Суббота, 21.07.2018, 07:03

Приветствую Вас Гость | RSS
ФЭНТЕЗИ
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

МОИ КНИГИ

Русалки

Дракон

Призрак

Статистика
Rambler's Top100 Счетчик PR-CY.Rank

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


-5-

     - Можно. Это барон Гинкер, протектор [начальник полиции (города или провинции)] Равены. Работает на милорда Гаудина лет десять. Кстати, я его жду с минуты на минуту.
    - Что случилось? - спросил Сварог, ежась от неприятного холодка.
     - Не знаю. Никто не знает. Несколько дней назад в королевском дворце что-то произошло ночью. А утром на мес-те Делии оказалась... эта тварь. Король, насколько можно судить, ничего не замечает, как и все остальные, а судя по вашей реакции, и люди милорда Гаудина пребывали в неведении. Барон, это не двойник-человек. Она как две капли воды похожа на Делию, она вполне материальна, я сама касалась ее руки... Но это не человек, Гинкер клянется. С того утра она и близко не подходит к лошадям и собакам. Лошадей и собак не обмануть никакой магией, они почуют мгно-венно... Она перестала носить серебряные браслеты Делии, фамильные.
    - А что дворцовые маги? Их, насколько я знаю, двое при короле.
     - Один исчез бесследно. Второй держится так, словно ничего не произошло.
    - А любовник Делии, гланский лейтенант?
     - Исчез. Пропали еще человек десять - ликторы Делии и люди из дворцового караула.
    - А что говорят при дворе?
     - Ничего. Большинство и не подозревает о случившемся. А туманные слухи, бродившие среди меньшинства, очень быстро прекратились. Должно быть, оттого, что для них совершенно не было пищи. Глухо упоминалось о ночной драке - и на этом все кончилось. За годы правления нашего короля случались вещи и загадочнее - но всегда была кон-кретная информация. Сейчас же никто ничего не понимает...
    - Ваш барон Гинкер не пробовал деликатно намекнуть королю?
    Графиня молча взглянула на него.
     - Понятно, - сказал Сварог. - Жить барону еще не надоело... К кому король способен прислушаться?
     - Пожалуй, к официальному легату императрицы. Но это же нереально, как я поняла?
     - Совершенно, - сказал Сварог. - Кстати, я тоже нереален. Меня здесь нет. Я вам мерещусь.
     - Вот видите... Дела скверные, барон. Даже если все поголовно догадаются, что это не Делия, а неведомая не-чисть в ее облике, подавляющему большинству будет все равно. Кроме разве что искренних друзей - но их у Делии очень и очень мало, как и случается обычно с принцессами. Не столь уж важно, от кого получать милости и кому служи-ть, принцессе или оборотню. Понимаете? Лишь бы только была уверенность, что оборотень не исчезнет через неделю, а продержится долго. Или вы лучшего мнения о человечестве?
     - Ну что вы... - сказал Сварог угрюмо. - Кто за всем этим стоит? У вас нет предположений?
     - Ни малейших, - призналась графиня. - Случай настолько небывалый, что я поостереглась строить гипотезы... Ждала вас. Быть может, следует срочно связаться с милордом Гаудином?
     - Не получится, - сказал Сварог. - Нет у меня такой возможности. Едва я пересек ронерскую границу, все оборва-лось. Я действую в одиночку. Увы, не могу объяснить причин...
     - Помилуйте, догадаться нетрудно, - сказала графиня. - Вы ничем от нас не отличаетесь, уж простите. Интриги, козни, тайна... Все то же самое, господа, все то же самое... Эти слова обожает грустно изрекать мой наводящий тоску супруг, обнаружив у дверей моей спальни очередные сапоги. Все то же самое. Миссия ваша насквозь неофициальна, и ее следует держать в тайне от любого - ну что тут непонятного?
     Сварог задумчиво наклонил бутылку над своим бокалом, глядя на густое, багровое вино. Не получилось лихой прогулки. Неужели Гаудин не знал? А что он мог сделать, даже если бы знал?
    - Единственная надежда - король. Не так ли? - спросил он.
    - Да. Уж он-то любит Делию без памяти...
    - А нам осталась самая малость - раздобыть веские доказательства...
    - Самая малость, - с бледной улыбкой подтвердила графиня.
     Золотой колокольчик у входа звякнул. Графиня живо подбежала и распахнула дверь:
     - Барон, вы опоздали на три минуты! Если бы я назначила свидание в своей постели, вы и тогда опоздали бы?
     - Признаюсь с прискорбием - да, - поклонился вошедший. - Даже манящий образ вашей постели, милейшая Мар-гилена, не в силах победить безжалостную старость, прочно овладевшую вашим покорным слугой...
