение.
    - Конкретно?
     - Предположим, вы находите Делию, достигаете Ворот и отправляете эту нечисть в небытие... Что потом? Кому будут принадлежать освободившиеся земли? Ронеро? А с какой стати? Только потому, что она умная и красивая? По-моему, ей можно предложить другую, довольно выгодную сделку: мы спасаем ее и делаем так, что ее восстанавливают в правах. И все.
    - Кому же достанутся три королевства?
     - Нам с вами, - сказал Орк. - Там три королевских короны. Три плохо делится на два, но это лишь начало. Будут новые приобретения, и они позволят поделить короны более гармонично.
    - Лихо, - сказал Сварог.
     - Только не подумайте, что это - авантюра. Я долго все обдумывал. Вы на собственном опыте убедились, что законы Империи не запрещают ларам становиться на земле баронами... и королями. Подданные у нас будут, немало найдется охотников поселиться на освобожденных от нечисти землях. Там множество городов, пусть и пришедших в запустение. Замки и пашни, богатые рудные залежи. К нам хлынет масса народа, от герцогов до навозников. Вы ведь, наверное, согласитесь, что у обитателей летающих замков совершенно нет будущего? Думали об этом?
    - Думал, - сказал Сварог. - Согласен.
     - Вот видите. При умелой постановке дела к нам присоединится и часть ларов. О, я вовсе не собираюсь свергать нашу очаровательную императрицу. Нет необходимости. Пусть блистает, как ей и положено. Есть более деликатные способы неспешно и надежно взять их за глотку... Понятно, потребуются долгие годы. Но у нас, в отличие от земных жителей, впереди - несколько сот лет. Для одного - неподъемный труд, а вот вдвоем стоит рискнуть. И на Сильване есть люди, с которыми можно договориться. Между прочим, две планеты прекрасно делятся на два.
     - А зачем? - спросил Сварог. - Можете вы объяснить более-менее внятно, зачем затевать все это?
     - Не могу. Но у меня есть два веских аргумента. Во-первых, никому не станет хуже. Вы ведь понимаете, что лары искусственно тормозят на земле развитие науки и техники?
    - Я подозревал, - сказал Сварог.
     - Правильно подозревали. Добрая половина наших агентов занята исключительно тем, что бдительно надзирает за состоянием науки, техники, инженерного дела. Вам не доводилось еще видеть снольдерских паровозов? Они дви-гаются по четырем рельсам.
    - Но зачем?
     - Лишний расход металла, лишняя нагрузка на промышленность, и без того слабую. О, никто не предписывал и не указывал... Просто серьезные ученые, именитые, титулованные, с помощью всей здешней математики доказали: паро-воз, если поставить его всего на два рельса, непременно сойдет с них, едва тронувшись с места. Объяснять вам, кто мягко и ненавязчиво сделал этих светочей науки высшими авторитетами, или сами догадаетесь? А пароходы? Знаете, отчего до сих пор не приделали к ним винт? Да потому, что еще один непререкаемый авторитет в области судострое-ния наглядно доказал королю несостоятельность такого движителя. Он спустил на воду судно, где винт был приделан спереди - огромный, в тех же масштабах, что на самолете... Ничего удивительного, что первое же испытание этого монстра показало полную несостоятельность винта в роли судового движителя. Примеров множество. Можно отыскать перспективных молодых гениев, пока они еще юные и голодные... О, их никто не убивает. Достаточно осыпать золотом и направить их энергию на создание заведомо мертворожденных идей и проектов. Или споить. Или устроить карьеру, богатую невесту, пост при дворе, дабы отвлечь от работы. И, наконец, можно забрать наверх, поймав на самую страш-ную приманку - обилие знаний. Бедняга глотает знания, пока не сообразит, что все усвоенное он применить на отсталой земле просто не в состоянии. И в Магистериуме появляются новые преданные служители...
     - Позвольте, почему же Снольдеру не воспрепятствовали делать пулеметы и самолеты?
     - Потому что и пулеметы, и патроны к ним, и самолеты производят чуть ли не вручную, по штучке. Они дороже золота, и наладить сколько-нибудь массовое производство нет возможности. Зато налицо резкий технологический разрыв: в иных странах еще в ходу арбалеты, в другой - смастерили вооруженный легким орудием автомобиль. От чего возникают самые разнообразные коллизии, соперничество...
    - И что же ваше "во-вторых"?
     - Во-вторых... Во-вторых, никто не задумывается, что поток апейрона, на коем зиждется благополучие ларов, мо-жет и иссякнуть. Пока такие предположения не вышли из стадии тщательно засекреченных гипотез, но игнорировать их нельзя. Даже если это произойдет через сотни, тысячи лет, нужно подготовиться. Магия подчиняется, если подумать, тем же законам, что и солнечная активность, глобальные изменения климата... Как вам мои аргументы? И еще. Каких бы ошибок мы с вами ни натворили - лучше действовать ошибаясь, чем сохранять старый порядок вещей. Империя в нынешнем ее виде себя изжила.
    - А я-то считал вас вертопрахом... - сказал Сварог.
     - Многие до сих пор считают меня пустым авантюристом, и это мне только на руку... Что скажете?
     - Это серьезно, - сказал Сварог. - Весьма серьезно... А как нам быть с Князем Тьмы? С Горротом, наконец?
     - Не преувеличивайте ужас, исходящий от Князя Тьмы. А Горрот... Горрот на какое-то время может стать надеж-ным союзником и противовесом иным силам. Как и тот, чье имя вы произнесли с таким отвращением.
     - Бывают противовесы, с которыми лучше не связываться, - сказал Сварог. - Сунешь пальчики в рот - и не заме-тишь, как челюсти руку по плечо заграбастают...
     - В таком предприятии невозможно обойтись без риска. У вас, лорд Сварог, есть одно ценнейшее качество: на вас не действует...
    - Я знаю.
     - Ого! Они решились вам это рассказать?! Не ожидал от них, право... Но так даже лучше. Теперь вы понимаете, что станете равноправным партнером. А Делия... Ну почему она непременно должна остаться в живых после соверше-ния столь славного подвига?
    - Вам ее не жаль?
     - Вы пришелец, - сказал Орк. - Вы недавно здесь. Будь вы с раннего детства воспитаны, как лар, на многое смотрели бы иначе. Вы, собственно, юнец-лар. В юности мы все жалостливы и сентиментальны. Но став старше, осознаем: за время твоей жизни на земле сменится два десятка поколений, у нас еще не появится новой морщинки, а тысячи девушек, не менее очаровательных, чем Делия или Арталетта, превратятся в седых старух. Внизу живут быстро... Что вам Делия? Через тридцать лет вы ничуть не изменитесь, а она или ваша Мара... - улыбка Орка стала слегка напряженной. - И потом, вы - мой должник, лорд Сварог. Вы не знали? Навьи, которых вы спалили в поместье Мораг, были, строго говоря, не ее, а мои. Проба сил, легкая разминка. Вы мне помешали, уничтожив навьев и убив Гарпага, который мне еще пригодился бы...
    - А вы знаете, кому служили Мораг и Гарпаг?

Предыдущая страница    6    Следующая страница



Ищете фотографии интерьеров: подоконники из искусственного камня.

Окно в интерьере: акции пластиковые окна.

тренажеры Днепропетровск

tadalafil 10mg

Viagra without prescription

cialis kaufen

comprare cialis in italia

Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031



.
Copyright MyCorp © 2018