     Пожалуй, он кокетничал и прибеднялся. Это был пухлый лысый коротышка лет шестидесяти, слабый и неопасный на первый взгляд, но на щекастой физиономии Тентира [Тентир - персонаж старинной комедии масок - добрый дядюш-ка, глуповатый и безобидный чудак] холодно голубели колючие и внимательные глаза, а обманчиво вялые движения скрывали, похоже, недюжинную силу и проворство, вполне пригодные и для ублажения дам, и для схватки на мечах.
     - Барон Гинкер, - представился толстяк. - Имею несчастье заведовать одной из столичных полиций. Вы позволите узнать ваше очередное имя?
    - Барон Готар. Имя настоящее.
    - А это осмотрительно?
     - Пожалуй, да, - сказал Сварог. - Вообще-то у меня есть еще несколько имен...
    Гинкер цепко взглянул на него:
     - Я бы рискнул предположить, что среди ваших титулов отыщется и графский... Впрочем, это лишь предположе-ния, о которых я уже забыл. И другими вашими именами интересоваться не намерен. Могут подвесить на дыбу, знаете ли, и если сболтнешь что-нибудь ненароком, выйдет плохо и тебе, и людям. Императорский замок высоко, а пыточные гораздо ближе...
     - У вас же, насколько я знаю, пытка для дворян лет пятнадцать как отменена, - сказал Сварог.
     - Вы не обидитесь, если я рискну предположить, милейший барон, что в нашем окаянном ремесле вы - человек новый и неопытный? Нет? Отлично. Так вот, есть печальные прецеденты, когда пытка применяется ко всем без исклю-чения, без оглядки на вольности и привилегии. Наш случай к таковым как раз и принадлежит, ибо впрямую затрагивает короля, а следовательно, все мы прямехонько попадем либо в Королевский Кабинет, либо в Багряную Палату, каковые не связаны никакими установлениями, кроме воли монарха... При этой юной особе можно говорить непринужденно?
    - Да, - сказал Сварог.
     - Понятно. - Гинкер с непонятным выражением лица оглядел Мару. - Милочка моя, вы эту прекрасную фамильную вилку из парадного сервиза вертите просто так или готовы при нужде вогнать мне ее в глаз? Метнувши?
     - В сонную артерию, - сказала Мара. - Если в глаз, вы ж начнете вопить, хотя бы несколько секунд, а если в сон-ную - это мгновенно...
    И они вежливо раскланялись, созерцая друг друга не без уважения.
     - У вас очаровательная спутница, барон, - сообщил протектор. - Живая, непосредственная... Я краем уха слышал о любопытном учебном заведении, которое она, я полагаю, окончила. Мне не помешало бы нечто подобное, но вряд ли удастся преодолеть косность мышления министра полиции... Что вы знаете, барон? - спросил он, резко меняя тон.
    - Ровно столько, сколько известно графине.
     - Уже легче. Итак, суммируя и обобщая... Полагаю, уже можно примерно - подчеркиваю, примерно - набросать эскиз происшедшего. Мелкие, несущественные подробности я опущу. Около четырех часов ночи неподалеку от апарта-ментов принцессы Делии имело место некое оживление, переместившееся затем в старое крыло дворца, оттуда - к По-луденным воротам, по улицам Медников и Всех Добродетелей, вплоть до переулка Белошвеек, где то ли прекратилось, то ли удалилось в неизвестном направлении, изменив свой характер и суть. Это теоретическое описание. Практика же означает, что ночью группа неизвестных лиц попыталась ворваться в покои принцессы. Защищавшие ее ликторы и гланские гвардейцы Лохерварского полка вместе с принцессой и ее близким другом, лейтенантом вышеназванного пол-ка Данаби, с боем отступали к Полуденным воротам через старое крыло, теряя убитых, а возможно и раненых, которых нападавшие потом добили. Рискну предположить, что стража Полуденных ворот, по некоторым сведениям, оказалась на стороне Делии. Отступавшие, теряя людей, достигли переулка Белошвеек, где разыгралась последняя схватка, унесшая жизнь лейтенанта Данаби. Правда, свидетели, которых я имел глупость оставить на свободе, назавтра бес-следно исчезли... Дальше - неизвестность. Принцесса исчезла. Во дворце не было ни переполоха, ни общей тревоги. Девяносто девять человек из ста уверены, что ночью произошла пьяная драка меж гвардейцами соперничающих пол-ков. Король лично повелел сохранить все в тайне, дабы не выглядеть в глазах соседей варварами, способными учинить спьяну резню во дворце монарха. Родственникам убитых приказали держать язык за зубами. На месте Делии отныне - нечто. Вот и все, если вкратце. У вас, конечно, будут вопросы?
    - Вы совершенно уверены, что на месте принцессы - "нечто"?
    - Уверен.
    - Откуда вы это знаете?
    - Я предпочел бы не отвечать на этот вопрос.
     - Хорошо... - сказал Сварог. - Все равно я быстро смогу проверить и сам... Почему Делия и ее люди пробивались прочь из дворца? Надежнее и естественнее было бы забаррикадироваться в комнатах, дождаться, когда поднимется шум на весь дворец, сбежится стража... Почему она бежала из дворца любящего отца, где ей, теоретически рассуж-дая, ничто не могло грозить?
     - Эта загадка до сих пор мучает и меня, - признался протектор. - Невероятно нелогичный поступок, полностью противоречащий здравому смыслу и опыту телохранителей, гвардейцев. По-моему, существует одно-единственное объяснение: обстоятельства нападения были таковы, что пришлось действовать вопреки здравому смыслу. За преде-лами дворца было безопаснее, чем в нем. Но что они увидели, я не берусь гадать. Они могли броситься прочь из двор-ца, увидев короля, пришедшего во главе отряда убить дочь. Но король в ту ночь не покидал своей спальни, мне досто-верно известно... Быть может, гвардейцы увидели... неких существ... не принадлежащих нашему миру...
    - Для кого происшедшее может оказаться как нельзя более выгодным?
     - Для многих. Начиная от Снольдера, озабоченного позицией Делии, и кончая представителями двух-трех знатных родов, имеющих кое-какие права на престол. Однако я вновь осмелюсь увести ваши мысли на дорожку, ведущую в на-правлении иного мира... И снольдерская разведка, и мечтающие о троне потомки прежних династий - все это наше, че-ловеческое. Меж тем происшедшее попахивает древним, забытым чернокнижным искусством. Не случайно один из двух придворных магов исчез, а другой, по всему видно, перепуган насмерть. Нынешние наши маги - бледные тени древних. Предсказания погоды, заговоров и покушений, не более того. Здесь постарались на совесть и безжалостная поступь истории, и некоторые имперские департаменты... Нас, я бы ска-зал, очень старательно избавляли от высокого магического искусства, великодушно позволив прозябать кое-где по тихим углам жалким ремесленникам.
    - Вы полагаете, здесь замешаны... мы? - спросил Сварог прямо.
     - Не исключаю. О, разумеется, не официальные... инстанции. Иначе вы-то уж знали бы. Просто частные лица, преследующие частные цели... Хотя, по слухам, в Горроте еще не перевелись знатоки древнего искусства. Так что все возможно.
    - Арталетта?
     - Не думаю. Арталетта то ли вполне довольна своим нынешним положением, то ли попросту не рискнула бы за-тевать собственную игру. Я непременно знал бы. Кстати, она довольно косо поглядывает на новую Делию, возможно, чувствует что-то... И самое печальное - я не могу искать принцессу с помощью своих людей. Кто-то из моих мальчиков непременно работает на конкурентов, если до кого-нибудь из моих придворных соперников дойдут слухи... Ни одна из наших тайных служб - а их в Равене действует восемь - не получала приказа искать принцессу. Потому что принцесса жива, здорова и находится на прежнем месте. Зато... - он сделал паузу. - Зато настоящую Делию, сбиваясь с ног, ищут иностранцы. В определенных кругах наблюдается прямо-таки небывалое оживление. Даже те известные мне агенты сопредельных держав, кого я привык считать спокойными и серьезными людьми, словно рехнулись вдруг и носятся по столице как угорелые. Знаете, кого они все так старательно ищут? "Девушку, как две капли воды похожую на принцессу Делию". Эту девушку ищут снольдерцы, горротцы, гланцы, лоранскне шпионы, ганзейцы, даже люди небезызвестного герцога Орка. Такое впечатление, будто известие о происшедшем, оставшись тайной для нас, моментально распро-странилось среди соседей-соперников. Наши же службы, повторяю, еще ничего не знают обо всей этой суете - хотя че-рез пару дней непременно узнают. Единственная отечественная контора, участвующая в поисках, - канцелярия адми-рала Амонда.
    - Кто это?
     - Командир Синей Эскадры. Вероятно, он что-то пронюхал быстрее других. А это довольно удивительно - послед-ние пять лет он пребывал в опале, безвылазно сидел у себя в Джетараме и в столицу приезжал всего три раза. И тем не менее его люди ищут Делию не менее рьяно, чем, допустим, агенты снольдерского Морского бюро. Зрелище преза-бавное, несмотря на весь трагизм ситуации. Скоро одна половина населения столицы будет спрашивать другую: "Вы не видели девушку, как две капли воды похожую на принцессу Делию?" А это обязательно случится, как только весть о странных поисках дойдет до наших милых сыскарей... Во всем этом есть и хорошая сторона - тогда и у меня будут раз-вязаны руки, смогу на законном основании бросить на поиски всех своих прохиндеев. Вот только не опоздать бы...
    Сварог осторожно спросил:
    - Тысячу раз простите, но вы уверены, что...
     - Что меня не водят за нос? Что все именно так и обстоит? Любезный барон, я занял свой нынешний пост трид-цать лет назад, еще при старом короле. И пребываю в должности все эти годы, не видя пока что ни малейших призна-ков опалы. Это вам о чем-нибудь говорит?
    - Пожалуй...
     - Вообще-то я рискнул и послал нескольких своих людей... о нет, не на поиски. Им предстоит узнать, что кроется за стремлением иностранных шпионов отыскать девушку, как две капли воды похожую на принцессу Делию. Правда, это не многим отличается от поисков, по правде говоря, совсем не отличается. Но мои люди этого не знают. Что не мешает им работать со всем усердием... Больше всего я опасаюсь, что Делия оказалась хитрее всех нас, то есть - отыскала укрытие, сама мысль о котором нам и в голову не придет. Извечная проблема профессионалов и дилетантов. Профессионал, будь он семи пядей во лбу, давно загнал свой ум в некие шаблоны. А она - новичок. Мы, вполне воз-можно, по три раза на дню проходим в двух шагах от ее убежища...
     - Послушайте, я ведь тоже новичок, откровенно вам признаюсь, - сказал Сварог.
    - Ну да? Прекрасно. Попробуйте предложить версии...
    - Бежала за границу...
     - Было! Версия отработана во всех разновидностях. Не покидала она Равену, головой клянусь!
    - Она вовсе не покидала дворца...
    - Было. Покинула.
    - Скрывается в казармах гланской гвардии...
    - Было. Нет ее там.
     - Погибла... - с трудом выговорил Сварог. - Ночь, закоулки, бандиты...
    - Исключено. Она жива.
    - Во что она была одета, по крайней мере?
     - Мужской дворянский костюм. Шляпа и сапоги, понятно. При ней должен быть меч, два кинжала, ожерелье, несколько перстней. По крайней мере, именно этого недосчитываются. Но это еще ни о чем не говорит. Ожерелье могли украсть лакеи, а меч она могла кому-то подарить. Малоправдоподобно, и все же... Самое странное во всей этой истории - то, что принцесса, мало что знающая о внешнем мире, ухитрилась спрятаться столь надежно. Я вовсе не считаю ее тепличным цветком, но бытие принцессы - это жизнь, заключенная в строго очерченный круг определенных людей, знаний и опыта. Она не знает, как расплачиваться в лавках, не знает и цен, понятия не имеет, как остановить извозчика, отдать письмо на почту, кликнуть полицейского, отличить приличный квартал от подозрительного, получить комнату в гостинице, наконец, у нее никогда не было при себе денег... И все же она ухитрилась исчезнуть бесследно.
     - Есть еще одна версия, - сказал Сварог медленно. - Мне тяжело об этом говорить...
    - Князь Тьмы и его прихвостни? - моментально подхватил барон. - Мимо.
    - Почему?
    - Вы знаете, что такое гиман?
    - Нет, - сказал Сварог.
     - Это оберег. Обработанный в виде креста Единого, фигурки святого или просто отесанный камешек. Сделан он из камней хижины Круахана - одного из самых почитаемых в Глане святых отшельников, жившего в те полузабытые времена, когда наши предки относились к религии не столь равнодушно. У Данаби был гиман. И он его подарил Делии. Ее может убить обычным оружием любой бродяга, но ни сам Князь Тьмы, ни его многоликие прихвостни не смогут к ней и приблизиться. Маргилена, будьте серьезнее. Я старый человек и знаю, о чем говорю. Я знал человека, рискнувшего с гиманом на шее проникнуть на занятые Глазами Сатаны земли и вернуться оттуда невредимым...
     - Я вам верю, барон, - сказал Сварог. - Я очень хочу вам верить... Вы, конечно, проверили район, где она исчезла, этот самый переулок Белошвеек?
     - Конечно. Там побывали все. Вам когда-нибудь доводилось видеть оживленную улицу, где девять десятых про-хожих – тайные агенты и шпики, вышедшие на задание? Несмотря на всю серьезность ситуации, забавнейшее зрели-ще...
    - Остается одно, - сказала графиня. - Катакомбы под столицей.
     - Плохо верится, - сказал барон. - Те, что служат пристанищем всякому жулью, известны мне наперечет. Я бы знал, появись там принцесса. А отдаленные, на глубине, те, что молва полагает созданными еще до Шторма... Во-первых, никто не знает туда дороги. Во-вторых, там, где тысячи лет не ступала нога человека, могут поселиться другие жильцы... Возможно, человеку с гиманом на шее там безопасно, но и ему нужно что-то есть и пить... - Он вдруг повер-нулся к Маре. - А что думает наша юная соратница?
    - Я бы спряталась в публичном доме, - сказала Мара.
     - Неплохо. Там стали искать в последнюю очередь. Однако уже искали. В борделях. В бедных кварталах, где на-род простой и бесхитростный, - там со старинным рвением почитают трон, как нечто святое, и охотно спрятали бы коро-левскую дочку... Искали даже на дворцовой кухне... Увы, есть только одна ниточка. Покойный Данаби. Его сослуживцы написали в Глан. По тамошним обычаям, родственники по клану не мстят за убитых на войне или в честном поединке, но обязаны отомстить за убитого подло, коварно. Двое братьев Данаби, как мне удалось установить, плывут в Ронеро. Прибыв сюда, они примутся искать убийцу...
     - И будут искать год, - хмуро сказал Сварог. - Что ж, остается взглянуть на то, что обретается вместо Делии. Нам трудно будет попасть во дворец?
     - Днем - нет ничего проще, - сказала графиня. - Если нужно, я немедленно еду туда и беру вас с собой. Только одеться следует побогаче, понятно.
    - Черт, у меня же нет баронской короны...
     - Полтора года назад этикет слегка изменили, - сказала графиня. - Теперь корона нужна только на больших прие-мах. У вас есть другая одежда?
    - Конечно. Вот только... Что там обо мне подумают и за кого примут?
     - То есть как это - за кого? - удивилась графиня. - За моего нового любовника, естественно. А мой новый любов-ник - явление столь же обыкновенное, как полицейский на перекрестке. Мне случалось появляться во дворце и в сопро-вождении несравненно более экзотических личностей... Боюсь вас огорчить, но вы рядом со мной будете выглядеть скучнейшей деталью пейзажа. Я прикажу заложить коляску?
    - Приказывайте, - сказал Сварог.
     Графиня выпорхнула за дверь. Протектор поклонился Сварогу и степенно вышел следом. Избегая встречаться взглядом с Марой, Сварог потянулся к невесомой рюмке, но, испугавшись, что она разлетится в руке, подхватил бутыл-ку и с давней сноровкой сделал добрый глоток прямо из горлышка. В голове молниями вспыхивали лихие, фантасти-ческие планы - вот он с помощью уличного фонаря и местного аналога азбуки Морзе сообщает Гаудину о случившемся, вот он врывается в тронный зал и кричит королю: "Да ты присмотрись получше, кого пригрел на груди!" Потом он взял себя в руки и скрупулезно перебрал в памяти все, чему его научили, вернее, запихнули в голову это умение готовень-ким.
     Его обучили, как с помощью "третьего глаза" увидеть за внешним обликом подлинную сущность, присутствие чер-ной магии и нечистой силы, буде таковое имеет место. Обучили отводить глаза окружающим, так что тем казалось, буд-то Сварог стал невидимым или преспокойно уходит. Обучили лечить наложением рук раны от любого здешнего оружия - и даже смертельные, если приступить немедленно и у пациента не задет мозг. Обучили безошибочно распознавать, когда человек говорит правду, а когда лжет. Мгновенно освоить обращение с любым механическим агрегатом ("А вдруг понадобится удирать от погони на паровозе или, берем более прозаичный случай, чинить корабельную паровую маши-ну?" - сказал Брагерт. Гаудин сначала скептически покрутил головой, но, подумав, согласился). Чуять опасность – прав-да, представала она не в конкретном образе, а в неосязаемом виде грубо, остро входившего в сознание предчувствия беды. Неузнаваемо изменять свой облик и облик других - с помощью весьма нехитрой магии словно бы надевать маску (правда, следовало сторониться зеркал, беспощадно отражавших истинное лицо).
     Вот вместе и взятые по отдельности, эти хитрости и премудрости могли принести немалую пользу. При других обстоятельствах. Сейчас он был бессилен. Никто не предвидел, что ему понадобится умение отыскать в огромном городе надежно спрятавшегося человека...
     Посмотрел на Мару, искренне надеясь, что не выглядит очень уж беспомощно. Она ответила спокойным взгля-дом, чуть пожала плечами с бравым видом. Подавив мгновенно схлынувшую вспышку раздражения, Сварог спросил:
    - Тебе приходилось когда-нибудь терпеть поражение?
     - Ни разу, - улыбнулась она. - Впереди меня все разбегалось, а позади меня все рыдало...
    - А, ну да. Головой-то тебе работать не приходилось...
     - Это твоя задача, - спокойно ответила девчонка, и Сварог мысленно признал ее правоту. - Ну что тут беспо-коиться? Мы не потерпели еще поражения, потому что и не начинали работать.

6. ПОИСКИ НАЧИНАЮТСЯ

     Выйдя на крыльцо, Сварог поманил в сторонку того, самого задиристого и потрепанного прихлебателя:
    - Ну, что там обнаружилось?
     - Это был человек адмирала Амонда, ваша милость. Мы его вынудили назвать имя и место службы - не драться же с неизвестным... Служил в канцелярии Синей Эскадры.
     "Ничего не понимаю, - подумал Сварог. - Получается, этот опальный адмирал знал заранее о прибытии новых участников игры?!"
    - Лишнего не сболтнет? - спросил он.
     - Уже не сболтнет, - ухмыльнулся дворянин. - Мы ж его проткнули. С соблюдением всех традиций. Вызывали все по очереди, и на третьем дуэлянте, то бишь на мне, везение его кончилось. Полиция его уже увезла. Не будет никаких хлопот, все чисто. Благородному Доверу этот скот пропорол бок, хоть и неопасно для жизни, да неприятно...
     - Ладно, черт с ним, - сказал Сварог. - Вот вам на поправление нервов и лекаря для благородного Довера...
    Одернул пышный камзол, поправил шляпу, пробормотал:
    - Надев широкий бадагар, шпионы едут на бульвар...
     И сел в коляску рядом с графиней. Мара в новом платье чинно выпрямилась на переднем сиденье. Человек шесть прихлебателей верхами двинулись следом в качестве почетного эскорта. Черная закрытая карета протектора, запряженная четверкой, развернулась и умчалась в противоположную сторону.
    - Что собой представляет этот ваш барон? - спросил Сварог.
    - Неужели вы к нему не применили... должное искусство?
     - Применил. Во-первых, он мне не врал, а во-вторых, и в самом деле обладает кое-какими магическими способ-ностями, очень слабыми, правда. Но меня и ваше мнение интересует. Есть вещи, которые и с помощью магии сразу не откроешь...
     - Человек, сумевший тридцать лет продержаться на посту протектора. Этим кое-что сказано, не правда ли? Лет десять работает на милорда Гаудина. При известных обстоятельствах барон Гинкер, не сомневаюсь, способен продать даже вас. Но для этого еще должен отыскаться покупатель, которому вас можно продать безнаказанно, а такого поку-пателя я в окружающей реальности что-то пока не вижу... - фыркнула графиня. - Рассказать вам, как он придумал себе порок? В Равене есть роскошный особнячок, тихий притон для великосветских педиков. Так вот, милейший барон де-монстративно оказывает ему покровительство и бывает там что ни день. На самом деле он вовсе не педик и, вместо того чтобы предаваться срамным грехам, встречается там со своими шпиками. Зато все враги свято верят, что отыска-ли его уязвимое место - о чем не раз наушничали королю. Но его величество, знающий истинное положение дел, лишь посмеивается в усы... А настоящий грешок барона где-то укрыт. И никто не знает, какой. Но что-то есть, я уверена, и милорд Гаудин со мной соглашается, правда, даже ему не удалось отыскать следов...
    - Понятно.
     - И еще, - сказала графиня. - Он безоговорочно поставил на Делию, так что вывернется вон из кожи, чтобы ее отыскать, а еще лучше - оказаться ее единственным спасителем...
     Какое-то время они ехали молча, и Сварог с простительным провинциалу любопытством созерцал уличную тол-чею.
     - Графиня, что же вы их не приоденете? - спросил он, кивнув на гордо восседавших в седлах потертых вассалов.
     - Все равно пропьют и проиграют, мерзавцы, как их ни одевай, - безмятежно сказала графиня. - Что поделать - младшие сыновья дворян моего графства, приходится кормить-поить согласно древним традициям... Граф Леверлин даже как-то написал эпиграмму на того вон усатого, была дуэль...
    - Вы знаете Леверлина?! - оживился Сварог.
     - Ну естественно! Как я могу не знать члена столь старинной фамилии? Он часто бывает при дворе. А вот его отец - сущий затворник. Чудак и патриархальный оригинал. Не принимает дам, одетых по последней моде, помешан на традициях. У него в столице есть загородный дом - куда мне, как и многим, дорога закрыта. Вообразите, его супруга и дочки до сих пор носят платья старого фасона, бедняжки! Но Леверлин-младший... - она мечтательно прищурилась. - Это моя головная боль и беда. Его невозможно пленить, понимаете? Проведя со мной безумную ночь, он преспокой-нейшим образом исчезает на месяц. Поэт, что вы хотите... Я не могу сердиться на поэтов. - Она продекламировала нараспев:
    От череды непризнанных открытий - ознобом по спине.
    Что ж над бокалом вы молчите? Позвольте мне -
    за все, что нам когда-то снилось,
    да не сбылось.
    За все, что, как бы мы ни бились,
    не удалось.
    За то, что снегопадом шалым -
    печаль в лицо...
     - Между прочим, эти строки посвящены мне. Барон, вы когда-нибудь видели снегопад?
    - Приходилось.
    - Это красиво?
    - Иногда - очень.
     - Леверлин не раз бывал на Сильване, видел снег, а я вот никак не выберу времени...
    - Вы не знаете, он в Равене сейчас?
     - На прошлой неделе его видели в Ремиденуме, - сказала графиня. - Он недавно вернулся откуда-то с орденом Полярной Звезды, можете себе представить? Наместник прислал ему патент. Но Леверлин ничего не рассказывает, такой таинственный... Вы, случайно, не знаете, за что его могла наградить императрица? Ходят туманные слухи о ка-ком-то загадочном побоище в Харлане, но милорд Гаудин притворяется, будто ничего не знает... Где вы с Леверлином познакомились?
     - В Готаре, когда я там, выражаясь высоким стилем, водворял справедливость, - осторожно сказал Сварог. (Нуж-но же блюсти мужскую дружбу и солидарность, ей не следует знать, что бывают случаи, когда и Леверлина удается пленить - правда, не в переносном, а в самом прямом смысле...) - Графиня, у вас, часом, не сожалеют о прежнем баро-не? Насколько я знаю, он тоже бывал при дворе...
     - Да что вы! Жуткая была свинья. Он, приехав в Равену, только тем и занимался, что плодил новоиспеченных дворян за приличные денежки, и добро бы якшался с приличными людьми... Многие даже хотели вызвать его на дуэль, но ему удавалось как-то изворачиваться... Вам только спасибо скажут. Что это с вами?
    - Ничего, - сказал Сварог. - Красивая вывеска, верно?

Предыдущая страница    5    Следующая страница

Форма входа

Поиск

Расскажи о сайте
Понравился сайт - разместите ссылку на страницу нашего сайта в социальных сетях или блогах

 

Орки

Эльфийка

Дракон

Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031



.
Copyright MyCorp © 2018